Политика

Ельцин - милый, Путин - жесткий. Почему так?

10 августа 2012 19:17 Андрей Сошников
версия для печати
Автор эффектных акций московской оппозиции, лидер движения «Мы» и основатель партии «5 декабря» Роман Доброхотов рассказал «Моему району» о политических взглядах молодежи, терках внутри оппозиции, слабостях Дмитрия Медведва и страхах Владимира Путина.
Ельцин - милый, Путин - жесткий. Почему так? Фото: из личного архива Р.Доброхотова

– На днях «Левада-центр» опубликовал результаты социологического опроса, согласно которому людей демократических взглядов стало меньше по сравнению с 2008 годом. С чем это связано?

– У меня есть сильные сомнения в достоверности этих цифр. Результаты недавнего опроса ВИЦОМ, напротив, показали, что в ретроспективе трех лет число сторонников демократических взглядов сильно выросло за счет неопределившихся. На мой взгляд, это люди, которые разделяли демократические ценности, но стеснялись сказать об этом в открытую, поскольку демократия ассоциировалось с непопулярными партиями «Яблоко» и «Союз правых сил». После декабрьского протеста люди меньше стесняются говорить о своих убеждениях. Эти результаты соответствуют моим личным наблюдениям. Я много езжу по регионам и преподаю в университете. Выросло поколение людей, у которых нет негативных ассоциаций со словом «либерал» и «демократ». Даже Борис Ельцин воспринимается как милый живой человек со своими человеческими слабостями… на фоне жесткого и сухого Путина.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Роман Доброхотов»
  • Фоторепортаж: «Роман Доброхотов»
  • Фоторепортаж: «Роман Доброхотов»


– В то же время на митингах полно сталинистов и пещерных националистов…

– Существует молчаливое большинство, которое не ходит на митинги и не участвует в социологических опросах. Взгляды этой огромной группы, как правило, определяют глобальные изменения. Если молчаливое большинство приходит на выборы, создается переломная точка, и меняется режим. С этим и нужно работать. На митинги ходят пассионарии, представители самых разных идеологических движений – националисты, хоругвеносцы, либертарианцы, анархисты. В обычной жизни их никто не видит. Тот же «Левада-центр» проводил опрос участников оппозиционного митинга на проспекте Сахарова. Выяснилось, что большинство из них причисляют себя к либерал-демократам и поддерживают партию «Яблоко» за неимением других действующих сил.

– Дмитрий Медведев заявил, что интернет выводит на первый план фантомные вещи, и правительство не считаются с мнением блогеров. Думаете, правильно они поступают?

– Было бы странно слышать от Дмитрия Медведева что-то другое. Помните, когда по отношению к Дмитрию Медевдеву в «твиттере» ходил хештег «жалкий», он сказал, что нельзя судить о политике по хештегам. Интернет не подвергается цензуре, и там о Путине и Медведеве говорят всю правду, которую только можно сказать. Насколько мнение интернета связано с мнением общества? Это зависит от степени проникновения интернета, величины его аудитории. Если в 1999-2000 годам, когда Путин только приходил к власти, ежедневно пользовались интернетом 3% населения России, то сегодня уже более 40%. Произошел существенный перелом. Мемы, такие как «партия жуликов и воров», поползли из интернета на заборы в районных центрах. Гораздо легче организовывать массовые митинги и влиять на общественное мнение. Нынешние выборы были сфальсифицированы не сильнее, чем четыре года назад, но именно благодаря интернету удалось вывести людей на улицу.  

– Расскажите про свою партию «5 декабря». Лучше много маленьких, но гордых партий, чем одна большая и сильная?

– Надеюсь, будет две больших партии. Это наша партия «5 декабря» и объединенная Партия народной свободы Бориса Немцова и Владимира Рыжкова. Они взаимодействуют друг с другом, но строятся по разным принципам. «5 декабря» строится снизу всеми желающими по тому же принципу, что организовывались митинги. ПАРНАС – это партия политических тяжеловесов, создаваемая под их финансовые и репутационные ресурсы. Посмотрим, какой из проектов будет более популярен у людей и потенциальных инвесторов. Основной показатель – это результаты выборов в Мосгордуму через два года, если раньше не случится бархатной революции. Мы не будем конкурировать в округах, а поделим их. Это конкуренция в хорошем смысле, которую так любим мы, либералы.

