Общество

Войны фанатов, или как футбол поделился на «Анжи» и «Не-Анжи»

11 сентября 2012 09:39 Анастасия Гавриэлова
версия для печати
Фанаты «Зенита» прославились на всю страну своей выходкой – около 70 человек внезапно напали на ожидающих автобус у «Макдональдса» фанатов «Анжи». Последних было не больше 15. Большинство успели разбежаться. Зачем антикавказкие конфликты называют фанатскими разборками? Разбирался «Мой район».
Войны фанатов, или как футбол поделился на «Анжи» и «Не-Анжи» Фото: Александр Петросян/Дмитрий Кутиль

В истории с нападением  у «Макдональдса» (напомним, оно произошло 22 августа) не повезло спортивному журналисту из Махачкалы Яхье Кирову, еще двум дагестанцам и прохожему узбеку Исмаилу Мирзаеву. Исмаил вообще к футболу отношения не имеет – его путь домой пролегал через «Макдональдс» на Московском проспекте. Попало и водителю автобуса, в котором должны были ехать в Москву болельщики: зенитовец в маске расстрелял автобус, и одна пуля задела шофера. Таким образом, пострадали пять человек. Узбек Исмаил пять дней провел в реанимации (кровоизлияние в мозг), но выкарабкался. Только спустя две недели он начал узнавать родных. Яхье сломали нос и чуть не сломали череп. Пострадал и сам «Макдональдс». Задержаны были только шестеро. Причем все впоследствии отпущены домой. Полиция не смогла доказать их причастность к нападению.

«А представьте, какой был бы скандал, если бы спортивного журналиста из Питера побили в Махачкале? Или если бы на месте пострадавшего от фанатов узбека был бы обычный житель Петербурга?» - спрашивает Яхья.

Полиция призвала не раздувать шумихи. Назвала конфликт фанатской дракой «на почве внезапно возникших неприязненных отношений». В сводках не сообщила о точном числе пострадавших и как будто не заметила расстрела автобуса.

Фанаты на своих форумах называют акцию возмездием за избиение зенитовцев сотрудниками полиции на стадионе в Махачкале и просят чиновников РФС запретить проведение матчей в Махачкале в связи с тем, что там небезопасно. К этому требованию присоединились болельщики различных клубов. В итоге, противостояние дошло до того, что весь футбольный мир поделился на «Анжи» и «не Анжи».

Эксперты считают, что корни противостояния лежат глубже – в межэтнической плоскости. «Это чистейшее проявление расизма, - считает страстный болельщик «Спартака» Виктор Шендерович. – И никакие не фанатские разборки».

ПОД РАЗДАЧУ. «Он уже домой шел. Провожал друга на Ладожский вокзал, я ему звонил, он уже на «Московской» был, говорит: «щас буду», потом его нет полчаса, час… ой, извините», - Пулат убегает в палату, из которой раздаются стоны. Возвращается: «Его кошмары мучают». 30-летний Исмаил Мирзаев еще не ходит. Пять дней он пролежал в реанимации. Врачи говорят: повезло, что жив остался. Черепно-мозговая травма, кровоизлияние в мозг.

Исмаил Мирзаев лежит в соседней палате с махачкалинским спортивным журналистом Яхьей Кировым. «Он-то тут при чем? Он даже не знает, что такое «Анжи» и футбол не смотрит. Восемь лет в Питере живем и ничего такого не было», - недоумевают родственники.

«Вот смотрите, - на ноутбуке Яхья показывает видео нападения на «Макдональдс», снятые камерами видео-наблюдения. - Вот я убегаю, а за мной бежит парень, хватает рюкзак и убегает, вот второй, а вот я бегу уже за ним, чтобы забрать рюкзак». Яхья узнал себя на этих видео. В другом ролике, где толпой бьют лежачего - понять, кого бьют, Яхья не может.

Рюкзак и мобильный телефон у журналиста пропали: «Они думали, у меня там символика клуба, флаги, шарфы, на фанатском языке это у них называется «отжать трофей». Они это делают, чтобы потом оскорбить символы клуба – сжечь или надругаться как-то, снять на видео и выложить в YouTube». Но у меня там были только сувенирные кружки с символикой Петербурга и личные вещи».

Почему не было заведено дела по статье «Кража» - в полиции не отвечают.

ДРАКА. Полиция не была готова к нападению фанатов. Судя по сообщениям свидетелей, первые наряды полиции прибыли через 30-40 минут после начала драки.

