Город

Сделай сам: как петербуржцы благоустраивают свои дворы (фото)

29 мая 2012 10:55 Анастасия Гавриэлова
версия для печати
"Мой район" нашел лучшие дворы Петербурга и спросил людей, которые их сделали такими, какой ценой им это удалось.
Сделай сам: как петербуржцы благоустраивают свои дворы (фото) Фото: Сергей Николаев, МР

Скульптор Алексей Сергиенко установил в своем подъезде на Казанской, 12, железное дерево. Влюбленные парочки могут вешать на ветки замки, а те, кто еще не нашел половинку – ленточку. Скульптуру можно увидеть, позвонив в дверь – консьержка оценивает адекватность пары и открывает дверь. Дерево стоит в подъезде потому, что для установки во дворе пришлось бы собирать кучу бумажек. Да и неизвестно, сколько бы оно там простояло.

«МР» проследил судьбу самых интересных дворов города, чтобы проверить, может ли благоустройство выжить в обычном питерском дворе.
 
Сфинксы Петра Петровича
 
За пять лет Петр Люленов (академик Петербургского отделения международной славянской академии) сделал из своего двора на Гражданском проспекте, 40, сквер с фонтаном, скульптурами, дорожками, клумбами, деревьями и сфинксом. Все лето он проводит, пропалывая цветочные клумбы под Моцарта и Бетховена. Когда приходит время обедать, жена звонит с балкона в колокольчик, и пока Петр Петрович ест, приглядывает за садом - чтоб ничего не унесли. 
 
Что сделал сам:
Своими руками Петр Люленов посадил во дворе около 100 деревьев, многие - в честь соседских детей, это мотивирует их ухаживать за «своими» деревьями. Высадил кусты, цветы, засеял газон. Построил фонтан, установил систему циркуляции (воду – примерно 300 литров - носит из собственной квартиры). Выложил дорожки песком, валунами, плиткой.
 

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
  • Фоторепортаж: «Дворы Петербурга»
 
Кто чем помогал:
Муниципалитет установил чугунный заборчик вокруг всего сквера и отбил «атаки» жителей-автомобилистов, требующих устроить парковку на месте сквера. Сотрудники Жилкомсервиса помогают ухаживать за сквером и бороться с уборочной техникой, которая ломает кусты и деревья. Предоставили Петру Петровичу подвал для хранения цветов – летом он прячет здесь особо ценные цветы в горшках и скульптуры. «Все дети до 5 лет – мои детишки, они мне помогают. Все взрослые – в стане врага», - говорит Петр Петрович.
 
Кто что сломал:
Техника. Первый враг у Петра Петровича – это уборочная техника. Зимой она скидывает снег на газоны, ломая кусты и молодые деревья. В этом году «жертвами» уборки пали 9 деревьев и пять метров кустарника. Взрослые. «Есть мамы – ненавистники цветов, - рассказывает Петр Петрович. – Они мне говорят: уберите свои цветы с детской площадки – они мешают детям играть. Дети это слышат, и для них это становится как рекомендация. И вот эти дети врываются в садик и под Моцарта начинают рвать папоротники, тюльпаны, топтать газон».
 
Воры. Прошлым летом два раза на сад покушались воры. Один раз местные жители погрузили скульптуры и цветы в машину, чтобы увезти на дачу. Люленов вызвал полицию. «Мне повезло – на радостях муж с женой выпили и уснули. А утром уже к ним постучались следователи», - рассказывает он. Второй раз сфинкса попытался унести 23-летний молодой человек. 
 
Вандалы. Зимой неизвестные отломали сфинксу бронзовые детали. 
 
Водители. Автомобилисты считают Петра Люленова захватчиком территории.
 
Что будет после меня: «Если я исчезну – через неделю тут все растащат. А передать хозяйство некому», - говорит 70-летний болгарин, проживающий в Петербурге.
 
Дворик сантехника Мухина
 
Сергей Мухин благоустроил свой двор в Тургеневском переулке, 3, чтобы было где гулять с сыном, который как раз только пошел. Начал с дома: покрасил подъезд, осушил подвал, поставил стеклянную дверь в подъезд. Сейчас сыну 24 года, а во дворе: фонтан, дорожки, деревья, клумбы и кусты. Сергей работает сантехником в Эрмитаже. Так называемый собачий двор при музее, закрытый для публики, – тоже его произведение. Территория украшена списанной сантехникой - из унитаза бьет фонтан, из раковины растут цветы. Муниципалы наградили Сергея значком почетного жителя Нарвского округа. Его двор несколько раз выигрывал городские и районные конкурсы.
 
