Общество

Переживший крушение Costa Concordia: «Мы всерьез прощались друг с другом…»

17 января 2012 16:13 Анастасия Бычкова
версия для печати
Переживший крушение Costa Concordia: «Мы всерьез прощались друг с другом…»
Петербургский фотограф, ведущий телеканала «ВОТ!» Сергей Алфимов, которому с семьей довелось быть на борту севшего на мель лайнера Costa Concordia, в интервью MR7 поделился некоторыми впечатлениями от пережитого во время крушения.

О вещах

«Когда корабль накренился на левый борт, мы вышли из каюты, в чем были, не взяв с собой ничего. Мы не думали тогда, что назад уже не вернемся. Но, когда поняли, что ситуация серьезная, было уже не до оставленных вещей.

Я видел на палубе каких-то иностранцев с чемоданами, но это было очень нелепо. Если бы я даже успел взять чемодан, то потом, наверное, все равно выкинул бы за борт. Пришлось ведь и бегать, и по трапам лазить, и ползать, и карабкаться – какие там чемоданы!

Об интуиции

Я корабел по образованию. Может быть, это, а может, чисто человеческое чутье сразу подсказало мне, что надо спасаться. От момента, когда корабль впервые накренился, до того, как мы впервые сели в шлюпку, прошло полчаса, и за это время по рации дважды передавали сообщения о том, что «все под контролем».

Стоявшие в коридорах стюарды спокойно болтали друг с другом, рассказывали, что в их жизни бывали случаи и похуже, успокаивали людей: все нормально. Но ясно было, что все ненормально и надо выбираться. Не мы одни это поняли: когда поднялись на палубу к шлюпкам, народ там уже собирался.

Об экипаже Costa Concordia

Хуже всего вел себя обслуживающий персонал. Точно не знаю, кем они служили на судне, эти люди в фирменных желтых и красных спецкостюмах – они сломя голову бежали к шлюпкам, расталкивая пассажиров.

Матросы из экипажа, которых лично я видел, вели себя, наоборот, очень достойно: помогали людям садиться в шлюпки, и лишь когда все пассажиры были отправлены на берег, сами покинули борт.

А моя невестка, которой в итоге удалось попасть в одну из первых спущенных на воду шлюпок, говорит, что, причалив к берегу, она увидела там офицеров с корабля, видимо, прибывших на остров вместе с самыми первыми пассажирами.

О людях

По моим наблюдениям, людское поведение в экстремальной ситуации не зависит от национальности. Я видел истошно орущую итальянку и ее соотечественников, хладнокровно и организованно помогавших людям эвакуироваться. Когда нашу первую шлюпку перевернуло ударом о борт, все стали буквально по головам друг друга перебираться обратно на лайнер. В углу шлюпки застрял француз с маленьким ребенком на руках, он умолял помочь ему выбраться, но никто не хотел его слышать.

На острове, куда мы высадились, было три кафе. И вот что интересно и показательно: одно из них работало в обычном режиме, хозяин другого принял решение сделать скидку в 50% для потерпевших крушение на все блюда, а в третьем вообще кормили бесплатно. Люди везде разные, даже на одном маленьком острове.

Об ужасе

Мы отправились в круиз всемером, двумя семьями: я, жена, дети и мой брат с женой и ребенком. Спасались сперва все вместе, и в первую шлюпку нам удалось вместе сесть. Но, как я уже рассказывал, спустить ее на воду так и не удалось – она перевернулась, и нам пришлось перебираться назад на корабль.

Брат с невесткой и ребенком попали на другую палубу, ниже нашей, и в суматохе мы потеряли их из виду. Они потом рассказали, что, когда выбрались на палубу, корабль сильно накренило, и люди буквально посыпались, покатились вниз прямо по палубе. И… прикатились прямиком к шлюпке, в которую как раз шла посадка. Повезло, они спустились в эту шлюпку и более или менее благополучно добрались до берега.

Мы же остались и провели там еще часа четыре. Пока корабль все время кренился, спускать шлюпки было очень сложно: все качалось из стороны в сторону, палуба меняла угол наклона, приходилось передвигаться то по полу, то по стенкам. По воде от этих колыханий шли большие волны. Шлюпки могли перевернуться или разбиться о борт, поэтому приходилось ждать.

Пару раз были моменты, когда казалось, что мы не выберемся. Мы всерьез прощались друг с другом. Но потом все же понимали, что надо держаться. Думали над вариантом прыгнуть в воду и добраться до берега вплавь. При нас никто не прыгал. Конечно, это было очень рискованно, ведь вода ледяная. Но берег был совсем близко, поэтому в конце концов, может быть, удалось бы спастись и так.

Но постепенно лайнер погружался в воду и потом окончательно сел правым бортом на скалу. Колыхания тогда прекратились. Крен был такой большой, что борт окончательно стал полом. Мы сидели на нем, в полнейшей темноте, с нами – еще человек 40 пассажиров и несколько матросов.

Наконец, спасательные шлюпки стали подходить к борту и принимать людей. Мы сели в одну из них.

О детях

Для них это было далеко не первое путешествие, мы два раза в год куда-нибудь ездим, хотя в круиз на лайнере они отправились впервые.

Никите 15 лет, Даниэлле – 17. Они молодцы, вели себя спокойно, послушно, адекватно, делали все, что требовалось в каждой конкретной ситуации. Никита вообще прирожденный спасатель, однажды в жизни уже была ситуация, когда он буквально спас человеку жизнь.

И в этот раз он проявлял активность – помогал всех собрать, организовать, оказать помощь тем, кто в ней нуждался. Немного простудился, но это не удивительно - несколько часов провел в легкой одежде на палубе при температуре около 5 градусов. Но ничего, поправляется.

В конечном итоге они оба воспринимают произошедшее на лайнере как большое приключение, ничего не боятся и не собираются в будущем отказываться от путешествий.

О посольстве и МИДе

Представителей российского посольства мы увидели спустя 20 часов после аварии. Фактически это мы сами их туда позвали, с трудом дозвонившись по телефонам, которые удалось найти, и даже с тех пор, как дозвонились и позвали, они появились часов через пять, хотя ехать от Рима им было не больше полутора часов. К этому времени посольские службы других государств уже давно забрали своих сограждан.

Но и после появления наших представителей реальной помощи от них не было почти никакой – все за них сделали итальянцы.

Единственной помощью стало оформление документов, но и оно проходило безобразно долго и неорганизованно.

О дальнейшем

Я фотограф, на корабле осталась моя камера, три объектива и другая техника. Мало того, что эта аппаратура стоит больших денег, я без нее не имею возможности зарабатывать на жизнь.

Поэтому вопрос о компенсациях ущерба от этой аварии для меня чрезвычайно актуален. Пока он «висит в воздухе». Как именно и сколь долго придется добиваться выплаты этих компенсаций, я пока не знаю».
 

*  *  *
Напомним, ранее, в первые два дня после аварии, Сергей Алфимов рассказывал о том, как все произошло, по SMS своему коллеге, ведущему телеканала «ВОТ!» Алексею Лушникову:

Сергей и его семья вернулись в Петербург поздно вечером в понедельник, 16 января, в числе первой группы петербуржцев, переживших крушение Costa Concordia.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 152

Все опросы…