Общество

В метро Петербурга желают доброго утра вопреки запретам полиции

28 августа 2012 10:43 Юлия Галкина
версия для печати
Петербургский супермен «Человек-Добро», которого полиция попыталась запретить несколько дней назад, вновь вышел «на работу». Молодого человека в карнавальной маске, с неоновой табличкой «Добро ходит по кругу, подари его другу» заметили пассажиры на станциях метро «Площадь Восстания» и «Сенная». Сам «Человек-Добро» рассказал «МР», чего от него хочет полиция и является ли он политическим протестующим или защитником Pussy Riot.
В метро Петербурга желают доброго утра вопреки запретам полиции Фото: facebook.com/Дмитрий Кутиль

Корреспондент «МР» была немало удивлена, когда накануне, 27 августа, заметила «запрещенного» молодого человека в деловом пиджаке, шляпе а-ля денди и карнавальной маске – он стоял на станции «Площадь Восстания», у эскалатора на «Маяковскую», и держал в руках табличку с неоновыми буквами. Хмурые люди (утро понедельника, час пик, сильный дождь снаружи), завидев «Человека-Добро», удивлялись, улыбались, кто-то доставал мобильник и начинал снимать юношу с табличкой «Добро ходит по кругу, подари его другу».

«Человек-Добро», достопримечательный уличный персонаж – это, на самом деле, дуэт: Джек и Эста (свои настоящие имена и подробности биографии молодые люди не разглашают) начали свою бессрочную акцию в середине августа 2011 года. Ни с какой политикой или, тем паче, протестом она никогда не была связана: наоборот, ребята с табличками «Доброе утро», «Лучшее начало – улыбнуться сначала» и тому подобными – прямая противоположность так называемому «рассерженному горожанину». Тем не менее, «Человека-Добро» в последнее время пытаются репрессировать – как и многих более или менее ему подобных (участников боя подушками, сплава на резиновых женщинах, зомби-моба).

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Человек-Добро»
  • Фоторепортаж: «Человек-Добро»
  • Фоторепортаж: «Человек-Добро»
  • Фоторепортаж: «Человек-Добро»
  • Фоторепортаж: «Человек-Добро»

А ведь Эста (это он стоял с табличкой в метро), как выяснилось из беседы, и Pussy Riot не любит, и в «этих ваших интернетах» старается не бывать. Но обо всем по порядку.

- Эста, ваша акция уже год длится. Вас и раньше полиция забирала, так?

- Да, но до сих пор было затишье. Изначально у нас был конфликт на станции «Садовая». Меня тогда неоднократно забирали, а потом и вовсе попросили вообще не выходить, угрожали штрафами. Мы попросили помощи у общественности, собрали подписи, с которыми пошли в центральное управление метрополитена. Хотели поговорить с помощником начальника. Удалось – но только по телефону. Мы стояли на первом этаже и общались с человеком, который, наверное, в кресле на втором этаже сидел. Выяснилось, что на все нужна какая-то бумажка. Бумажку так и не дали, но сказали, что проблем не будет. После этого нас не трогали.

- Сейчас вами снова, получается, заинтересовались. Почему?

- Как только мы начали перемещаться по другим станциям метро, с месяц назад, опять начались приводы в пикет. Иногда полиция по часу у себя держит.
Говорят, что нужно что-то получить, лицензию. Для меня это недоразумение. Как такое возможно? Странно идти куда-то, за какой-то бумажкой, чтобы иметь возможность говорить людям добрые слова. Если бы нам действительно что-то предъявили, выписали штраф… но нас просто удерживают в пикете, и все.

- Смотрите, вы, на самом деле, не одиноки. В Петербурге недавно запретили ежегодный сплав на резиновых женщинах. Чуть не разогнали невинный зомби-моб. Вам не кажется, что это звенья одной цепи?

- Мы не следим за новостями, потому что у нас нет телевизора. И в интернете на каких-то посторонних сайтах мы не сидим. У нас дел полно. То, что мы делаем, ни к чему не привязано.

- Вам хотя бы какую-нибудь статью какого-нибудь кодекса озвучивали? Ну, что именно вы нарушили?

- Никто не может ничего сказать. Должен, кстати, отметить, что некоторые сотрудники полиции относятся к нам нормально, и приводят в пикет только потому, что боятся «получить по шапке» (от начальства - «МР»). Там же как всё происходит: полицию вызывает дежурная по станции - а если был вызов, то надо идти. Бывают люди (полицейские – «МР»), которые говорят: «Это не мой пост, ничего делать не буду». Есть нормальные, адекватные сотрудники полиции.

Вот на днях был случай. Меня снимал телеканал: они хотели застать, как меня забирают. И когда один сотрудник полиции подошел и хотел попросить меня пройти наверх, второй подошел, обхватил его нежно и просто, без слов, потащил к эскалаторам. Не знаю, с чем это было связано. То ли полицейский хотел сказать: «Что ты привязался к нему, нормальный парень». То ли потому что съемка велась…

- А вы вообще изучали законодательство, связанное с метрополитеном, перед тем, как начать акцию?

- Мы же ходили в центральное управление метрополитена. В принципе, это частная организация и правила устанавливает сам метрополитен (на самом деле, метрополитен является государственным унитарным предприятием – «МР»). Но никто нам бумажку на этот счет так и не дал.

- Ну хорошо, дежурные по станции вас не любят. А обычные люди? Я знаю, что вам улыбаются, вас фотографируют. Но бывают же и те, кто агрессивно реагирует?

- Очень редко. Обычно просто говорят: «Лучше бы шел работать». Я не понимаю: вот так четко и уверенно говорить о человеке, которого не знаешь, что он не работает… Но это их мнение. Останавливать и переубеждать? Я не за тем стою.

- Если вас все-таки начнут штрафовать – готовы раскошелиться во имя добра?

- Изначально все, что мы делаем – это из нашего кошелька. Мы не из тех людей, которые начали дело и закончили его через неделю.

- Другие люди могут к вашей акции присоединиться?
- Нас изначально было двое. Другие люди? Нам бы очень сложно было объективно оценить добросовестность людей, которые хотят этим заниматься. Иногда бывает так, что люди делают нечто только потому, что видят проявленный интерес. И потом: зачем то же самое делать? Куча разных возможностей есть.

- Эста, я уже поняла, что политикой вы особо не интересуетесь. Но все же было бы интересно узнать ваше мнение по поводу некоторых последних событий. Вот, например, дело Pussy Riot, что о нем думаете?

- Если бы это дело не предали такой публичности, их поступок был бы равен тому, чем и является - нулю. Я бы хотел, чтобы люди больше говорили о хорошем. Чтобы по телевизору показывали больше хорошего. Чтобы хорошее стало объектом желания. А у нас в стране сейчас все жаждут крови, мести, денег. И люди ухищряются каждый раз делать что-то более жесткое, агрессивное, более жестокое, - чтобы затмить то, что уже есть. И попасть на первые полосы. А что касается хороших дел – о них никто не говорит. Это неинтересно. Они (Pussy Riot – «МР») сделали плохой поступок, с каких сторон ни посмотри. К какой бы ты религии ни относился, ты просто должен делать в рамках человечности всё.

- Ну а приговор, 2 года – это не слишком ли?

- (после небольшой паузы) Насчет этого я не могу судить, я не судья.

Добавим, «Человека-Добро» можно увидеть в петербургской подземке каждое утро (кроме выходных) с 8:30 до 9:30. Сегодня, 28 августа, Эста желал людям доброго утра на станции метро «Сенная».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 824

Все опросы…