Что сделал сам: фонтан. Сергей сделал чашу фонтана из бетона, провел коммуникации и летом подключает воду. Зимой в фонтане ставится елка, деревья украшаются гирляндами, игрушки приносят жители. Летом рядом ставят теннисный стол. Починил и покрасил скамейки. Сделал дорожки и альпийскую горку, посадил деревья, кусты. Вырыл пруд, который зимой превращается в каток.
 
Кто чем помогал: районная администрация. После того как Сергей построил фонтан, власти решили выставить двор на городской конкурс. Для этого отремонтировали фасады, огородили газоны, посыпали дорожки гравием, построили спортивную площадку. Муниципалы. Организуют летом трудовой лагерь, и школьники за небольшую плату помогают по двору - красят скамейки, пропалывают газоны.
 
Кто что сломал: спецтехника. «Зачем кусты переломали? - возмущается Сергей. -  Это кусты спиреи – я привез три корешка из Константиновского дворца, они разрослись. Теперь у меня корешки даже муниципалы берут – себе на дачу или еще куда». 
Студенты. Рядом расположен Петровский колледж. Студенты во время «окон»  повадились бегать в мухинский двор – пить пиво. Жители возмутились. На спортивной площадке появилась табличка «Студентам запрещается бывать около фонтана в течение учебного дня». А потом двор вообще закрыли, оставив только один замаскированный вход.
 
Что будет после меня: Сергей будет баллотироваться в муниципалитет: «Это власть жителей». Он считает, что если бросит свой двор, там будет разруха.
 
Дворик дога Рамзеса 
 
Дворик Рамзеса – это сказочный мир, построенный руками Аркадия Канцепольского  посреди серых «хрущоб» на улице Зины Портновой, 8. Аркадий – артист балета, чечеточник, собаковод и просто неравнодушный человек. Сначала он сделал санки для своих детей – огромный дог Рамзес катал зимой дочь Марину Канцепольскую, племянника. Жена Аркадия – артистка цирка – шила для коляски украшения. Постепенно она стала местной достопримечательностью и была больше похожа на маленькую карету. Кататься хотели все соседские дети.
 
Чтобы хранить сани летом, Аркадий построил во дворе пряничный домик-сарай. Провел в домик электричество, поставил проигрыватель, сделал светомузыку, фонари, начал фотографировать детей с догом. Чтобы дети не скучали, Аркадий построил маленький кинотеатр, в котором показывал детям диафильмы. Здесь работала «Почта Рамзеса» - дети писали письма догу, рисовали рисунки. Дети приходили с дневниками – собака катала их за хорошие оценки. За 20 лет во дворе сменилось три Рамзеса. «Все держалось на Рамзесе.
Площадок в городе много, а «своих» собак – нет», - рассказывает Марина Канцепольская, дочь Аркадия.
 
Что сделал сам: В детском городке был замок, фигуры животных, кинотеатр, туалет, скамейки, ограждения, фонтан, колодец, мельница, карусели, избушка на курьих ножках.
 
Кто чем помогал: Жилкомсервис. Дворник прибирался во дворе. 
Сосед помогал Аркадию строить и поддерживать городок. Дворик дога Рамзеса был одной из станций сообщества «Бегущий город». Молодежь проводила здесь субботники, поддерживая память о площадке.
 
Кто что сломал: После того как Аркадий Канцепольский умер, площадка быстро пришла в запустение. По словам Марины, молодой человек из соседнего дома пытался сохранить то, что было – ремонтировал, красил, но постепенно все растащили: «Он даже дежурил по ночам с битой во дворике, но это не помогло».
Кто-то поджег самый первый домик – Станцию Дога Рамзеса. На площадке собирались подростки, и она превратилась в свалку. Жилкомсервис не считал ее своей территорией – никто за ней не следил.
 
Еще при жизни предвидя такую судьбу, Аркадий пытался пристроить свой «сказочный городок» - в больницу или детский сад. Но никто не брался перевезти площадку.
 
В итоге ее снесли и, расширив тротуары, сделали на этом месте парковку.
 