– Лидер «Демократического выбора» Владимир Милов в недавнем интервью несколько раз упомянул вас в негативном контексте. Вы бы не могли объяснить для петербургской аудитории, из каких фракций состоит московская оппозиция и где проходит разлом, – в идеологии или личных конфликтах?

– Некоторые политики сильно искажают картину того, что происходит в московской оппозиции. Если честно, я не вижу никаких конфликтов. Движение «Солидарность» породило две политические партии, которые в абсолютно нормальных отношениях. В то же время есть маленькие группы типа «Демократического выбора» Владимира Милова. Этого человека нельзя назвать демократом, потому что он сам себя относит к националистам. Среди его сторонников такие яркие националисты, как Сергей Жаворонков, который предлагал запретить мусульманам устраиваться на любую работу, кроме дворников, Алексей Касьян, предлагавший объявить политзэками людей, осужденных за убийства на почве расизма. Мы не можем объединяться с людьми, исповедующими коричневую идеологию. С другими идеологическими противниками – левыми, анархистами – мы находимся в разных реальностях, но на митинге в сентябре окажемся на одной площади, это нормальная ситуация. Недавно был чемпионат оппозиции по футболу, и все проходило в рамках фейр-плей.

– А как закончился этот чемпионат?

– Победили журналисты, и в этом есть скрытый смысл, потому что журналисты двигают вперед протестную волну. Не менее символично, что на прошлом чемпионате победили ребята из «Другой России», которые двигали «Стратегию-31» и были главными ньюсмейкерами. Наше движение «Мы», которое интегрировалось в партию «5 декабря» в честной борьбе уступило в финале журналистам. С достаточно крупным счетом, что-то в районе 5:1.

– Какова роль регионов, в том числе Петербурга, в протестной активности. Можно ли что-то менять из-за пределов Садового кольца?

– Ключевую роль будут играть города-миллионники, потому что в них полно людей образованных, знающих, что происходит в других странах. Этими людьми сложно манипулировать с помощью телевидения. Большинство населения России живет в крупных городах, и нам пытаются показать всяких Свет из Иваново и токарей Трапезниковых. Тот же Трапезников в Перми как кандидат на выборах от «Единой России» набрал один из самых низких результатов. Петербург вообще недавно лидировал в протестной активности, когда 5 тыс. человек на площади противостояли газпромовской кукурузине. Потом центром оппозиции стал Калининград, где вышло 10 тыс. человек. Такие примеры вдохновляют протестную активность в Москве. Не только зажравшаяся столица хочет перемен, а вся Россия.

– Вы ездили на Селигер, но не смогли задать свой вопрос Владимиру Путину. Что это был за вопрос?

– Моя главная задача на Селигере была не в том, чтобы задать вопрос Путину, а чтобы прочесть лекцию о коррупции в Кремле. Лекция прошла на ура, даже полицейские в оцеплении пожимали руку за то, что я говорю, с их точки зрения, смелые вещи. Если бы мне дали задать вопрос Владимиру Путину, я бы спросил о его связях с такими людьми, как Николай Шамалов и Юрий Ковальчук, которые при нем стали миллиардерами и получили контроль над основными финансовыми активами Газпрома, и вслед за этим – российским телевидением. Если бы мне дали возможность задать второй вопрос, я бы поинтересовался цензурой на федеральном российском телевидении. И почему Владимир Путин боится открытых телевизионных дебатов с представителями оппозиции.

***

Роман Доброхотов – российский общественный деятель, лидер демократического движения «Мы», основатель партии «5 декабря». С 2000 по 2006 год учился в МГИМО на факультете политологии. С 2006 года – в Высшей школе экономики. Придерживается либерально-демократических взглядов. 12 декабря 2008 года стал известен, прервав речь президента России Дмитрия Медведева во время его выступления в Кремле по поводу 15-й годовщины принятия Конституции РФ. После слов Медведева о том, что права человека «определяют смысл и содержание государственной деятельности», Роман Доброхотов выкрикнул: «Что вы его слушаете?! Он нарушил все права и свободы человека и гражданина!… Конституция нарушена, в стране цензура, выборов нет, а он о Конституции говорит…». После инцидента Доброхотов был уволен с радиостанции «Говорит Москва».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 267

Все опросы…