Спонсор раздела:

Политика

Тюрьмы родины не достойны моей любви!

13 июля 2012 15:04 Андрей Сошников
версия для печати
Тюрьмы родины не достойны моей любви! Фото: фейсбук Анастасии Рыбаченко
Активистка «Солидарности», участница Марша Миллионов 6 мая в Москве Анастасия Рыбаченко после обысков в доме ее матери по «болотному делу» может не вернуться в Россию из Германии. «Мой район» узнал у Анастасии Рыбаченко, каково быть самым молодым в России политическим эмигрантом.

Активистка «Солидарности» Анастасия Рыбаченко, в квартире которой прошли обыски в рамках расследования беспорядков на Болотной площади 6 мая, просит политического убежища в Германии. Анастасия уехала в Германию примерно месяц назад, и возвращаться она не хочет. 

- Анастасия, почему ты вынуждена скрываться от российской полиции?

- В Германии я получила подробности своего уголовного дела, и должна сообщить, что в нем подставлены показания полицейских против конкретного человека – Брагина В.А. На него собирают такой же материал, как на меня. Он в списках на задержание и до сих пор находится на свободе. Его дело, что с этим делать, но, я считаю, было бы классно сейчас скрыться – там справки, показатели свидетелей и все такое! Также по показаниям свидетелей проходят двое молодых людей, достаточно абстрактно описанных.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Анастасия Рыбаченко»
  • Фоторепортаж: «Анастасия Рыбаченко»
  • Фоторепортаж: «Анастасия Рыбаченко»

По показаниям свидетелей, я оказывала сопротивление сотрудникам полиции во время Марша миллионов на Болотной набережной 6 мая 2012 года. С мегафоном в руках призывала людей не расходиться. На самом деле, я доводила до сведения людей, что если против них применили перцовый баллончик (полицейские использовали перец, чтобы утихомирить людей), ни в коем случае нельзя промывать глаза, от этого будет только хуже. Не стоит стоять и ждать, когда вас побьют полицейские и утащат в автозак, лучше подойти к остальным демонстрантам и взяться за руки. Я с самого начала подозревала, что могут инкриминировать призывы к свержению строя… Сейчас прохожу по делу в качестве свидетеля, но перевести в статус подозреваемого – минутное дело. Еще в деле написано, что по словам сотрудников полиции, я могу скрыться…

- Через несколько дней у тебя истечет виза. Что будешь делать дальше?

- Наверное, я буду просить политическое убежище. Еще не решила, в какой из стран. Не исключаю Сербию, но не знаю, ждут ли меня в Сербии.

- Изменилось ли твое отношение к Родине после того, как ты вынуждена была ее покинуть?

- Я не разочаровалась и не разлюбила Родину, но тюрьмы Родины точно не достойны моей любви! Россия захвачена людьми, которые сами себя назначили, но это не повод, чтобы не любить страну, потому что она огромная, красивая... Каждый знает, что такое Россия. Что такое Белоруссия знает гораздо меньше людей в мире (Анастасия отсидела 10 суток за «участие в массовых беспорядках» в Минске – прим. «МР»), и это повод гордиться тем, что я из России. И я горжусь. И обязательно вернусь.

- В России приняты поправки в закон о митингах, закон об информации, закон о клевете, закон об «иностранных агентах». Контрреволюция побеждает?

- Контрреволюция не победила, но идет в наступление. Жаль, что я нахожусь заграницей и не могу повлиять на происходящее. Но даже если бы я была в России, меня все равно бы арестовали. Когда прокатилась волна масштабных митингов, стало понятно, что власть это не оставит просто так. Я неоднократно задерживалась в Москве и убедилась, что рядовые полицейские и рядовые следователи не поддерживают режим. Но начальники, которые находятся ближе к власти, на них давят. Это создает предпосылки к тому, что контрреволюция не победит.

- Как ты относишься к тому, что оппозиционеры едут на Селигер?

- Это правильная история. Государственная пропаганда малюет нас как «иностранных агентов». Когда на Селигере появляются молодые люди с благородными лицами и чистыми глазами, у обитателей молодежного лагеря развенчиваются пропагандистские мифы.

- Какой совет ты дашь молодым людям, которые собираются вступить в оппозиционное движение?

- Я бы посоветовала делать максимум (!), чтобы о тебе больше слышали сограждане, а не полицейские. Это проблема оппозиции – мы гораздо популярнее у следственных органов, чем у соседей по подъезду. Не знаю, наша это вина, или власть сознательно репрессирует активных людей. Если бы я знала это с самого начала… но приходилось идти методом собственных проб и ошибок. В общем, стараться не задерживаться и не мелькать во всех этих тусовках с ментами, и больше работать для людей.

- Ты будешь участвовать дальше в акциях, если вернешься в Россию?

- Буду дальше участвовать в акциях. Если не смогу вернуться, буду помогать дистанционно. Я начала скрываться сразу после событий на Болотной набережной, фактически жила в подполье и всю работу делала через интернет.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 190

Все опросы…