О том, что на матч «Анжи» с голландским «АЗ» из Петербурга отправляется автобус с болельщиками, сообщалось в закрытой группе фан-клуба «Анжи» «Дикая Дивизия». Кто-то из фанатов «Зенита» под видом болельщиков «Анжи» обратился к администратору группы уточнить, где и во сколько встречаемся. Ему ответили - в 9 на «Московской». Когда заметили подвох, было уже поздно переносить сбор - не дозвонились до половины ребят и до водителя. Решили, что пронесет.

По мнению свидетелей, у нападавших была своя тактика. Первой волной выбежали молодые парни без масок – в капюшонах и без оружия. Во второй волне были парни в масках, с прутьями и травматикой.

Автобус, поджидавший болельщиков «Анжи», стоял поодаль, где разрешена парковка. Один в маске подошел к автобусу и в упор расстрелял его. Водителю повезло: пуля пробила стекло и попала ему в бок. «Было шесть выстрелов в лобовое стекло и два – сбоку», - говорит Насрула Курбанов, пресс-секретарь «Дикой Дивизии» в Махачкале.

РАССЛЕДОВАНИЕ. В центре «Э», который занимается борьбой с экстремизмом и предотвращением терроризма, есть подразделение, которое специализируется на болельщиках. «Это несколько человек, которые должны понимать субкультуру, иметь личные отношения с главами группировок, нравятся они тебе или нет, - говорит Евгений Вышенков, заместитель директора Агентства журналистских расследований (АЖУР), бывший сотрудник спецотдела Уголовного розыска. – Для того, чтобы договариваться с ними. Также у них должна быть связь со службой безопасности «Зенита». В их задачи также входит понимать, где будут возникать массовые акции, и где они будут носить националистический характер, где и кого собираются бить».

Почему массовая драка 22 августа стала неожиданностью для полиции – загадка. По словам Вышенкова, полиция следила за активностью болельщиков в интернете, но конкретной информации о времени и месте нападения у нее не было.

После нападения на Макдональдс были задержаны шесть человек. Сейчас все они отпущены. Два – за их непричастность к увечьям пострадавших, четверо находятся под обязательством о явке. Изъяты записи с видеокамер.

Руководство клуба «Анжи» направило в прокуратуру Петербурга обращение с просьбой разобраться в инциденте и привлечь виновных к ответственности.

ДЕЛО РУМЯНЦЕВА. В свою очередь из Петербурга в Дагестан спешат документы о проведении тщательной проверки по поводу избиения заводящего Александра Румянцева по кличке «Макасин» в Махачкале после матча «Зенита» с «Анжи» 19 августа. Фанаты «Зенита» в соцсетях называют драку на Московском актом мести за Румянцева. По рассказам зенитовских фанатов, после игры на стадионе «Динамо» в дагестанской столице люди в масках и черных футболках затащили нескольких парней из Петербурга в помещения под трибуной, где били дубинками и электрошоком. «24 августа один из избитых — Александр Румянцев — попал в реанимацию, — рассказал лидер «Невского фронта» Александр Алеханов. — С воскресенья он испытывал сильные боли, но в Дагестане к медикам обращаться не стал. В пятницу же потерял сознание за рулем автомобиля». Как сообщают друзья, Румянцев переведен в общую палату.

В Российскую футбольную премьер-лигу (РФПЛ) официальных жалоб фанатов на избиение после матча 19 августа не поступало. «Дело Румянцева» всплыло только после драки на Московском. Учитывая широкий резонанс, РФПЛ отправило в Махачкалу специальную мониторинговую комиссию.

КТО ЗА ЭТИМ СТОИТ. Обострение межнациональных отношений выгодно власти, считает председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль: чтобы перекрыть лозунги оппозиции и ужесточить контроль в стране.

«Национализм - удел молчаливого большинства. Самое простое для них – самоидентификация через этническую принадлежность: ты белый, а вот черный. Это просто и понятно. Гораздо проще, чем проблемы, поднимаемые оппозицией: нечестные выборы, невыплаты зарплат, незаконная застройка, коррупция и так далее – это скучно. Это головная боль для обычного человека. Когда он слушает рассказы о коррупции, он понимает, что он вряд ли может что-то сделать. В это время «правые» говорят ему: «ты русский, мочи черных». И он может взять финку или пойти избить таджика».

По мнению политолога Николая Силаева, эксперта Московского центра исследований Кавказа, это противостояние больше футбольное, чем межэтническое.

