Общество

Ученые Петербурга на пороге создания криоиглы, способной убивать рак

26 апреля 2012 11:28 МР
версия для печати
Ученые Петербурга на пороге создания криоиглы, способной убивать рак Фото: ИТАР-ТАСС
Ученые Петербурга на пороге создания криоиглы, способной замораживать и убивать рак без операции. Аппараты-криодеструкторы с жидким азотом при температуре до минус 196 градусов, используются успешно и давно. Но что делать, если новообразование находится в труднодоступном месте? В Израиле, Китае и США применяют криозонды, а проще сказать – криоиглы, подающие в нужное место хладоагент. В России таких нет. Но скоро будут.

Интервью с директором Международного института криомедицины, профессором Георгием Прохоровым прервали: к нему пришла пациентка с базалиомой на руке (разновидность рака кожи). Доктор взглянул на руку, успокоительно сказал пациентке: «Вылечим» и коротко ассистенту: «Включите в план операций».

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «доктор Прохоров»
  • Фоторепортаж: «доктор Прохоров»
  • Фоторепортаж: «доктор Прохоров»
  • Фоторепортаж: «доктор Прохоров»
  • Фоторепортаж: «доктор Прохоров»

Потом директор показал фото бабушки лет 80-ти с огромной злокачественной опухолью на виске: «Не брали в стационары. Пришлось лечить амбулаторно. После 5 циклов криодеструкции ушла с выздоровлением и здоровой кожей».

Аппараты-криодеструкторы с жидким азотом при температуре до минус 196 градусов, используются успешно и давно – ими лечат опухоли, кожный заболевания, тонзиллиты, косметические дефекты. Но что делать, если новообразование находится в труднодоступном месте головного или спинного мозга, опухоль небольшая, но болит, мучает? А операцию человек не перенесет?

В Израиле, Китае и США применяют криозонды, а проще сказать – криоиглы, подающие в нужное место хладоагент. Игла длиной 20 сантиметров и диаметром 1-3 миллиметра попадет в любую точку тела. В России таких нет.

«В Китае такие операции делает врач, сидя за столом и попивая чашечку кофе, - рассказывает доктор. - Он на экране обозначает контур опухоли и безопасное направление для введения криозонда. Все остальное делает машина. Вдоль операционного стола движется робот-манипулятор, в течение секунды он вводит иголку в нужное место. Я спрашиваю у китайца – как вы это купили, ведь я знаю, что это очень дорого. Он ответил: «Партия сказала – если метод эффективен, разговор о цене неэтичен». Там производство таких криосистем - государственная программа, этим оборудованием планируют оснастить все онкоцентры. А у нас, хирургов, сердце переворачивается, когда приходится делать калечащую операцию при раке молочной железы. Пациентка при выписке  говорит: «Спасибо», и нам становится стыдно за такую медицину».

Профессор Георгий Прохоров поставил своей целью разработку органосохраняющей тактики на основе криогенного лечения опухолей. Для этого необходимо сделать отечественную малоинвазивную криотерапевтическую систему - МКС. Нет, конечно, можно покупать иностранные – базовый комплект оборудования стоит более 400 тысяч евро, на одну операцию нужно 4 баллона аргона с чистотой 99,99 – чистый газ. Дорого, да еще и пойди найди. Каждый зонд-игла одноразовый и стоит около 3 тысяч евро, а иногда на одну операцию надо 10  таких зондов. Приезд обслуживающего мастера – 5 тысяч евро.

Прохоров хочет сделать систему не на дорогом и редком аргоне, а на жидком азоте, и не с одноразовыми иглами – а с многоразовыми. Если запустить производство в России, лечение будет в разы дешевле, убежден он.

Свой проект «Новые криогенные технологии в медицине»  институт криомедицины направил в фонд «Сколково», а в феврале получил статус участника «Сколково» (он дает налоговые льготы). Подали заявку на «сколковский» грант, но ответа все нет.

А сейчас профессор взял отпуск, чтобы, как сам шутит, «бегать с трубочками». Криосистема – это сложный аппарат с множеством высокотехнологичных устройств, создать которые могут только редкие мастера. Скажем, чтобы найти специалиста, способного изготовить капиллярные трубки с микронной точностью, а потом соединить их лазерной сваркой вакуумно-плотным швом, он обошел семь предприятий.

И нашел. На улице Чугунной в «МедСпецТруб» инженера Гасанова Микаила Ильяс-оглы, на Гидротехнической улице – Марксэна Петровича Ларина и на проспекте Энгельса -  старого мастера Александра Лазаревича Косюка. Каждый в своей специальности творит чудеса.

«Так и бегаю от одного аксакала к другому, сварим 2-3 трубочки, испытываем, затем кладем следующий шов. Каждый раз надо ждать, когда освободится оборудование, а если брак – все начинать с начала. Есть уже работающие стендовые модели, но до идеала пока не дошли. Мастеров мало, технологии утеряны» - сетует Прохоров.

А еще досаднее ему – когда уйдут эти дедушки, кто встанет им на замену? По мере продвижения к цели трудностей становится все больше, и уже термоизмерительный комплекс делают в Томске, термоизоляционное покрытие - в Перми…

Есть и другие проблемы внедрения криохирургии. Особенность криометода в том, что опухоль после криогенного разрушения оставляют в организме. В процессе рассасывания опухолевой ткани в организме начинается выработка антител к антигенам опухоли, концентрация их возрастает в тысячи раз, иммунная система начинает сама уничтожать раковые клетки.

Впервые это явление заметили в Японии,  в США продолжаются серьезные исследования в институте криоиммунологии. Большинству хирургов пока сложно принять такой метод. Сегодня медицина может многое, накоплен большой опыт, есть и общепринятые стандарты лечения. 

«В медицине не должно быть революций, но двигаться вперед нужно. Нужно работать, несмотря на безразличие могущих, безденежье и непонимание. Иначе снова окажемся дураками, покупающими у США за огромные деньги то, что должно сделать самим» - говорит профессор Прохоров и снова погружается в свою работу.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 894

Все опросы…