Политика

Журналист Олег Кашин: Хорошо, когда есть премьер, которого можно регулярно унижать

8 октября 2012 11:08 Беседовал Андрей Сошников
версия для печати
В течение дня журналист Олег Кашин делает больше разоблачительных и веселых постов в «Твиттер», чем солидная редакция выпускает новостей. Ведет колонку в «Коммерсанте», работает на радио, находит время для лекции о блогосфере в Петербурге. Кажется, если бы следствие по делу об избиении журналиста в ноябре 2010 года позаимствовало хотя бы 5% от его энергии, мы бы жили в другой стране. А в какой стране живем сейчас – Олег Кашин рассказал «Моему району».
Журналист Олег Кашин: Хорошо, когда есть премьер, которого можно регулярно унижать Фото: Trend

– 7 октября Владимиру Путину исполнилось 60 лет. Какой тост Вы бы произнесли юбиляру?

– Очевидно, Путин доволен собой. Показатель – даже не история с журавлями, а то, что последовало за ней – встреча с Машей Гессен. Я верю в достоверность пересказа Гессен. Если Путин полтора года учился летать на дельтаплане, интересно, как он расходует свободное время, и сколько вообще у него свободного времени? И если он ныряет за амфорами, чтобы обеспечить интерес людей к истории, это значит, в свою историческую, далекую от политики миссию он уверовал давно. Это достаточно комично. Я не большой мастер тостов, но сказал бы так: к этой исторической дате мы (в смысле, народ) подошли таким образом, что он постарел, а мы повзрослели. Все изменилось, и начинается новый этап. Я бы выпил за этот новый этап.

– В этот новый этап мы перейдем, по всей видимости, без Дмитрия Медведева. Как Вы оцениваете его политическое будущее?

– Постоянно идут шаги на ревизию любого, даже самого мелкого – такого, как зимнее время – медведевского наследия. Если помните, в шокирующем фильме про Грузию генералы говорили, что Медведев не имеет отношения к войне и все шаги он делал под давлением Путина. После того, как Путин из Пекина, цитирую, «дал Медведеву пинка под зад». До сих пор считалось, что война в Грузии была личным достижением Медведева. Почему-то Путину важно сделать так, чтобы четырех лет президентства Медведева не было вообще. При этом я не верю, что Медведева снимут с должности премьера. Во-первых, то немногое, что мы узнали о Путине за эти годы – он боится принимать резкие кадровые решения. Даже открыто нелюбимого Владимира Яковлева (бывшего губернатора Петербурга – прим. «МР») он изгонял из власти лет пять. Яковлев был вице-премьером, потом министром регионального развития, только потом удалось от него избавиться. Путин боится таких решений, и вряд ли отправит в отставку Медведева. Удобно, когда у тебя есть премьер, которого можно регулярно унижать. Слова «тандем» уже нет. Медведев как лидер погибающей партии «Единая Россия», как непопулярный премьер, как мальчик для битья – вполне выгоден.

– А правда, что заместитель Медведева Аркадий Дворкович и пресс-секретарь Наталья Тимакова пытаются противостоять увольнению Медведева? И в связи с этим даже была команда государственным СМИ завышать численность митингов?

– Вы назвали два имени, которые связаны с именем Медведева во власти. Третьего имени уже нет. Но я считаю, если бы Медведев пошел на второй срок, – не было бы Болотной площади. Выборы в России фальсифицировались всегда, и до сих пор никого не возмущало, что в Чечне у «Единой России» стабильно 99%. За три года скопилась энергия интеллигентского ожидания: Медведев расправит плечи, прогонит Путина и начнет настоящую модернизацию. Эта энергия по классическому закону сохранения конвертировалась в Болотную площадь. Я допускаю влияние конкретно Тимаковой на конкретную Миронюк (главный редактор РИА «Новости»), но не верю, что информационное сопровождение подогрело массовые митинги.

– Вы баллотируетесь в Координационный совет оппозиции, и уже несколько дней на телеканале «Дождь» идут дебаты кандидатов. Вы открыли для себя какие-нибудь новые лица? Почему оппозиция слабо обновляется?

– Я открыл для себя настолько много новых лиц (реально, не шучу)... что не помню ни одной фамилии. Даже стыдно, не могу назвать никого, кроме Изабель Магкоевой, которая прославилась немного раньше, в качестве ведущей митинга на «Марше миллионов». Вот новое лицо, новый левый активист. Дефицит новых фигур, конечно, есть. За счет выборов в Координационный совет он частично покроется. Но вряд ли завтра вырастет новый Навальный или новая Чирикова, потому что социальные лифты у нас в оппозиции столь же неэффективны и медленны, как и во власти. В этом смысле оппозиция отражает состояние всего общества. Мне было 10 лет, когда Гарри Каспаров занялся политикой. Сейчас мне сильно за 30, Каспаров по-прежнему оппозиционный либеральный политик. То же самое – Немцов, то же самое (но в меньшей степени, поскольку он был премьером) – Касьянов. Фигуры из нашего детства по ту и другую сторону кремлевской стены. Надо их каким-то образом разбавлять. Я не очень верю, что в режиме реального времени, как на «Фабрике звезд», можно создать новых лидеров.

Я говорил, что участвую в этих выборах только потому, что попросил Навальный. Конечно же, не только… Я журналист и считаю, что в России СМИ, к сожалению и не по своей вине, стали одной из сторон политического противостояния. Это глупо игнорировать, отрицать. И если власть увольняет главных редакторов и закрывает наши издания, делать вид, что мы в стороне, – просто лицемерие. Открытая ангажированность честнее, чем скрытая ангажированность под видом объективности.

– Роскомнадзор собрался заблокировать «вай-фай» в публичных местах. Этому предшествовала целая череда запретов. Власть совсем потеряла надежду воздействовать на общество через интернет?

