Общество

В Петербурге снова пропадают дети, но маньяк не виноват

14 мая 2012 14:05 Евгений Бабушкин
версия для печати
После майских праздников в Петербурге снова начали пропадать дети, причем десятками. Нет, в городе не появился новый, особенно изощренный маньяк-педофил. Пропавшие дети редко, едва ли в 10% случаев становятся жертвами уголовников. Причина прозаичней и страшней: дети бегут.
В Петербурге снова пропадают дети, но маньяк не виноват

В Петербурге пропал ребенок…  В Ленинградской области разыскивается подросток…   Ушел из дома и не вернулся…  Был одет…  Рост средний, вес средний… И так далее. Сообщения о пропавших детях  появляются каждую неделю, но в мае Петербург накрыла настоящая эпидемия детских исчезновений. Впрочем, плохо было всегда.

"Статистика по пропавшим детям в Петербурге очень печальная, – говорит Светлана Агапитова, петербургский уполномоченный по правам ребенка. – За 2011 год пропало 922 человека, 458 – из семей, остальные из детских домов и сиротских учреждений. На самом деле пропавших несколько меньше, потому что многие бегут по пять, по шесть раз. Но по итогам 2011 года 72 ребенка у нас по-прежнему числятся  без вести.  Чаще всего бегут в переходном возрасте. Даже если семья благополучная. Родители просто не участвуют в жизни детей,  не разговаривают с ними, и достаточно небольшого конфликта   – из-за одежды или неубранной комнаты, – чтобы подростку захотелось заявить о себе.   Слава Богу, многие просто  уходят к друзьям-знакомым. Но бывали случаи, когда уезжали в другие регионы". 

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Пропавшие дети»
  • Фоторепортаж: «Пропавшие дети»
  • Фоторепортаж: «Пропавшие дети»
  • Фоторепортаж: «Пропавшие дети»
  • Фоторепортаж: «Пропавшие дети»

В апреле наступило затишье – это значит, заявления о пропаже поступали не чаще двух раз в день, – но как только закончились долгие майские праздники,  дети вновь начали пропадать.  Ниже – не все, а только самые громкие случаи.

9 мая, Выборгский район. Шестиклассница Богдана Купецкая пошла "погулять с друзьями"  и не вернулась.  Судя по фото и полицейским ориентировкам, Богдана – девушка модная,  готическая: пирсинг, лиловые волосы, трикотажное пальто с капюшоном, клетчатые кеды –  есть вероятность, она что просто "зависла" где-нибудь с друзьями. А если нет?

10 мая, вновь Выборгский район.  14-летняя  ученица школы №487 тоже пошла с погулять друзьями –   и не вернулась.  В полицию позвонила заплаканная бабушка.

10 мая, Сосновый Бор. 11-летняя Ольга Д. ушла из дома после ссоры с опекуншей. "Раньше она была послушной и без разрешения не уходила надолго", – захлебывается слезами наивная женщина. Естественно, ведь раньше она была ребенок,  а теперь подросток, причем рано развившийся – на вид Ольге 14 лет, а росту в ней целых 162 сантиметра. 

10 мая, Красносельский район. Пропал ученик 7 класса – сообщил маме, что возвращается из школы на Авангардной улице и больше на связь не выходил.

11 мая, Приморский район. Ушла из школы и не пришла домой ученица 3 класса  Катя Брошихина – ее отец, 34-летний сантехник, утверждал, что такое не в первый раз. Ребенок нашелся на следующий день. Но это все-таки счастливое исключение.

"Удачный поиск занимает пару часов, – говорит Наталья Данилевич, руководитель волонтерской организации "Питер-Поиск"  – Но чаще приходится искать сутками и неделями, а иногда  –  месяцами. Если исчезает маленький ребенок  – причины в основном криминальные. Ребята постарше уходят сами: ссора с родителями, проблемы в школе.  Из детских домов часто бегут к маме с папой,   лишенным родительских прав.  Бывает, что уходят за компанию.   Есть еще такие бегунки – не хочется называть их рецидивистами, потому что рецидивисты содержатся в другом месте…  Самый известный наш бегунок  – Даша Богданова, она заходит в детский дом на пару дней переодеться и снова уходит.  По-моему, это происходит уже пятый раз.  И, кстати, к вопросу о работе правоохранительных органов – до последнего времени на сайте ГУВД была Дашина фотография трехлетней давности…"

Детские дома – отдельная история. Бегут оттуда в сотни раз чаще, чем из семьи, хотя в асболютных цифрах получается примерно 50 на 50.  1 мая пропало сразу три ребенка – все ушли из спецшколы на улице Аккуратова, 11. Дима Стрекаловский, 14 лет. Дима Грабенко, 14 лет. И  Сергей Бескоровайный – очевидно, именно он и был заводилой: судя по данным ориентировки, он  выше своих товарищей на 20 сантиметров и старше на год. В тот же день покинула детский дом Наталья Иванова – почти 16 лет, уже не ребенок, да и на фото–    крупная девушка со взрослым взглядом. Особые приметы: гипс до колена и сломанная рука. Видимо, Наташе было так плохо в "Выборгском детском доме "Родничок", что она готова была уйти на свободу даже на серых пластиковых костылях – они тоже попали в список особых примет.

"Тот, кто в 15 лет убежал из дома, вряд ли поймет того, кто учился в спецшколе", – пел Виктор Цой, который, кстати, сбежал, и именно что в 15 лет. Нередко побег становится нормальным этапом подростковой самореализации.  Однако если это единственная возможность заявить о себе –  грош цена такому обществу.  

"Причин, что в Петербурге пропадают дети, довольно много, но у меня на все один ответ: систему менять надо,  – говорит криминолог Яков Гилинский.  – Первая причина – полиция в ус не дует. Вторая – родители не смотрят за детьми. Третья  –  алкоголизация,  родители постоянно пьют.  Четвертая, очень важная – бедность:  родители не пьют, а вкалывают круглосуточно, а последствия те же самые.  Пятая причина – досуг не обеспечен. Бегут, конечно, не со скуки, но самоутверждение очень важная потребность в принципе, особенно для подростков, а утверждаться им негде. Где всевозможные секции, кружки, любительские объединения?   Нет их. Но самое главное – не школа и не кружки, а семья:  доверительные отношения, внимание к тому, чем дети живут".

Майская эпидемия пропаж, по всей видимости, вызвана причиной номер три: праздники, они же –  затяжная всероссийская попойка. Петербургские родители и так не особо ласковы с детьми, а после лошадиных доз алкоголя становятся особенно жестоки. Однако не стоит валить все на водку: одна причина приумножает другую, все работают одновременно, а результат - страшные цифры официальной статистики. 

По данным Следственного комитета каждый год в России пропадает 15 тысяч детей. Из них, напомним, более 900 – в Петербурге. И примерно десятая часть пропадает навсегда. "Мой район" публикует несколько фото подростков, исчезнувших с начала мая. Возможно, это хоть как-то поможет. 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 156

Все опросы…