Город

В Петербурге частную жизнь могут себе позволить только богатые

20 августа 2012 10:18 Юлия Галкина
версия для печати
«Отойдите от меня, вы нарушаете мое частное пространство!» - нервно закричала дама средних лет петербурженке Ольге, когда та встала за ней в очередь у рыбного отдела в одном из городских гипермаркетов. Об этом эпизоде «Моему району» рассказала сама Оля: «Я от неожиданности отпрыгнула, мужчина, стоявший рядом, засмеялся. Ну, женщина – сумасшедшая, наверное. Но всё равно неприятно». «МР» проанализировал, что такое «privacy по-петербургски»; как уважение (или, скорее, его отсутствие) к личным границам горожан отразилось на архитектуре и инфраструктуре; и каким должно быть комфортное пространство в условиях города-муравейника.
В Петербурге частную жизнь могут себе позволить только богатые Фото: flickr.com/Дмитрий Кутиль

У французов в обиходе используется емкое словосочетание: «metro-boulot-dodo». Примерный перевод: «метро-офис-кровать». Похожего распорядка дня придерживается и значительное количество взрослых петербуржцев.

Metro

В Петербурге, согласно официальным данным, около 1,38 млн машин на 5 млн горожан. Многие автомобилисты готовы терпеть пробки и хамство на дорогах – преимущество машины налицо: у тебя, помимо прочего, появляется небольшое – но личное пространство. Терпеть чужое неуважение, будучи «в домике», проще, чем лицом к лицу в вагоне метро, набитом не всегда симпатичными индивидами.

«Я как раз автомобиль предпочитаю общественному транспорту процентов на 50 из-за того, что не желаю делить пространство с незнакомыми людьми, - рассказывает автоэксперт движения «Свобода выбора» Дмитрий Попов. – Да, я много выступаю на публике, но при этом не люблю нерегламентированность в общении. Не люблю, например, когда на меня пристально смотрят. Мне очень не нравятся такие аспекты, как запах изо рта: человек накануне много пил – но я-то почему должен нюхать его амбре? Не нравится, когда люди в грязной одежде трутся. Когда тискают со всех сторон».

Впрочем, по мнению эксперта, предпочитают автомобиль общественному транспорту только по причине privacy (четко очерченных личных границ) всего процентов 10 водителей Петербурга: это те, кто до вступления в силу 1 июля соответствующих штрафов ездил с тонировкой.

Каким же должен быть общественный транспорт, чтобы в него пересели «автомобилисты поневоле»?

«Лично я в него все равно не пересяду, просто потому что люблю автомобиль. Но вот если общественного транспорта будет много; если в нем будут преобладать сидячие места, и всего 2-4 – стоячих… А самое главное – чтобы распространялась информация о графике прибытия того или иного автобуса. Раздражает ведь не столько необходимость долго его ждать, сколько отсутствие информации», - говорит Попов.

Эксперт отдельно отмечает метро: пересел бы в него, говорит (быстрее; и порядка в подземке больше, чем на дорогах) – если бы станций было столько же, сколько в Москве, и находились они в доступности не более 300 м от любых объектов на карте города.

Boulot

«Вот, кстати, тебе еще какой момент. Если ты утром сел не в тот автобус, то есть оказался не в той компании, - затем свои «нервяки» будешь демонстрировать на рабочем месте», - размышляет Дмитрий Попов.

Особенности обустройства самого рабочего пространства, впрочем, тоже нередко располагают к «нервякам». В Петербурге на смену «кабинетно-коридорным» офисам постепенно приходят офисы в формате «open space» (в переводе с английского – открытое пространство): когда все сотрудники компании сидят в одном помещении, отделенные друг от друга небольшими перегородками. Лицом к лицу, бок-о-бок офисные работники проводят по 8 часов ежедневно. Появляются ли у них проблемы психологического толка?

«Психологические проблемы – громко сказано. Можно назвать, скорее, тенденции, - говорит психолог, участник альянса помогающих практик «ПроБоно» Дмитрий Зотов. - В подобных офисах люди могут ощущать, с одной стороны, постоянный прессинг из-за контроля над ними. С другой стороны – ощущение, будто их оценивают коллеги. Причем, это ощущение не обязательно объективно. Так или иначе, но из этого может сложиться рабочий фон. И на таком фоне человек работает целый день.

Ощущение, что тебя контролируют – стрессовый фактор. И в этом плане человеку может помочь его внутренняя свобода. Когда для него перестает иметь значение внешняя оценка. Но не так много людей обладает внутренней свободой. Для того, чтобы понять, как стать внутренне свободным, люди как раз нередко и приходят на психотерапию».

Парадоксально, но «открытые офисы» пришли в Россию из США, где, казалось бы, понятие privacy и частной собственности – основа основ. «Опен спейсы» появились в бизнес-центрах на Манхэттене в 1960-е годы. Сегодня в Петербурге их используют преимущественно западные компании. Все чиновные организации города по старинке практикуют «коридорно-кабинетный» тип офисов, где приватность обеспечивается крепкими дубовыми и хронически закрытыми дверьми.

Dodo

За первые полгода 2012 года в Петербурге построили более 8,5 тысяч квартир. В основном, это многоэтажные дома-«муравейники». Формат «таунхаусов» (малоэтажных комфортабельных домов), по словам руководителя отдела проектов и аналитических исследований компании АРИН Зоси Захаровой, в городе развит крайне слабо.

«Таунхаусы строят, в основном, ближе к окраинам города. Наш покупатель еще не привык к такому формату, хотя девелоперы и стараются постепенно приучать людей. Таунхаус – пограничный формат между многоквартирным и отдельным домом. Обычно это 2-этажные объекты. Основной недостаток таунхаусов в том, что они не могут быть маленькой площади. В основном, там площадь от 100 до 200 кв. м. Мало кто сможет приобрети такую недвижимость: причина – недостаток средств», - говорит эксперт.

Поневоле, в силу дешевизны, самым популярным жанром на первичном рынке недвижимости стали однокомнатные квартиры и «студии» (небольшие квартиры без изолированных помещений, где уединиться – если вы проживаете не в одиночестве – можно разве что в туалете).

«Студии, в основном, берут не от хорошей жизни, а потому что так экономичней, - подтверждает Зося Захарова. – Сегодня люди, в массе своей, при приобретении жилья в первую очередь задумываются не о личном пространстве, а о том, хватит ли у них денег на покупку квартиры.

Вот более обеспеченные граждане могут себе позволить разделение жилой площади на «женскую», «мужскую», «детскую». Зачастую даже делают вход в такую «зону» только для определенного круга лиц: например, в «зону хозяина» можно зайти только с разрешения хозяина. Чем богаче человек, тем больше у него личного пространства».

Психолог Дмитрий Зотов, впрочем, говорит, что проживание семей в «компактных» условиях негативных последствий не имеет. Но только до определенного этапа.

«Семья начинается с 2-х человек. Когда подобные квартиры приобретают 2-е – это как раз нормально, - говорит эксперт. - Другое дело, когда семья пополняется, и в ней появляется еще кто-то. Тогда-то и начинаются проблемы. 2-м требуется уединение от 3-го – особенно когда этот 3-й подрастет. Такого рода проблемы могут отражаться на количестве членов семьи. Люди начинают задумываться: что будет, если появится ребенок?

В случае с самими детьми такое проживание отражается на развитии личности. Ребенку нужно собственное пространство».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 195

Все опросы…