Экономика

Более 50% обладателей диплома вуза в Петербурге работают не по специальности

8 октября 2012 12:14 Нина Астафьева
версия для печати
Последняя перепись показала, что в Петербурге по-прежнему проживает наибольшее количество граждан с высшим образованием. В 2002 году в среднем по стране 160 человек из тысячи имели «вышку», а в этом году – 54%. В Петербурге – на 10% больше. Увы, больше половины петербургских специалистов работают не по специальности. Почему – выяснял «Мой район».
Более 50% обладателей диплома вуза в Петербурге работают не по специальности Фото: flickr.com (ssoosay)/Дмитрий Кутиль

Эта статистика – про 54-64% – не очень точна, потому что учитывает только граждан от 25 до 64 лет. В целом же получается только процентов 45. Кроме того, эксперты посчитали еще и мигрантов: подавляющее большинство визитеров из Средней Азии и Казахстана имеют высшее образование или, по крайней мере, говорят, что имеют. Но и 45% – это очень много. В Европе, которая миновала стадию «индустриального общества», процент обладателей дипломов существенно ниже – всего 31. 

Добавим еще немного цифр. 23% рекрутеров интересуется на собеседовании образованием  соискателя. Остальные, соответственно, нет. 60% специалистов с дипломами откровенно признаются, что высшее образование им не очень-то и пригодилось.

Наибольший процент соискателей, которые находят работу по специальности, — это врачи. Но и среди них много тех, кто предпочитает «любую более денежную работу» и в конце концов находит себя в фармацевтическом бизнесе. При том, что на рынке труда большое количество профессиональных фармацевтов.

Рекордсмены по «обратному» показателю — те, кто ищут работу где угодно, только не по диплому — учителя. Вроде зарплаты почти одинаковые, отношение общества — тоже (80% населения, как показывают соцопросы, по-прежнему считают, что главные взяточники в России — это педагоги и медики). Тем не менее, только 7% докторов не хотят работать в медицине, и только 7% учителей трудоустраиваются по специальности. Остальные идут к рекрутерам.

Так, по информации агентства HeadHunter, 74% медиков работают по специальности. И 57% инженеров. 36% юристов. 7% учителей... Помимо медиков, хорошие цифры трудоустроенности показывают программисты. И всё.

Каждый седьмой профессиональный учитель пытается устроиться работать менеджером по продажам, продавцом в магазин, секретарем или офис-менеджером. На третьем месте по популярности – работа в сфере управления персоналом, - рассказали в компании HeadHunter. Нетрудно догадаться, какие специалисты-педагоги лучше всех находят себе работу вне школы: это преподаватели информатики, математики, английского и немецкого языков. А еще учителя начальной школы (им не обязательно иметь высшее образование, но и оплата за их труд соответствующая). В общем, на этих педагогов самый большой спрос.

«Когда я окончил институт, чиновники говорили, что средняя зарплата в педагогике — 20 тысяч. Меня это устраивало, - говорит Илья, преподаватель химии. - Меня устроило и меньше, потому что работать я стал в сельской школе. Жилье там не давали, но от армии уберегли, в общем, начал я туда ездить. Я еще вел кружок гитары, хотя у меня профильного образования нет. Поэтому все вместе как раз и получалось 20 тысяч. Прошел год. Случайно увидел «ВКонтакте», что какой-то группе, играющей в кафе, нужен гитарист, поехал, познакомился. Хороший приработок. Прошло еще полгода. Кто-то из школьников меня там увидел. Да мне плевать, что кафе считается «ненатуральным», ко мне-то там никто не приставал, а вот как школьники там оказались — это вопрос. В общем, когда директор поставила вопрос ребром, я решил, что лучше отмучаюсь год в армии, чем буду терпеть за зарплату, равную прибыли от одного вечера в кафе. А вообще мне кажется, все в школах зависит от директора. Если он способен к диалогу — у него будут работать и за малые деньги. Как ни странно, многие еще любят свою работу».

Сами несостоявшиеся педагоги особый интерес проявляют к должности менеджера по кадрам, по управлению персоналом: вроде как почти по специальности. Или хотя бы психологом.

После учителей, на втором месте, оказались инженеры. Только инженеры по оборудованию и строители могут рассчитывать на хороший оклад, работая по специальности. Остальным приходится тяжелее, и обычно они уже знают, есть ли на рынке вакансии, потому что знакомы с ситуацией на предприятиях. Поэтому всевозможные маркетологи, пиарщики и другие гуманитарии еще пытаются найти работу согласно диплому, а инженерная братия про диплом даже не заикается. Знают, что предложат работу не по специальности.

