Общество

«Поймать на дороге лихача важнее, чем пьяного водителя»

5 октября 2012 10:57 Подготовила Нина Астафьева
версия для печати
В Москве пьяный лихач сбил пятерых детей на автобусной остановке. В Петербурге инструктор автошколы сломал руку ученице. В обоих городах становится нормой, когда соседей по дороге «учат» правильному вождению с помощью травматического оружия. Почему в стране процветает дорожное хамство и его не удается побороть ни кнутом (крупными штрафами), ни пряником (улучшением инфраструктуры)? На эти вопросы «Моему району» отвечал научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин.
«Поймать на дороге лихача важнее, чем пьяного водителя» Фото: Trend

Я недавно посещал Петербург, когда тут проходили Конгресс по безопасности дорожного движения и инновационный форум, но не успел разглядеть, изменилось ли поведение водителей на улицах после того, как выросли штрафы. Все же я думаю, что у петербуржцев есть все шансы на то, чтобы прийти к цивилизованной манере езды раньше москвичей. Тут у вас управлением транспортных потоков и строительством дорог руководят очень продвинутые люди. Но все равно понадобится много лет, чтобы прийти к тому результату, к которому Европа и Америка стремились 20-40, а то и 80 лет назад. Авторского рецепта по борьбе с хамством тут быть не может. Выскажу лишь несколько предположений, почему у нас все не так.

Вы не поверите, но проблема начинается с лексики. Почему у нас говорят «водительские права»? Что-то я не видел в Конституции ни одного упоминания про права водителя. Во всех странах – лицензия, у нас – права. А знаете, что написано на обложке учебника по водительскому мастерству, выпущенному в Америке? «Driving is not right, it is privilege». Не право, а привилегия. Сев за руль большого железного чудовища, человек получает возможность двигаться с большой скоростью и быть опасным для окружающих. Это накладывает на него некие обязанности – и далее весь учебник про эти обязанности. В английском языке привилегия есть не какое-то исключительное право для избранных, а просто расширенные возможности. У них 240 млн человек имеют привилегию – водить машину.

Итак, первый шаг на пути избавления от дорожного хамства – убрать слово «права» из лексикона. Второй – сделать так, чтобы права (в их верном понимании) и обязанности были для всех равны. Во всех странах королевский или президентский кортеж может иметь преимущество на дорогах только во время официальных мероприятий. Скажем, саммит проходит… Просто так – по пути на работу – он должен ехать в обычном потоке. У нас полицейский не может остановить машину какого-то второго помощника прокурора, какого-то майора ФСБ. А в Швеции недавно короля оштрафовали: оставил машину на площади перед дворцом в день, когда – было доказано – никаких официальных встреч не намечено. И как можно требовать от граждан, чтобы он вели себя на дорогах корректно, когда их интересы – ничто рядом с интересами среднего силовичка?

Третье – необходимо раз и навсегда разделить понятия «неосторожное вождение» и «опасное вождение». В Канаде, Англии, Америке и других странах Careless driving– административное правонарушение, Dangerous driving– уголовное. Во всех случаях, даже если они закончились бескровно. Потому что опасное вождение - на 200 км/ч в центре города, с резкими перестроениями, подрезаниями – это примерно то же самое, что пальба из ружья с балкона. Да, никто не пострадал. Но человек сознательно занимался опасным для окружающих делом. Что это у нас за статья в кодексе – «нарушение правил вождения автомобиля, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц»? Та, по которой будут судить преступника, сбившего семь человек в Москве. Смерть, видите ли, наступила по неосторожности. А гонять по центру Москвы на 200 км/ч – это тоже по неосторожности? Что значит сама формулировка – «не справился с управлением и вылетел на автобусную остановку»? Да нам наплевать, справился он или не справился. Главное, что он сам захотел ехать с такой скоростью, с которой любое «не справился» оборачивается катастрофой.

В этом основное отличие России от других стран: у нас ГИБДД, в основном, ориентировано на поиск пьяных водителей. То есть если у инспектора будет выбор, за кем погнаться, он погонится за пьяным, а не за тем, кто играет в «шашечки» на дороге. А на Западе подобная манера езды (она называется субстандартной) привлекает внимание в первую очередь. И только потом будут разбираться, пьяный он или трезвый – если пьяный, это, конечно, усугубит наказание.

Я не знаю, сколько пешеходов будет еще убито на улицах, прежде чем наши законодатели дойдут до этой истины: что просто неаккуратное и опасное вождение – это два разных вида нарушений. Мелкие шалости и преступление.

Когда вас подрезали на дороге, чуть не доведя до инфаркта, выехали на встречку прямо вам в лоб, поехали на красный свет и чуть не протаранили вам машину – вы будете жаловаться на лихача в суд? Подадите против него полноценный гражданский иск? Нет, конечно. А в других странах так принято. Не очень распространено, но все-таки. И, помимо наказания за опасную манеру вождения, ему придется еще и платить по иску.

Но я хочу отметить, что постепенно ситуация выправляется. Пик дорожного хамства пришелся на 90-е, когда количество автомобилей резко возросло, когда водить машину действительно смог каждый, кто пожелает. То ли ужесточившиеся штрафы свою роль сыграли, то ли общая культура понемногу развилась, но теперь уже нет того беспредела. Но увы, мы еще очень нескоро запомним правило, по которому нужно жить в крупных городах. А именно: в центре города пешеход – царь горы, а автомобиль – изгой. На фривее – все наоборот. А у нас главные улицы в центре города по совместительству еще и скоростные магистрали. Не могу не похвалить петербуржцев, которые проложили Западный скоростной диаметр таким образом, что он не затрагивает ни единой действующей трассы. Вот с него и начнется четкое разделение, а затем понимание – чем скоростная дорога отличается от улицы общего пользования. А в Москве – магистраль вдруг переходит во вполне обитаемое Каширское шоссе или Беговую улицу, а потом – снова в магистраль.

Говорят, в России тоже планируют ввести в школах обязательные уроки автовождения для старшеклассников. Но дело в том, что научиться водить машину – легко. Гораздо труднее – научиться осознавать свое место на дороге. Как выглядит американский школьный учебник по вождению, я уже сказал. Теперь расскажу, что у него внутри. Сначала – вводный курс про гражданские права и обязанности. Про налоги, про правила, по которым положено жить в социуме. Почему нельзя парковаться где попало. Как вести себя в пешеходной зоне. Все это понятно даже 10-летнему ребенку. Затем идет рассказ о неотложной помощи на дорогах. Главное, чему учит учебник – доброжелательному отношению на дорогах. Там объясняется, почему надо терпимо относиться даже к тому, кто неправ. Улыбнуться и пропустить. Разумеется, если речь не идет об особо опасном поведении. А научиться крутить руль и жать педали – когда в семье все водители, а у дедушки и бабушки стаж – 40-50 лет, это легко. У нас об обучении детей тоже вроде бы заботятся: в больших городах есть детские автодромы... От них ни вреда, ни пользы. 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 289

Все опросы…