Общество

В Петербурге охотникам отказывают в лицензиях

7 июня 2012 17:42 Елена Рагозина
версия для печати
В Петербурге охотникам отказывают в лицензиях Фото: flickr.com
В регионах, где существуют общества охотников и рыболовов, участились случаи отказа от выдачи лицензий на приобретение нарезных ружей. По словам охотников, до суда доходят десятки таких дел, в каждом субъекте Федерации счет идет на сотни. С мая 2010 года органы внутренних дел стали проверять, привлекались ли когда-либо желающие поохотиться к административной ответственности. Если в архивах находится справка из прошлой жизни, независимо какой давности, то в лицензии отказывается, даже если дело уже давно уничтожено. Работники магазинов оружия жалуются, что желающих купить нарезное оружие уменьшилось в разы, так как им не выдают лицензии, а предприятия теряют прибыль.

Охотник-любитель Василий Тетерин из Ульяновской области совершил оплошность и не продлил вовремя свои лицензии на хранение оружия. Привлеченный к административной ответственности за правонарушения в области оборота оружия, он заплатил причитающиеся штрафы. Через некоторое время гражданину не продлили лицензии, объяснив, что он теперь пожизненно лишен права владеть оружием с нарезным стволом по закону «Об оружии». При этом срок, в течение которого он считался привлеченным к административной ответственности, уже истек. Его земляк Григорий Криницкий также нарушил лицензионные требования и попал под бессрочный запрет. Заявители указывают, что статья в законе «Об оружии» содержит перечень лиц, которые попадают под запрет. Они указывают, что закон ставит их в неравное положение  по сравнению с уголовниками.

Конституционный суд рассмотрел дело о конституционности нормы ФЗ «Об оружии», которая связывает право на приобретение охотничьего нарезного оружия с отсутствием правонарушений, в области правил охоты, производства, торговли, продажи, передачи, приобретения, коллекционирования или экспонирования оружия,  а также его ношения, перевозки, транспортирования и применения.

Такое право, например, распространяется на лиц, совершивших уголовное преступления, но имеющих снятую или погашенную судимость. Для лиц, попавших под административное преследование, в законе  отсутствует понятие «срока давности исполненного наказания», что для судов равнозначно понятию «пожизненного запрета». При этом в КоАП, который является первичным документом по отношению к ФЗ «Об оружии» не содержит общей формулировки о правонарушениях, которые делятся на административные проступки  и уголовные преступления.

Районный суд Ульяновска установил, что Григорий Криницкий является владельцем трех гладкоствольных ружей и травматического оружия, на которые пожизненный запрет не распространяется. Он также состоит в «Росохотрыболовсоюзе», и имеет ходатайство от организации о выдаче ему лицензии на нарезное оружие.

Представитель заявителей Георгий Буранов подчеркивал, что его клиенты не совершали никаких злостных правонарушений, связанных с хулиганством, и не несут опасности для общественного порядка. Между тем, Верховный суд решил иначе, присвоив себе, по мнению Буранова, функции законодателя.

Заявители также считают, что заложенные ограничения несоразмерны, так как травматическое оружие опаснее, с ним совершается много преступлений, но никаких ограничений на получение лицензий на травматику нет. По словам Буранова, за 2005-2009 год 600 человек получили различные травмы от применения травматического оружия, а по карабинам с нарезными стволами такая статистику отсутствует.

По мнению полпреда правительства в суде Михаила Барщевского, бессрочное применение нормы о пожизненном запрете приобретения нарезного оружия является нонсенсом, поскольку дела об административных правонарушениях имеют срок хранения, например, 10 лет. Если вернуться к вопросу через 20 лет, то никаких документов отыскать не удастся. И тогда, фактически, человек может приобрести оружие.

Он также отметил, что пожизненное ограничение права, связанного с оружием использовалось только в фашистской Германии в отношении евреев.

По статистике, приведенной Барщевским, за последние 20 лет у населения было зарегистрировано 6 млн различных стволов, а рост преступлений  с использованием этого оружия за весь это период составил 0,1%. Он считает, что об общественной опасности здесь говорит не приходится.

«Мнение, что нарезное оружие является опаснее гладкоствольного является мифом», - говорит правительственный полпред. Он сообщил, что на вооружении полиции в Европе и Америки используются опасные короткоствольные помповые ружья ближнего боя, а из нарезного карабина с дальностью 1,5 км «еще попробуй, попади». Он также заметил, что охота на пушного зверя ведется только из нарезного оружия, что для части людей может стать запретом на профессию. Он также подчеркнул, что «Закон об оружии является вторичным, по отношению к КоАП, который не устанавливает такого наказания, как пожизненное поражение в правах. В результате налицо нарушения субординации нормативных актов.

В то же время Барщевский признал норму конституционной, подчеркнув, что «неверной является практика ее применения, следует ее применять в соответствии с нормами КоАП». На всякий случай, он оговорился, что понимает парадоксальность своего вывода.

Полпред Совета Федерации Александр Соломаткин в свою очередь заявил, что корректировка существующего законодательства возможна. Он также считает, что хотя заявители лишены права охотиться с одним видом оружия, статья закона не согласуется со статьей КоАП.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 178

Все опросы…