– В Кремле есть опытные люди, которые понимают, что многолетняя борьба с некой угрозой приносит деньги и бонусы. И есть неофиты, которые считают, что угрозу нужно срочно уничтожить, и это пойдет в плюс. Мне интересно, чья точка зрения возобладает. Но даже опьяненные всеобщими запретами скоро поймут, что им это невыгодно. Выгодно долго и мучительно производить впечатление борьбы. А на деле пилить федеральный бюджет, как уже не раз бывало.

О молодежной политике – нашей и ненашей

– Вы были автором «антинашистского пакта» – идеи бойкота прокремлевского движения «Наши» в СМИ. Сейчас в Петербурге обсуждают, а не объявить ли бойкот депутату Законодательного собрания Виталию Милонову. Разве это не то же самое, что делают с Каспаровым на  «Первом канале»?


– Кроме меня этот пакт не поддержал никто. Бойкот не имеет эффекта, когда его нарушает хотя бы одно СМИ. Милонова все равно покажут по главным каналам, если я правильно понимаю политическую ситуацию в Петербурге. А лишний раз его подсвечивать – зачем?! Вот пример про «нашистов». Весной, когда Василий Якеменко ушел из Росмолодежи, я очень возмущался, что либеральные независимые СМИ выстроились к нему в очередь за интервью. И взяли десятка два совершенно одинаковых интервью, в которых Якеменко смеялся в лицо всем, кто пытался его в чем-то обвинить. ОК, вы говорите, что вы исполняете свой журналистский долг, и Якеменко ваш ньюсмейкер. Тогда почему я не видел ни одной публикации, расследования о том, по какой причине не получилась его новая партия? Будет ли эта партия вообще? Взять интервью, когда приходит пиарщик и говорит: «Возьми интервью», – очень просто. Но это не журналистика.

– В феврале 2012 года неизвестные опубликовали содержание почты лидеров прокремлевских движений. Как Вы думаете, движение «Наши» могло само самостоятельно слить переписку? Ничего преступного в ней нет.

– Там есть не то что преступные, – неприятные для них вещи. Я обратил внимание, что опасных для Кристины Потупчик (бывший пресс-секретарь «Наших» – прим. «МР») писем не опубликовано. Весь период до нападения на меня вычищен. Почему эта утечка возникла? Наверное, этим занималась какая-то окологэбэшная структура, главной мишенью которой была не Потупчик, а персонаж второго плана из этого пакета писем – Олег Хорохордин, на момент публикации переписки заместитель начальника управления внутренней политики Кремля. Его место в кабинете на Старой площади занял Тимур Прокопенко, лидер «Молодой гвардии», конкурировавшей с «Нашими» на протяжении многих лет. Я не обвиняю Прокопенко во взломе, но очевидно, что уход Хорохордина помог борьбе команды Володина с командой Суркова.

– Какой была молодежная политика последние 12 лет, мы знаем. А какой она должна быть?

– Не уверен, что вообще должна быть молодежная политика. Должно быть доступное и качественное высшее образование. Доступные рабочие места. Равные возможности и социальные лифты. Любая структура, которая декларирует, что занимается просвещением молодежи, – либо занимается распилом денег, либо представляет из себя нечто бесполезное и советское. Не знаю, что сейчас популярно у молодежи? Певец Иван Дорн, какой-нибудь… Noize MC, прости господи! У них в документах не написано «молодежный деятель». На Цукерберге, на Дурове не написано «молодежный проект». Но они влияют на молодежь несопоставимо больше, чем любое молодежное движение.

– Привезти Цукерберга в Россию стоит денег.

– Думаю, ему самому было интересно слетать, посмотреть. Все информационное сопровождение Цукерберга, когда его принимает премьер, когда ему показывают Сколково, лекция в МГУ, – показатель того, что Россия, несмотря на псевдопатриотическую риторику, не очень уверена в себе. Официальной России безумно важно признание любого независимого западного наблюдателя. Это говорит о неполноценности. Самому Цукербергу, чтобы быть крутым, не нужно, чтобы его кто-то трепал по плечу. А нашим, не только Медведеву, но и ректору МГУ Садовничьему, почему-то важно.

Кому нужны российские медиа

– В пятницу, 5 октября, вышла очередная «Анатомия протеста» – фильм, разоблачающий российскую оппозицию. Кто-нибудь еще верит пропаганде?

– Широким кругам населения, которым глубоко плевать на личную жизнь депутата Гудкова или про что там еще будет (разговор с Олегом Кашиным состоялся 4 октября – «МР»)… Весь набор антиоппозиционной пропаганды на телевидении адресован ровно одному зрителю – Владимиру Путину. Но не для того, чтобы объяснить ему, что вокруг враги. А чтобы он видел: телеканалы готовы пойти на любое унижение, чтобы показать свою лояльность.

– Кому принадлежат российские СМИ и зачем они нужны?

– Все российские СМИ в той или иной форме принадлежат Кремлю. И все они нужны Кремлю. В том числе «Эхо Москвы», «Коммерсантъ», «Новая газета». Без них у нас осталась бы сплошная газета «Известия» и «Первый канал». У людей, говорящих, что в России нет свободы слова, стало бы больше аргументов. А так, какие аргументы? Вот, посмотрите, телеканал «Дождь» показывает дебаты оппозиционеров. Свобода слова. Я уже говорил, что на Алексее Венедиктове (главный редактор «Эха Москвы» – «МР») режим держится в большей степени, чем на любом нашистском движении. Если бы на стороне, которая ходит в Кремль, остались бы только люди типа депутата Милонова, Кремль бы рухнул. Но пока в Кремль бегает Алексей Венедиктов, у Кремля большое будущее.
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 884

Все опросы…