Город

Реконструкция исторических кварталов Петербурга: почему мастер-планы никуда не годятся

18 октября 2012 10:29 Нина Астафьева
версия для печати
Проекты реконструкции исторических кварталов – Марсова поля, Новой Голландии и Конюшенной площади – попали под огонь критики. Поскольку ни один из предложенных проектов пока не взят на реализацию, и все архитектурные бюро составляли их бесплатно, ради любви к искусству, то паниковать, конечно, рано. «Мой район» выяснил, что именно не нравится градозащитникам в этих проектах.
Реконструкция исторических кварталов Петербурга: почему мастер-планы никуда не годятся Фото: карта Google Maps/ Дмитрий Кутиль

Теперь, если раскритикованным идеям дадут ход, мы сразу поймем, как высоко власти ценят общественное мнение.

Пока же у защитников исторического центра претензий к властям нет: если с горожанами начали советоваться, прежде чем что-то построить, это уже прогресс. Правда, как сказал директор центра ЭКОМ Александр Карпов, общество и должно формулировать заказ, ведь все в городе возводится на деньги граждан и для их блага. Печально только, что среди архитекторов нет экономистов. И наоборот.

Про транспорт

На днях губернатор Полтавченко заявил, что из центра следует убрать все автомобили, оставив внутри только пешеходов и общественный транспорт. Про машины чиновников не сказал ничего. Между тем, самые замечательные уголки центра – Золотой треугольник вокруг Марсова поля, Большая Конюшенная (после реконструкции Новой Голландии к ним добавится и Коломна) – поражают почти полным отсутствием любых маршрутов общественного транспорта. О них никто, кроме ученых, не думает уже лет 20: считается, видимо, что в столь привилегированном месте живут люди, которые в трамвай не сядут ни за какие коврижки. Если вокруг Новой Голландии еще шныряют какие-то маршрутки и автобусы, то на Дворцовую набережную можно попасть только на машине. На велосипеде – не стоит, проезжая часть слишком узкая. Всему виной – падение троллейбуса в Фонтанку, случившееся полвека назад. С тех пор общественный транспорт на набережные не пускают.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»
  • Фоторепортаж: «Кварталы реновации исторических территорий»

Андрей Горев, зав кафедрой организации перевозок автомобильно-дорожного факультета СПбГАСУ пояснил, что любая реновация перечисленных кварталов потребует реорганизации всей сети общественного транспорта. А для того, чтобы горожане охотно им пользовались, требуется не так уж много: невысокая цена, удобство оплаты, несложные пересадки с одного вида транспорта на другой (чтобы не пришлось бежать с остановки до станции метро через два перекрестка) и скорость – не меньше 20 км/ч. Конечно, европейцу этот список показался бы слишком коротким, а вот нам пока и этого не достичь.

Если поднять из архива карту общественного транспорта, можно увидеть, что маршрутами был испещрен весь центр, и никого не заботило, что трамвай мешает спать важным людям. Теперь вместо трамвая – старые автобусы. «Люди-то у нас все стерпят, - резюмировал профессор, - даже воздух с копотью. А вот здания…  Экологический стандарт наших автобусов даже до Евро-2 не дотягивает. Выход, думаю, один: переходить на электрические двигатели. Не обязательно трамваи – можно троллейбусы. На площадь Искусств трамвай уже не вернется, и бог с ним. С Садовой непонятно. Мы 10 лет уговаривали Валентину Матвиенко вернуть трамвай на Садовую, уговорили вроде бы. Но тут сменился губернатор – и начинай все сначала».

В идеале, сказал Горев, запустить гибридные троллейбусы, которые по Васильевскому острову ходили бы, цепляясь за контактные провода, а дальнейший маршрут – по Невскому – преодолевали бы на аккумуляторе. В Петербурге могут изготовить батареи, на которых большой троллейбус может проехать без подзарядки 10 километров: Невский туда и обратно. К троллейбусным проводам у горожан много претензий: портят видовые картинки, обрываются и тогда вся линия встает, да мало ли чего. Но это не значит, что электротранспорт стоит заменить автобусом. А между тем, во всех «конюшенных» и «новоголландских» проектах, если и уделяется внимание транспорту – то исключительно автобусному. Кое-кто, правда, нарисовал метро – но в таком месте, где его и не думали проектировать. Максимум, что могут сделать наши строители – перенести второй выход станции «Театральная» на площадь Труда.

Про дома

Координатор движения «Живой город» Юлия Минутина поделила не понравившиеся ей идеи на спорные и опасные. Ко второй категории относится, например, идея о замене асфальта на Галерной улице на агрессивное ярко-красное покрытие. Улица после революции называлась Красной – вот прожектеры и решили привести ее в соответствие, взяв за образец венский опыт.

Положительные примеры, по мнению Юлии, - это появление часовни на месте Благовещенской церкви, организация общественного пространства (меньше машин, больше тусовочных мест для пешеходов) на площади Труда. А еще – осмысление специфических особенностей нового старого Петербурга. Имеется в виду, например, освоение крыш, чтобы туда ходили не дикие, а цивилизованные экскурсии.

Зато другую идею по поводу той же церкви «Живой город» раскритиковал. Идея заключалась в воссоздании если не самой церкви, то ее силуэта из металлических конструкций. И выглядело бы все это подобно обгоревшему скелету.

Идею Полтавченко о ликвидации в городе мемориальных досок, которые портят внешний вид домов-памятников, Юлия Минутина не одобрила: доски как ничто иное придают Петербургу статус исторического города. А архитектор Данияр Юсупов предложил заменить их на QR-коды

И все же проект по совместному изучению мастер-планов – каким бы проявлением демократии это не выглядело – продемонстрировал ряд провалов.

Во-первых, заявили «живогородцы», в мастер-планах отсутствует анализ территорий с точки зрения объектов культурного наследия. Во-вторых, нет анализа выявленных исторических объектов (таких, как дом Рогова). Со схемами исторических кварталов поступают очень хитро, так что одна и та же улица может быть представлена и как ценный исторический квартал, и как самый заурядный. Да что улица… Один и тот же дом одновременно является памятником (лицевой фасад) и непамятником (флигели). Кроме того, Юлия Минутина выступила против атриумов, которые убивают исторический центр города, а жителям дворов не дают видеть небо. Еще две идеи – вывод из центра института Лесгафта и организацию парковки под Марсовым полем – также были зачислены в ранг «опасных».

Отдельной темой стало положение двух литературных музеев. Музей-квартиру Зощенко в Чебоксарском переулке ни одно архитектурное бюро не удостоило вниманием. Зато квартал Блока решили преобразовать с помощью квартала зеркальных фасадов.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 848

Все опросы…