Общество

Законопроекты "Об иностранных агентах" и "О клевете" приняты: что теперь будет

13 июля 2012 16:37 Евгений Бабушкин
версия для печати
В пятницу Госдума молниеносно, сразу во втором и в третьем чтении приняла два законопроекта - оба ограничивают свободу слова в России и бьют в первую очередь по простым гражданам. Первый - закон об НКО и особом статусе организаций, финансируемых из-за рубежа. Затем депутаты вернули статью «клевета» в Уголовный кодекс. И с чистой совестью ушли на летние каникулы. Давайте разберемся, с чем они нас оставили.
Законопроекты Фото: flickr.com

Новый законопроект о клевете: отдай квартиру за "жулика и вора"

Раньше штраф за клевету был относительно невелик,  до 300 тысяч рублей. Могли, правда, и посадить на 3 года, но тюремное заключение использовали довольно редко. 

C 2009 по 2011 год по статье 129 "Клевета" было осуждено около 800 человек. Далеко не все они были пламенными борцами с режимом, но известность получили именно те случаи, когда "клеветники" пытались сказать что-то против власти.  

Журналист Ирек Муртазин был осужден за несколько гневных постов о Минтимере Шаймиеве.  Блогер Юрий Егоров рассказал о финансовых злоупотребления в аппарате татарского уполномоченного по правам человека, получил полгода условно, но был освобожден от наказания.  Главного редактора алтайской газеты "Листок" Сергея Михайлова осудили за критику краевого правительства. Преподаватель Кемеровского института культуры  Александр Сорокин намекнул в блоге на причастность Амана Тулеева к рейдерским захватам - и был бы осужден за клевету, если бы статью не декриминализовали. Произошло это в декабре 2011 года – всего 8 месяцев назад. Клевета наконец стала административным преступлением.  И вот - опять.

В пятницу, 13 июля, Госдума восстановила в Уголовном кодексе статью "клевета". По новым нормам штрафы резко повышены. Если вы назвали какого-нибудь чиновника или бизнесмена жуликом и вором, то заплатите еще немного, не больше миллиона рублей. А если убийцей и насильником  - это уже «обвинение лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления». Тогда придется платить – внимание - 5 миллионов рублей. Лучше сразу продать квартиру и поступать в рабство,  потому что денег все равно не хватит.

Прежде всего закон о клевете бьет по журналистам. А значит, и по их читателям. Отныне любое действительно серьезное журналистское расследование под большим вопросом. Оно ведь на то и расследование, что журналист на свой страх и риск, подгоняя или обгоняя суд и следствие, называет имена преступников и тех, кто покрывает преступления. Триста тысяч штрафа редакция еще может заплатить. Пять миллионов - извините. 

Но если вы думаете, что худо будет только злобным борзописцам, порочащим прекрасную российскую власть и расчудесный бизнес, то внимательней прочитайте закон. Там описано, где же именно должны располагаться "заведомо порочащие сведения" (клевета), чтобы пришлось распрощаться с квартирой.  

"Публикация в печати, трансляция по радио и телевидению, демонстрация в  кинохроникальных программах и других СМИ, распространение в сети Интернет, а также  с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу".

Итак, печать, интернет и устная форма. Если вы скажете, что депутат петербургского парламента Икс – очень и очень плохой человек,  если вы сообщите это "в устной форме хотя бы одному лицу", вам конец. Нужно, конечно, еще одно лицо, чтобы свидетельствовало против вас. Но таких лиц всегда было навалом.

Закон, конечно, можно трактовать пр-разному, он что дышло. Насколько порочащи сведения?  Заведомо ли порочащие? Но это уже зависит от мастерства адвокатов. А у власть имущих адвокаты всегда лучше. 

"Пять миллионов рублей штраф? Они обалдели, -  говорит адвокат Юрий Шмидт. -  Совершенно понятно, что этот закон направлен против свободы слова и в первую очередь слова, обращенного к широкой аудитории. Применение его распространяется на неограниченный круг лиц, причем он одновременно бьет по всем мишеням. Первым делом по блогосфере, в печатной прессе легче навести порядок. Отсюда такая скорость в его принятии, потому и такие тяжелые санкции. Его нельзя рассматривать отдельно от всего того,что в последнее время вытворяла Госдума. Поправки к закону о митингах, робкое пока еще требование цензуры в интернете, закон об НКО и, наконец, закон о клевете, которым правящая партия и власть пытаются защитить себя от журналистских расследований».

Новый законопроект об НКО: распрощайся с живой природой и солдатскими матерями

Новый законопроект о некоммерческих организациях осложняет жизнь тем из них, которые занимаются политической деятельностью - и в то же время получают помощь из-за рубежа.  Новые правила игры: финансовая отчетность раз в полгода. За невыполнение - миллионный штраф. 

Что есть политика, депутаты определяют с невинной легкостью средневековых богословов. "К понятию "политическая деятельность" не относятся деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья…" И так далее, там на полстраницы перечисление. Но вся эта юридическая апофатика теряет смысл, потому что  на самом деле политическое в новом законе трактуется очень широко.

Неважно, эколог ты или правозащитник. Если ты проводишь акцию "в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также формирования общественного мнения в указанных целях" - ты занимаешься политикой. Значит, тебя проверяют в особом режиме. 

Петербургская "Ночлежка" получает помощь от французского консульства. "Солдатским матерям" помогают американцы. "Гринпис" - вообще международная организация.  Значит, если любая НКО хоть слово пикнет, она рискует загреметь в "политические" и столкнуться с особым режимом проверки. И пострадают - нет, не НКО. В данном примере - пострадают бездомные, солдаты и живая природа.  

"Если нарушены права человека – при несовершенстве  российской судебной системы восстановить его зачастую можно только заявлением через прокуратуру, какой-то публичной акцией, - говорит Элла Полякова, руководительница НКО "Солдатские матери". -    И по новому закону все это может быть расценено как "воздействие на государственные органы". Соответственно, любое НКО могут признать политическим. Получается, социально исключенные группы лишены права на социальную справедливость. Это очень опасная ситуация для всего общества. Ничего хорошего из этого не выйдет". 

Что еще должны делать НКО по новому законопроекту? При распространении материалов в СМИ обязательна пометка: "информация опубликована организацией, выполняющей функции иностранного агента". Под угрозой миллионного штрафа. На юридическом языке "агент" - это всего лишь представитель На простонародном - шпион. Значит, с каждой публикацией в СМИ формируется негативный образ НКО. 

И плохо от этого будет не некоммерческим организациям. А нам. Людям, чьи права они защищают. 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 287

Все опросы…