Общество

Дмитрий Глуховский: Путин хочет выглядеть культурным человеком

26 июля 2012 11:11 Андрей Сошников
версия для печати
Писатель и журналист Дмитрий Глуховский рассказал «Моему району» об отношении к Pussy Riot, православной церкви и действующей власти, а также о том, почему он так и не нашел в оппозиции лидера, с которым мог бы себя идентифицировать.
Дмитрий Глуховский: Путин хочет выглядеть культурным человеком Фото: ИТАР-ТАСС

– Дело Pussy Riot – это гонение церкви или гонение власти? Кто и для чего сделал их мучениками?

– Ситуация с Pussy Riot напоминает дела инквизиции против ведьм. Песня в храме Христа Спасителя не относится к оскорблению чувств верующих, православия, христианства, веры или бога. Песня имеет четкий политический смысл, направленный против Владимира Путина и сложившегося тандема действующей власти и общественно-политической организации «Русская православная церковь». Этот тандем позволяет власти обеспечивать лояльность достаточно большого сегмента электората. Церковь компенсирует отсутствие массовой идеологии. Церковь требует от паствы политической лояльности, взамен получая от власти материальные блага, льготы, недвижимость. Патриарх Кирилл, как мы знаем, ездит в кортеже без номеров, его сопровождают сотрудники Федеральной службы охраны, он является одним из столпов режима. Участницы Pussy Riot посмели на этот столп покуситься, они атакуют церковь не как веру, а церковь как власть! И власть устраивает показательную порку для тех, кто может поднять на нее руку и гитару.

– Вы упомянули инквизицию, а насколько наше общество далеко от того, что описано в антиутопиях типа «1984» Оруэлла и «Мы» Замятина?

– Антиутопии описывают жестокие, консолидированные, практически неуязвимые режимы. В отличие от антиутопий, у нас нет четкой идеологии. Ближе всего наше общество к средним векам, к феодализму. У каждого феодала – вотчина, которую он возделывает и с которой платит налоги. Феодалам, приближенным короля позволено все, население бесправно и находится под крепостным гнетом. Это осуществляется при помощи теневого сектора экономики и круговой поруки. При этом государство – формальная республика с федеративным устройством.

– Недавно СМИ сообщали, что современные школьники не могут осилить Александра Дюма. Какие произведения Вы бы включили в школьную программу? Она не сильно изменилась с тех пор, как вы закончили школу.

– В 11 классе однозначно нужно проходить Виктора Пелевина и Владимира Сорокина, особенно поздние его произведения – «День опричника» и «Сахарный Кремль». Классическая русская литература (за исключением Лермонтова) написана людьми взрослыми, которые хорошо понимали жизнь. С точки зрения личного опыта и переживаний классическая литература не понятна подросткам. Читая в школе «Войну и мир», я не понимал процентов 70. Девочки читают сцены с балами, мальчики – батальные сцены, а все остальное пролистывают. Другое дело, если не прочитать «Войну и мир» в школе, большинство не вернется к ней никогда. И классикой произведения делает включение в школьную программу. Я бы немного сместил Толстого и Достоевского на поздние классы, чтобы молодые люди успевали дозреть до употребления этих текстов.

– По каким книгам, произведениям искусства и массовой культуры будут судить о нас потомки?

– Общество и власть движутся в разных направлениях. Чье направление возобладает, тот и будет составлять школьную программу. Сейчас этим занимаются чиновники, спарринг-партнеры Путина по дзюдо и удачливые соседи по кооперативу «Озеро». Не нужно обольщаться, что по нашим книгам потомки будут судить о времени. Это зависит от того, какую власть выберут наши внуки. Но о том, что сейчас происходит и что нас ждет в будущем, точнее Владимира Сорокина не высказался никто.

– В прошлом году Владимир Путин встречался с писателями, в частности, оппозиционными. Значит ли это, что литература по-прежнему влияет на предпочтения россиян?

– У Путина есть желание выглядеть культурным человеком, да и литература по-прежнему формирует умы. Другое дело, большинство авторов, которые пришли на встречу, не занимаются формированием умов, особенно это касается авторов «иронических детективов» и фантастов средней руки. Только Захар Прилепин, возможно, имеет к формированию умов какое-то отношение. Обратите внимание, СМИ, которые имеют хоть какую-то электоральную значимость, массовую аудиторию, подвергаются цензуре или мониторятся администрацией президента. Литература совершенно не подвергается цензуре. Это признание того факта, что влияние литературы во власти не склонны преувеличивать. Есть определенный круг, который барахтается себе, читает «Коммерсантъ» и новые книги, размышляет о судьбах отечества, при этом на судьбы отечества никак не влияет.

– Размещая свои произведения в интернете, в свободном доступе, как Вы относитесь к авторскому праву?

– Я не хочу, чтобы кто-нибудь запрещал мне вывешивать произведения в сети. Я также не хочу, чтобы это происходило без моего ведома и разрешения. Автор должен самостоятельно решать относительно авторского права, хочет он, чтобы его произведения были доступны людям, чтобы их читали в регионах, или нет. Для меня литература - не способ заработка. Важнее доносить свои мысли и разговаривать с живыми людьми, а не бороться за каждую копейку. Если Сергей Лукьяненко или Борис Акунин считают, что это ограничивает продажи, они имеют полное право бороться с пиратами. Это ретроградство, но они имеют на него право.
 
– Как Вы считаете, кому-нибудь удастся оседлать и возглавить протест осенью или он так и останется неоднородным?

– Не вижу фигуру, которая могла бы однозначно сплотить людей, повести за собой разрозненные протестные группы. Герои рождаются в борьбе. Власть делает все, чтобы выковать из Алексея Навального героическую фигуру, отлить его в бронзе. Но пока не будет настоящих преследований, с обысками, вызовами в прокуратуру, усаживанием за решетку, избиениями, Навальный не станет таким лидером. Нельсона Манделу сделало лидером, в частности, его 20-летнее заключение. Героями становятся люди, которые сопротивляются огромной, кажущейся несокрушимой махине репрессий. Лично я занимаю критическую позицию по отношению к власти, при этом не вижу в оппозиции той фигуры, которая была бы мне однозначно симпатична. А то, что делает новая администрация президента, заставляет думать, что нас превращают в банановую республику с хунтой во главе.

***
Дмитрий Глуховский – российский журналист и писатель. Дебютировал как сетевой писатель с постапокалиптическим романом «Метро 2033», главы которого регулярно выкладывались в интернете: таким образом его смог оценить широкий круг читателей. В 2005 году его роман был опубликован в издательстве «Эксмо», а в 2007 году переиздан издательством «Популярная литература». Дмитрий Глуховский является автором опубликованных в сети сборников рассказов «Ночь», «Рассказы о животных» и пьесы «INFINITA TRISTESSA». В 2007 году вышел новый роман автора – «Сумерки». В 2009 году Дмитрий Глуховский выпустил книгу «Метро 2034». Участвовал практически во всех крупных оппозиционных митингах 2011-2012 года в Москве.
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 838

Все опросы…