«Конфликт складывается из нескольких вещей: Первое – в «Анжи» вложено много денег: чтобы усилить конкуренцию, - и этим не довольны болельщики других клубов. Второе: в России футболу придается политическое значение. Хорошо это или плохо, но это так. Поэтому в футбол вкладываются огромные деньги и всегда кипят страсти. Поэтому, если ты крутой президент, или губернатор, или госкомпания – тебе нужна крутая команда. Ну и наконец, нелояльность местной дагестанской полиции к болельщикам. В других регионах – полиция действует мягче».

Писатель и страстный болельщик «Спартака» Виктор Шенедрович считает, что если не взять ситуацию под контроль, то впереди – очередные погромы и «Манежки»: «Идет подмена понятий. Болельщиками «Спартака» почему-то называют тех, которые избивают ногами людей другого цвета кожи и вероисповедания. Мне совершенно безразлично,  какого цвета у него шарфик. Таких людей надо называть подонками, и к болельщикам они никакого отношения не имеют. Можно и Гитлера называть любителем живописи, но не за это мы его помним. Давайте называть вещи своими именами. Не «болельщики «Зенита» громили «Макдональдс», а преступники, нацисты, расисты, и наказывать их надо соответственно. Я вижу, что никакой работы не проводится клубами, а ведь это миллионеры. Ни «Газпром» («Зенит»), ни «Лукойл» («Спартак»). Они как-то легкомысленно относятся к тому, что их корпорации начинают ассоциироваться с подонками. Всякий нормальный рекламодатель будет опасаться такой ассоциации. Я не слышал в прессе никаких заявлений клубов ни по случаю на Манежной, ни по тем, которые сейчас происходят. Кроме того, не было никаких задержаний, арестов по последним случаям», - говорит Шендерович.

Исламовед, политолог Алексей Малашенко считает ситуацию опасной, готовой выплеснуться на улицы:  «Началось в Москве, продолжилось в Махачкале, потом в Питере, потом снова в Москве – как домино. Остановить очень трудно. И это необходимо остановить, потому что болельщики имеют обыкновение выплескивать все на улицах. Один из шагов в этом направлении – поведение самих футболистов на поле. Пусть не только майками меняются, а пусть футболисты «Анжи» возьмут и обнимутся на поле с футболистами «Зенита» или ЦСКА. Именно с футболистов должно начаться примирение. Клубы должны просить друг у друга прощения за выходки болельщиков».

Шендерович считает, что клубы хранят молчание, потому что идут на поводу у болельщиков: «Такое ощущение, что они боятся обидеть своих болельщиков. Эта боязнь опасна. «Зенит» – вообще клуб с сомнительной позицией: нет ни одного черного игрока. По мне, так они уже чисто в воспитательных целях должны взять какого-нибудь африканца – было бы очень полезно».

Реакция футболистов на события была. В больнице пострадавшего в Махачкале Сашу Румянцева неофициально посетил вратарь «Зенита» Вячеслав Малафеев. По поводу нападения на «Макдональдс» заявление не сделал никто.

Единственным, кто высказался в поддержку болельщика другой команды был, как ни странно, африканский капитан команды «Анжи» Самуэль Это'О. 26 августа на официальном сайте махачкалинского клуба появилось его видеообращение к футбольным болельщикам: «Мы узнали, что один из наших болельщиков, да, он из "Зенита", но он член нашей обшей семьи, попал в больницу вследствие инцидента. Мы не хотим видеть такие вещи на наших стадионах… Нам важно, чтобы футбол оставался чистым явлением… Небольшая драка может привести к потери чьей-то жизни, - говорится в обращении футболиста. - Вы, болельщики, являетесь частью большой семьи, к которой относимся и мы, футболисты… Надеемся, что вы будете активно болеть за ваши команды, и пусть побеждает сильнейший… Но главное, чтобы все происходило в рамках fair play (честной игры)… Это относится как к нам, футболистам, так и к вам, болельщикам».

БОЛЕЛЬЩИКИ. После попадания в больницу Александр Румянцев «Макасин» прославился на всю Россию. Сам же болельщик написал несколько постов, ставших популярными в рунете, про сам факт избиения, про то, что нужно запретить играть домашние матчи в Махачкале, и самый трогательный – про больницу, операцию, переживания родных.

«… кавказское гостеприимство в индивидуальном порядке:  Дубинки, Электрошокеры, Берцовые сапоги, Газовый баллончик, И волшебный пендаль в придачу. (…). Махачкала футбольная столица!!!»

