Общество

Илья Бояшов: День Победы скоро забудут, как Бородино и гусар

4 мая 2012 13:59 Евгений Бабушкин
версия для печати
На экраны Петербурга вышел новый фильм Карена Шахназарова "Белый тигр" - задумчивую драму о противостоянии неуязвимого немецкого танка и простого русского танкиста Ивана сняли за 10 миллионов долларов. Последнее слово за кинокритиками, но уже ясно, что картина вышла лучше, чем михалковская "Цитадель" - странный подарок ветеранам к прошлому Дню Победы. На вопросы "Моего района" ответил петербургский писатель и историк Илья Бояшов - автор мистической повести "Танкист, или "Белый тигр", по которой и снят фильм.
Илья Бояшов: День Победы скоро забудут, как Бородино и гусар Фото: shuum.ru

— Илья Владимирович, вам, наверно, надоели такие вопросы, но все же: о чем ваша книга?

— О духах войны. Если вызвали демона войны, то и получайте в ответ демона. Посеешь ветер — пожнешь бурю. Немцам суждено было пожать бурю, которая их почти испепелила. Это первое. И второе — если есть зло, то ему всегда противостоит добро, иногда с кулаками или на бронированной машине. Эта идея не нова. Источники романа — и Библия, и Мелвилл, и есть еще такой замечательный писатель Короткевич, автор романа "Дикая охота короля Стаха". Прочитайте! Изумительная книга.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «фильм Белый тигр»
  • Фоторепортаж: «фильм Белый тигр»
  • Фоторепортаж: «фильм Белый тигр»
  • Фоторепортаж: «фильм Белый тигр»
  • Фоторепортаж: «фильм Белый тигр»
  • Фоторепортаж: «фильм Белый тигр»
  • Фоторепортаж: «фильм Белый тигр»
  • Фоторепортаж: «фильм Белый тигр»
  • Фоторепортаж: «фильм Белый тигр»
  • Фоторепортаж: «фильм Белый тигр»
  • Фоторепортаж: «фильм Белый тигр»
  • Фоторепортаж: «фильм Белый тигр»
  • Фоторепортаж: «фильм Белый тигр»
  • Фоторепортаж: «фильм Белый тигр»

— А фильм Шахназарова? Понравилась режиссерская интерпретация?

— Шахназаров мастер. Настоящий художник. На мой взгляд, он решил поставленные задачи. Впрочем, американское кино приучило нас к быстрой смене кадров, так что человек не успевает остановить свой взгляд на травинке, на былинке. Ему дается ритм, за пределы которого не выйти. Неудивительно: многие американские фильмы не блещут глубиной, поэтому зрителя чрезвычайно важно держать в напряжении... Они приучили целое поколение к экшену, не знаю, хорошо это или плохо, но Шахназаров другой. Он нарочно медлителен, медитативен, идет обратно, к Тарковскому. Сокуров тем же самым занимается. И у него всякая деталь продумана, даже то, что на заднем плане. К тому же Шахназаров мистический режиссер, так что мой роман для него — настоящий подарок.

— А вам вообще нравится, что снимают и снимали в России о войне?

— Понимаете, вот были наши фильмы, традиционные, канонические, "Летят журавли" или "Баллада о солдате", прекрасные фильмы, но они одну только сторону показывали. А потом появились первые попытки осмыслить войну на отдалении, на фоне мифов, символов. Вроде "Восхождения" Ларисы Шепитько. Символический, христианский фильм, с восхождением на Голгофу, потрясающее кино. А потом был фильм "Иди и смотри" Элема Климова — жесткий удар по тем тенденциям, которые пытались войну причесать, сделать белой и пушистой. Нет, война была жесточайшим действом! Она была кровавой, свирепой, ужасной!

— А потом появились Никита Михалков и компания со своими историческими блокбастерами...

— Это совершенно естественная попытка разобраться, что же произошло на самом деле 60 лет назад, разобраться в трагедии. Долгое время многие события оставались в тени. Не потому, что советское время было такое уж плохое, а просто были закрыты архивы, да и большое видится на расстоянии. Неудивительно, что у мыслящих людей нового поколения возникло желание переосмыслить события войны, не ударяясь в ура-патриотизм, но и ничего не очерняя. Найти некую правду в том, что случилось.

— А разве вместо правды не был создан новый миф?

— История, она всегда субъективна — история это миф и есть. Любая история. Даже если она обладает огромным количеством источников. История — служанка государства, что у нас, что в Америке, что в Германии. Это не плохо и не хорошо, это данность. Тут важен, как сказали бы китайцы, срединный путь: легко из одной крайности в другую впасть, шарахнуться. Что у нас часто и наблюдается. Но Шахназаров не таков. В конце фильма "Белый тигр"есть очень сильный момент: диалог с Гитлером у камина. Гитлер не скрывает своего зла. Но он говорит, что его не за что судить: он просто воплотил то, о чем мечтали европейцы, воплотил мечту обывателя.

— Вы следите за тем, как меняется празднование Дня Победы? Как из года в год его празднуют все пышней, но все бессмысленней?

— День Победы — это день скорби, день поминовения, день празднования над злом. Но государство пытается поставить его себе на службу. Мне кажется, государству надо бы выбрать какой-то другой праздник для решения своих идеологических задач... Вот, например, 12 апреля — день выхода Гагарина в космос. Почему бы не сделать такой праздник всенародным? Он устремлен в будущее, а война осталась в прошлом. Государство, используя День Победы в своих идеологических целях, добьется обратного.

— Все равно ведь о войне забудут... Уже забывают.

— День Победы должен остаться в народной памяти как воспоминание о зле, реальном зле. Но история неумолима, она будет идти вперед, все это станет легендой, как легендой стала война 1812 года. Это была страшнейшая трагедия, которую долгое время не могли забыть, когда Европа прошлась паровым катком по центральной России. В разоренных губерниях — Смоленской, например — так и не поднялась численность населения. Это была страшная катастрофа, но она в прошлом, а сейчас это "Гусарская баллада" с поручиком Ржевским, разноцветные полки, нечто бутафорское. Великая Отечественная война так же будет уходить из памяти поколений. Да, она будет закрепляться на мифах и легендах, становится все более другой. 20 лет назад я начинал преподавать, войне в учебниках отводилось пять глав, сейчас три, не удивлюсь, если вскоре останется одна глава. Все короче, короче и короче. Лишь историки будут знать подробности.

— Вы часто говорите, что вы никакой не писатель, а историк. При этом утверждаете, что история — не наука.

— Это искусство. Наука оперирует точными вещами. Химик знает, что получится, если одно вещество смешать с другим. А история строится на мифах и на документах, которые иногда вообще не имеют к ней отношения. Давайте попробуем историю банка изучать по документам банка. Это же смешно. История банка — это партии в гольф, тихие разговоры... А в документах пишут совсем другое. К тому же над историей главенствует идеология — любой факт можно преподнести так или эдак.

— Сами вы подчеркнуто внеидеологичны, аполитичны...

— Стараюсь держать дистанцию. Не то что бы мне неинтересна политика, вовсе нет, но дистанция — мой осознанный выбор как историка и человека. Я человек горячий, и ничего хорошего не выйдет, если я встану на чью-то сторону.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 848

Все опросы…