Происшествия

Смерть под колесами "Сапсана": почему люди продолжают гибнуть

16 июля 2012 19:07 Нина Астафьева
версия для печати
Утром в понедельник 16 июля на станции Сортировочная под колесами скоростного поезда «Сапсан» погиб мужчина. Это восьмая смерть от «Сапсана» в этом году. Почему люди продолжают гибнуть под колесами высотехнологичного поезда и что делают чиновники, чтобы повысить безопасность на пути его следования - разбирался "Мой район".
Смерть под колесами Фото: flickr.com

Хроника смертей под колесами "Сапсана"

Несколько дней назад в подмосковном Поварово «Сапсан» сбил 76-летнюю старушку. 2 июня на перегоне Дорошиха-Лихославль погиб мужчина. 24 мая аналогичная трагедия случилась в Клину. 4 апреля - на перегоне Сходня-Химки. 19 февраля молодой человек погиб в деревня Вялка Новгородской области. Днем 13 февраля был насмерть сбит мужчина в районе поселка Осеченка в Тверской области. 29 января в Твери поезд задавил 80-летнего пенсионера.

Если считать с начала эксплуатации, то есть за два с половиной года, то мужчина, который погиб 16 июля, уже – 23-й погибший, а первая жертва была отмечена 24 декабря 2009-го, спустя несколько дней после начала эксплуатации. Подавляющее большинство жертв погибли, как считает РЖД, по их собственной вине, например, первая жертва сидела на краю платформы, свесив ноги, другие – ходили по путям в плеерах и капюшонах, ничего не видя и не слыша вокруг. Вместе с тем железнодорожное начальство не устает поминать, сколько денег было уже вложено в инфраструктуру безопасности: строительство надземных пешеходных переходов, сплошного ограждения по всему ходу скоростных поездов, звуковой сигнализации и прочая. Спрашивается, почему при таких тратах люди продолжают гибнуть? И будут ли гибнуть впредь?

Про погибшего в Петербурге известно, что он оказался в неположенном месте – на железнодорожных путях станции Сортировочное, где поездов много, а пешеходам там явно не место. Все же свидетели показывают, что мужчина, скорее всего, видел приближающийся поезд, но не успел отойти на должное расстояние, отчего его затащило под вагон. Экспресс унесся в сторону Москвы, не снижая скорости. Затягивание под вагон на такой скорости – самое страшное, что может случиться с человеком, это гарантированные похороны в закрытом гробу. Немудрено, что в первые часы после такой аварии правоохранители не всегда могут назвать даже пол погибшего.

В администрации подмосковных Химок (два несчастных случая) нам сообщили, что: а) бедные местные чиновники уже года два долбят руководство ОЖД просьбами если не починить платформу, то хотя бы обеспечить звуковую сигнализацию при подъезде скоростного поезда. Сами городить что-то на территории, принадлежащей железной дороге, они не имеют права. В конце концов, путейцы сказали, что построят для «Сапсана» своеобразный коридор, короче – сделают специальную колею и огородят ее высоким забором. Но не раньше чем в 2015 году.

Короче, даже в богатой Москве к проблемам сбиваемых «Сапсаном» пешеходов относятся равнодушно. Что уж говорить про Питер. А тем более – про новгородскую и тверскую глубинку. Немудрено, что за 2010 и 2011 годы в одной только Тверской области было зарегистрировано 800 случаев нападения на «Сапсан». В основном, в поезд летели камни – и просто чудо, что пока обходилось без жертв. Единственный инцидент, который пока не был отмечен ни с «Аллегро», ни с «Сапсаном» - это  столкновение с автомобилем. Потому что все железнодорожные переезды закрывают за 15 минут до пролета поезда. Например, «Удельную» - еще до того как «Аллегро» отправился с Финляндского вокзала. Поскольку дорога здесь прямая, видимость – порядка километра в каждую сторону, люди смело шастают через железнодорожные пути, даже если поезд уже показался на горизонте. И надземный пешеходный переход им не нужен. Чтобы подняться по неудобной железной лесенке на семиметровую высоту, пройти десять метров над рельсами, снова спуститься по ступенькам, которые выстроены в несколько маршей – требуется минуты две. А пройти эти десять метров по прямой – две-три секунды. Нужно быть очень законопослушным пешеходом, чтобы пользоваться этим сооружением, но железнодорожники об этом не знают. И гордо рапортуют, сколько переходов они уже построили. 9 на пути «Аллегро» и 12 на пути «Сапсана». Это только в Ленинградской области. Сумму затрат железнодорожники не озвучили, но нам удалось найти смету на строительство надземных переходов в Тверской области. 11 мостов потянули на 975 миллионов рублей, причем, один, самый большой, в Чуприяновке – на 135 миллионов.

Значит, в Ленобласти безопасные переходы на пути «Сапсана» потянут на миллиард. Много это или мало? Добавить сюда ограждение по ходу поезда, которое ставят не везде, а только в самых опасных местах. Например, на пути следования «Аллегро» железнодорожники выбрали 34 километра, где есть острая необходимость в ограждении (много дачников – раз, плохая видимость – два) и изыскали на строительство забора 82 миллиона рублей. По 1,2 тысяче рублей за метр забора с каждой стороны.  Что касается «Сапсана», то здесь забор построили только в самых пиковых местах. По информации «Моего района», таковыми оказались те самые участки, где поезда любили зашвыривать камнями. Например, в городе Лихославль Тверской области.

В Лихославле есть сайт «Анти-Сапсан» и группа людей, которые высказываются против скоростного поезда и даже пытались пикетировать администрацию и офисы РЖД. Один из активистов, Алексей Алексеев рассказал, что акции прошли не зря:

«Мы добились, что поезда через наш город стали ходить медленнее. Раньше они проносились, не снижая скорости. Поэтому атаки с камнями почти прекратились. На станции сделали пешеходный переход. Только вот в чем проблема. Железная дорога делит город пополам. Теперь ее всю обнесли забором, да таким, что сквозь него не проскочить. У меня есть знакомый, которому, чтоб попасть из дома на работу, надо было просто перейти через пути. Минут десять ходу. Теперь там забор – аховый. Два километра ему приходится идти до перехода и два километра обратно. Ну, он, конечно, теперь не ходит, а ездит. Спрашивается, почему нельзя сделать второй переход. Неужели трудно было подумать о людях?»

Услышав, сколько стоит переход, лихославлец подавленно молчал.

- Наверное, забор построили там, где самые изломанные участки? – спросил корреспондент «МР». – Там, где поезд бесшумно вылетает из-за поворота…

- Забор построили там, где были камнепады, - заявил активист. – Потому что расписание электричек полетело к черту. Сейчас оно уже постоянное и не меняется как попало. Но все равно жутко неудобное. Ведь нам в Москву надо ехать с пересадкой в Торжке. Раньше поезда стыковались очень ловко. Теперь, чтоб попасть в Москву, приходится сидеть в этом Торжке по два часа…

Вложений в инфраструктуру мало – это признают сами железнодорожники. Надо воспитывать население. План на 2012 год уже составлен. На пути следования «Сапсана» будет проведено 2,5 тысячи бесед и лекций, напечатано 6,5 тысяч памяток и 4000 обращений в ГИБДД. А еще будут проведены специальные рейды для предупреждения травмирования. На переходах будут дежурить охранники, в чьи обязанности войдет хватать смельчаков, перебегающих дорогу перед поездом, и наложение штрафов.

862 плаката и 1105 знака на пути скоростных поездов было установлено в прошлом году. Но они пока не очень-то помогают. Наверное, стоят не в тех местах.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 190

Все опросы…