Саша Макасин – заводящий на фан-секторе «Зенита». В феврале мы с ним беседовали о кричалках и зарядах, которыми он подогревает толпу. Сейчас, когда Саша находится в больнице, его на каждом матче поддерживает весь фан-сектор «Зенита», крича «Саша Макасин, лалалалалалала», а на матчах висит растяжка: «Зенит». За себя и за того парня».

На мой вопрос о том, как он относится к тому, что за него мстят таким образом, и к той войне, которая идет на улицах Петербурга, он ответил: «Я думаю, это совершенно нормальная реакция людей! А война... Она уже давно идет и не мы её начали!»

Остальные болельщики Зенита отказались напрямую говорить об этом конфликте. Высказалась лишь одна болельщица «Зенита» - 50-летняя немка Сюзанна, поющая фан-заряды в группе «Поющее ядро» (занимается этим на протяжении 8 лет): «Моя позиция в этом вопросе одинокая. В связи с тем, что «Зенит» купил этих двух темнокожих футболистов, тут такая дискуссия среди болельщиков развивается, мол,  зачем негров взяли, ужас! Я вообще эти расистские дела не воспринимаю. Вы знаете, этот лозунг «в цветах Зенита нет черного»… и так далее. Я очень приветствую, что в «Зените» будут играть эти ребята, потому что с этим лозунгом надо покончить. Чтобы люди с нацистскими идеями поняли, что цвет кожи не имеет никакого значения.

Противостояние же с фанатами «Анжи», на мой взгляд, не футбольное. Это отношение к кавказцам и приезжим в целом. К сожалению, клубом работа ведется весьма поверхностная. Ну что эти баннеры: «Нет расизму». Да и проблема эта не клуба «Зенит» или клуба «Анжи», а общеполитическая».

Фанаты «Анжи» также видят в агрессии болельщиков «Зенита» и других клубов ненависть ко всему Кавказу.

«Они называют это дракой, но это было избиение», - говорит Тимур Сулейманов, один из фанатов «Анжи» в Петербурге. «Это был не просто фанатский конфликт, это нападение. От того, что фанаты «Зенита» пишут в соцсетях – глаза на лоб лезут. Там через одного можно привлекать как минимум за разжигание межнациональной розни. Но почему-то полиция этого не замечает», – считает Насрула Курбанов, пресс-секретарь «Дикой Дивизии» в Махачкале.

Клуб «Зенит» отказался от комментариев на эту тему, ограничившись тем, что его представители поучаствовали во встрече с фанатами и попытались уладить все конфликтные вопросы. По общему мнению, ситуацию спасет только закон о болельщиках, в котором за каждое нарушение регламента было бы конкретное наказание. Так поступили на Чемпионате мира в Польше, где, например, за выход на поле болельщика дисквалифицируют пожизненно на посещение всех спортивных мероприятий.

ВОЙНА? Никита Гулин, спортивный комментатор, 20 лет наблюдает за фанатским движением: «Наша власть не хочет обращать внимание на то, что происходит. А по сути сейчас российский футбол поделился на «Анжи» и «Не-Анжи», и это пугает, – говорит он. - Раньше этот конфликт был между болельщиками ЦСКА, «Спартака» и «Зенита». Сейчас все против махачкалинской команды. УЕФА посчитала неприемлемым проводить матчи Лиги Чемпионов в Махачкале, потому что считает это небезопасным. При этом РФС продолжает проводить там матчи Чемпионата России. А ведь конфликты там случаются постоянно. И фанаты вынуждены решать их так, как умеют, сообразно своим представлениям. А вопрос надо решать на уровне власти. В Англии тоже была такая ситуация. Известны случаи, когда были избиения и даже убийства. Власть захотела и решила проблему, дисквалифицировав клуб из УЕФА на пять лет. У нас же 20 лет ничего не решается».

«Патриотизм, как известно – последнее прибежище негодяя. То есть, если ты просто режешь черных – то ты преступник и тебя сажают в тюрьму, а если ты при этом в бело-синем шарфике – то это во славу клуба?» - говорит Шандерович. 

«Мой друг из Махачкалы позвонил и сказал мне: «Ну вот, я же предупреждал тебя, что в Питере опасно. Вот видишь, я был прав». Я ему отвечаю: «Ты чему радуешься? Тому что меня избили?» Нет, я не изменю отношение к жителям и городу. В семье не без урода», - говорит пострадавший журналист Яхья Киров.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 222

Все опросы…