Спонсор раздела:

Политика

«Я – марсианский агент» и «Джеймс Бонд с нами» - петербужцы идут на защиту НКО

4 июля 2012 15:59 Андрей Сошников
версия для печати
В Петербурге появятся значки «Я – иностранный агент», «Я – марсианский агент» и «Джеймс Бонд с нами». Так депутат Законодательного собрания Борис Вишневский предлагает поддержать некоммерческие организации, которые финансируются из-за рубежа и по новому закону приобретут статус «иностранных агентов». Идею Вишневского поддержал актер Алексей Девотченко и уже несколько десятков петербуржцев.
«Я – марсианский агент» и «Джеймс Бонд с нами» - петербужцы идут на защиту НКО

Спорный законопроект о некоммерческих организациях может быть принят в первом чтении в пятницу, 6 июля. Депутаты Государственной думы от «Единой России» Ирина Яровая, Андрей Краснов и Александр Сидякин предлагают присвоить статус «иностранных агентов» организациям, которые получают материальную и иную поддержку из-за рубежа и занимаются политикой. Политика в законопроекте трактуется широко - когда НКО независимо от целей и задач, прописанных в уставе, воздействует на принятие государственных решений и формирует по ним общественное мнение.

«Если закон примут, и если его подпишет президент Путин, остается одно: в знак поддержки независимых от власти гражданских организаций надеть значки «Я – иностранный агент». Или «Я – марсианский агент». Или «Я – агент планеты Криптон». Или «Я – агент Хогвартса». Или «Джеймс Бонд с нами»…», - говорит Борис Вишневский. Идея напоминает реакцию гражданского общества на антигрузинскую кампанию 2006 года. Тогда оппозиция солидаризировалась с гонимыми и выпустила значки «Я - грузин». Фраза на некоторое время стала синонимом несогласия с властями.

«Антигрузинская кампания доходила до полного безумия, - говорит актер Алексей Девотченко. - Выясняли, учатся ли в московских школах грузинские дети. Люди были этим возмущены и надели значки с надписью «Я - грузин». Многие говорят: «И что, помогло это грузинам? Все равно потом началась война». Я считаю, это помогло в нравственном плане. Помогло охладить весь этот пыл».

«Реализация идеи очень простая – скинуться, заказать значки и раздавать их всем приличным людям, - рассказывает Борис Вишневский. - Нельзя делать вид, что ничего не происходит. Вероятность того, что закон подпишут, велика, потому что власть утратила адекватность и действует из принципа: что хочу, то и делаю, и мне плевать на реакцию общества. Понимаю, что у нас небольшой шанс предотвратить подписание, но отреагировать мы обязаны.

В Петербурге действует несколько десятков общественных организаций, которые финансируются Западом, в частности, ассоциация «Голос», «Лига избирательниц», антикоррупционный центр Transparency International, центр «Стратегия», «Солдатские матери», экологические организации Greenpeace и «Беллона». «Наши НКО без всяких поправок находятся под прессом, их под лупой проверяют, - продолжает Борис Вишневский. - Общественные организации в России хрустально прозрачны.  Факт получения ими иностранного финансирования в обязательном порядке сообщается контролирующим органам. Речь в законе идет о том, чтобы на НКО, которые власти неугодны, повесить ярлык врага. Понятно, как слова «иностранный агент» воспринимаются немалой частью нашего общества».

Борис Вишневский считает, что поскольку власть ничего не может сделать для того, чтобы повысить доверие к себе, она пытается снизить доверие к тем, кто в обществе пользуется уважением. «Это целенаправленная акция по дискредитации. Но страх перед НКО власти посеять не удастся. Никаких агрессивных действий народа по отношению к ним не будет. Я прогнозирую имиджевые потери. Возможно, люди будут меньше обращаться».

«С прозрачностью у наших НКО все в порядке, в отличие от государственных компаний. У них десятилетиями отработанная отчетность по налогам», - считает Алексей Девотченко. Но даже спонсоры с сомнительным источником доходов могут принести пользу обществу. Актер приводит пример: «Непонятно, откуда деньги у Сороса, но я со своей колокольни сужу: девяностые годы были расцветом для московского и питерского театра малых форм. В фонд Сороса молодому, никому не известному режиссеру и группе артистов можно было прийти и получить грант на постановку. Фонд поддержал массу культурных и театральных проектов. Сейчас что-то сделать нереально. Не обращаться же в Министерство культуры или в петербургский Комитет по культуре».

Правительство и Комитет Государственной думы по делам общественных объединений рекомендовали принять закон в первом чтении. Алексей Девотченко резюмирует: «Если закон попадет на подпись к Путину, ничего другого не останется, как выразить к нему отношение. Мое отношение – резко негативное. Акция «Я – иностранный агент» - лучший способ выразить этот протест».
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 230

Все опросы…