«Технарям нравилось учиться, но после получения диплома они поняли, что эта специальность – не их, - говорит HR-менеджер Денис Кузин. - Сам я устраивал девочек в отдел контроля качества: стартовая зарплата 20 тысяч плюс процент от выработки. Через год – 30 тысяч. Выше этой суммы они уже не поднимутся никогда. Соглашаются. Девочки и мальчики с образованием дизайнера, культуролога, рекламщика, пиарщика тоже, бывает, находят себе работу по специальности. Но какую? С небольшими бюджетами по 500-1000 долларов, с редкими заказами. Работают по полгода, но потом или должность сокращают, или фирма разоряется. В общем, наш клиент — это или юноша (девушка) бледный со взором горящим, которому очень хочется найти работу согласно полученным знаниям, или тот, кто повзрослел лет на пять и понимает конъюнктуру. Вот у меня был парень знакомый. Работал инженером на каком-то заводике. Всем доволен. И в 22, и в 26 — получал свои 20 тысяч и счастлив. И раз — влюбился. Семья, детей пока нет, но уже очевидно, что деньги нужны... И зарплата — минимум в 40 тысяч. Я, конечно, пытаюсь ему что-то найти, пока не получается. Нужно ведь чтобы человек сам понял, что надо свои мозги перестроить. Другой вариант — семьи еще нет, но вдруг остро понимаешь необходимость разъехаться с родителями. И тогда нужно 20 тысяч на съем квартиры, значит, опять-таки большую зарплату».

Максим, 24 года, работает в гипермаркете. Два года назад он закончил ЛЭТИ по востребованной вроде специальности, которая имела самое прямое отношение к современным кассовым аппаратам, и без хлеба сидеть не собирался. Так оно вроде и получалось, но...

«В магазине сказали: оклад инженера — 18 тысяч, мерчендайзера — 32. Вот, работаю, расставляю коробки с соками, провожу презентации. Остается только стрелять по сторонам глазами и искать возможность переучиться».

Его коллега Павел инженерить не собирался вовсе, а открыл магазин по продаже снаряжения для дайверов. Как известно, лучшая работа — это высокооплачиваемое хобби. Магазин закрылся в 2008-м, пришлось идти в таксисты. Сейчас Павел в частном порядке торгует гидрокостюмами и масками, получая заказы через интернет. Как будто в 90-е вернулся, шутит он.

«Сейчас создается впечатление, что специальность в дипломе вуза и работа практически не соотносятся друг с другом у большинства работающего населения, - говорит Татьяна Гринь, менеджер по маркетингу агентства «1000 Кадров». - Например, запись в дипломе «менеджер» вообще звучит несколько абсурдно,на мой взгляд, поскольку после вуза, не имея практического опыта, невозможно стать сразу менеджером в компании. Это управленческие компетенции, которые формируются практическим опытом, а также лидерскими качествами и прочим».

Самый маленький конкурс в 2012 году (да и в предыдущие) был в два вуза: Санкт-Петербургский аграрный университет и Лесотехническую академию. И, как следовало ожидать, именно аграрии — порядка 80% - сейчас работают не по специальности. Так «МР» рассказали в Комитете по науке и высшей школе. Там же поведали о нехороших перспективах у экологов, географов, социологов и историков. Заметим, что все эти люди очень востребованы в политических и общественных движениях (часто они сами же их и создают). Но если бог не дал пассионарного характера, значит, только и остается: работать секретарем и вести яркий блог.

«Я закончила экологический факультет Гидромета, - рассказала Алена. - Группа у нас была хорошая, мы до сих пор собираемся иногда. - Из 26 человек по специальности работают четверо. Еще двое больше живут в Европе, чем тут. Мне пока больше нравится работать инструктором по аквааэробике».

Антон закончил Горный институт, о котором мечтал с детства. Сразу нашел работу в частной фирме, связанной с золотодобычей. Уехал в первую командировку. В конторе сказали, что оклад будет небольшим – тысяч 15, но возможности роста есть. «За два кошмарных месяца в тайге начислили 26 тысяч чистыми, а выплатили 20. Зато мой фотоальбом с той экспедиции ходил по рукам. В общем, я теперь фотографом работаю».

С социологами и историками все понятно: городу действительно не нужно столько ученых, сколько выпускают наши вузы. Это образование «для себя», что хорошо понимают сами студенты. Но странная ситуация складывается с экономистами. Они ведь тоже могут работать не по специальности.

«Я, наверное, не гожусь для примера, - сказала Евгения, выпускница Торгово-экономического института. - Да, у меня образование: бухучет и аудит. Потому что меня мама загнала в этот вуз. А я всегда, всегда хотела стать дизайнером. С детства. Кружков тогда еще  не было, по крайней мере, в Питере я про них не слышала. Мама отправила учиться на экономиста. Я ни дня не проработала по специальности. Не хочу и все. Теперь мама - она в последние годы неплохо поднялась - меня содержит, но на обучение на дизайнера денег дать не хочет. Наверно, пойду все-таки поработаю бухгалтером, чтобы накопить денег хотя бы на два первых курса».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 893

Все опросы…