Изумрудный город без изумрудов
 
Двор на ул. Правды, 2-8, должен был стать жемчужиной микрорайона за счет городского бюджета. Планировалось создать целый город: в каждом из четырех дворов – страна. Стены – из кирпича, в который вмонтированы кристаллы. Идея состояла в том, чтобы любой прохожий мог почувствовать себя героем сказки «Волшебник Изумрудного города». Подрядчик и проектировщик - компания «Петербургские дворы» - успел построить только пятую часть. Потом город передал двор  другой компании. Проект упростили. Скульптуры были придуманы русским канадцем Юрием Фирсовым. Сама королева Елизавета покупала у него скульптуры мишек для внуков.
 
Что было сделано:
Из арки на Правды, 2 ведет дорожка, вымощенная желтым кирпичом. На барельефе одного из домов изображена фея Виллина. По замыслу авторов посетители двора должны увидеть сказочных героев, идя по желтой дорожке: Страшилу, Железного дровосека и Трусливого льва. К сожалению, вандалы отломали льву лапу, и сейчас его нет в волшебном городе. Есть и злые персонажи - это колдунья Бастинда, Саблезубые тигры и людоед. Над одним из подъездов расположен козырёк с летучими обезьянами.
 
Все фигуры выкованы из железа, Страшила - из меди. Гудвин сделан в виде объемной фигурной клумбы - обличье Великого Повелителя должно меняться с изменением цветочного покрова. У ворот города стоит добрый Фарамант.
 
Что сломали:  со шляпы и одежды Страшилы исчезли колокольчики.
На фигурах начали рисовать. Льву отломали лапу, и его увезли на реставрацию. Из двора украли скульптуры волшебницы Стелы и доброго Фараманта. Фее отломали очки, дровосеку - ветку.
 
На восстановление композиции денег в бюджете не заложено. 
То, что происходит сейчас – убеждает Александра Смазнова, гендиректора «Петербургских дворов», в том, что уцелевшие скульптуры нужно спасать. Каждая из них стоит около полумиллиона рублей. Смазнов жалеет, что после реставрации – двор не закрыли на вход для посторонних: «Практика показывает (компания сделала около 70 площадок), что благоустройство сохраняется только в тех дворах, которые закрыты».
 
Знаменитый двор на Фонтанке, 42 с Шервудскими зонтиками – сохранился, потому что ТСЖ его заперло. Шахматные фигуры на Конюшенной, 28 тоже закрыты от посторонних глаз - пока стоят на месте.
 
Что будет: «Первый двор, который мы ремонтировали, - Московский, 165, здесь жил бывший вице-губернатор Валерий Малышев. Мы установили фонари прямо на земле – намек на маяки вдоль реки. Малышев сказал – «Их пнут - они разлетятся. Даю неделю жизни». Но фонари год простояли! Главное, если хоть один фонарь разбивают, быстренько его починить,  воссоздать красоту. Тогда и остальные не ломают. У двора должен быть хозяин, который поддерживает его в порядке. Вандалы появляются там, где все пьют, а милиция не работает».
 
Как сохранить?
 
Александр Смазнов
Нужно в людях изменить отношение к окружающему миру. Чтобы они думали, что этот двор – их. Может нужно чтобы при благоустройстве муниципалы подключали жителей к процессу, привлекали к работе. А кто не хочет – тому не надо делать такую красоту.
 
Марина Канцепольская
Я считаю, чтобы сохранить то, что делается - нужно чтобы муниципалы помогали.
Пока папа был жив – он приплачивал дворникам, чтобы те убирали территорию дворика Рамзеса. И еще очень помогали бомжи – за бутылку: и газон вскопают, и мусор уберут, и за вандалами приглядят. А после смерти отца – дворники убирали только тротуар, а про площадку говорили: это не наша территория. Муниципалы про двор забыли.
 
Сергей Мухин
Нужен постоянный уход, а иначе все зарастет и превратится в разруху, в обычный двор. У меня стимулом была боль – не было больше сил жить в разрухе. Я в то время работал в "Астории", и после работы было очень тяжело возвращаться в разруху, и я решил действовать.
 
Петр Люленов
«Чтобы все это сохранить, надо водворить гармонию в душах людей. А это можно сделать только до пяти лет. Надо, чтобы в каждом дворе был один сумасшедший – как я, который бы с утра и до вечера работал во дворе и следил за порядком».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 833

Все опросы…