Общество

Россияне такие послушные, потому что их часто хвалят

22 октября 2012 11:02 Подготовил Андрей Сошников
версия для печати
Петербургские филологи проследили традицию символического поощрения в советском и постсоветском обществе и выяснили, что грамоты, похвальные листы и распределение ролей на детских утренниках формируют особый тип взаимоотношений с государством. Почему российское общество послушно выполняет все, что от него требует власть?
Россияне такие послушные, потому что их часто хвалят Фото: flickr.com (virginsuicide photography)/Дмитрий Кутиль

Мы привыкли не замечать символические действия, которые совершаются рядом с нами. Слова, жесты, похвалы, нематериальное поощрение – все это воспитывает в человеке особое отношение к субъекту, который распределяет награды. В роли субъекта могут быть родители, но чаще – государство. С детства оно вводит незаметные для человека символические практики социального контроля. С детства мы получаем дипломы, грамоты и похвальные листы. Ради таких, на первый взгляд, пустяков гражданин готов быть «хорошим» даже ценой утраты мечты. Чем вызвана страсть к публичным награждениям? И почему российское общество послушно выполняет все, что от него требует власть?

Авторы сборника «Комплекс Чебурашки, или Общество послушания» ответили на эти вопросы на презентации в книжном магазине «Порядок слов». Кандидат филологических наук, доцент СПбГУ Инна Веселова рассказала, как во время изучения фольклора в российской провинции ученые встретили неадекватного, на первый взгляд, мужчину. Он принял ученых за «казенных людей» или журналистов муниципальной газеты. «Мужчина бесконечно демонстрировал свои умения: громко читал посмертные письма партизан, играл в шахматы. Когда мы задавали вопросы про фольклор – рассказывал, что учит людей молиться. Наконец, рассказал, что имеет награды не только от сельсовета, района, но и от Кремля. И что Кремль вручил ему волшебного чебурашку – большую оранжевую собаку». Одним словом, мужчина всячески выслуживал себе почести.

Оказалось, что вручение Чебурашки – это обычный государственный жест. В июле 2008 года президент Дмитрий Медведев вручил Чебурашку олимпийской сборной. Также Владимир Путин вручал Чебурашку в самых разных ситуациях. «Под впечатлением от нашего интервьюируемого мы осознали, что на государственном уровне происходит что-то неизвестное, с чем мы должны разобраться, – продолжила Инна Веселова. – В нашей культуре принята бесконечная лаудация (похвальная речь – «МР») – почти от детского сада (вручение дипломов и благодарностей за окончание) и дальше. Дипломы за спортивные достижения, за пятое место в районной олимпиаде по биологии...

Похвальные листы – бумажные эквиваленты дореволюционных вензелей, золотых медалей. Прослеживая историю распределения символических благ, которые когда-то имели реальную ценность (медаль была по-настоящему золотой), мы пришли к таких невинным, на первый взгляд, вещам, как детские карнавалы, праздники в детских садах и школах».

Наградой, которая позволяет установить контроль за человеком, может выступать и такая символическая вещь, как роль Снегурочки на детском утреннике. «Моментальный опрос моих ближайших подруг выявил: все они помнят ситуацию, когда из ряда девочек-снежинок выбирали единственную девочку-снегурочку, и победа в этом соревновании воспринималась как первый социальный успех, пик детсадовской карьеры. Самая послушная и миловидная девочка-отличница имела право стать Снегурочкой. Остальным доставалась роль Снежинки. Это одно из стандартных воспоминаний девочек начиная с 60-х годов XX века», – рассказывает Инна Веселова.

Следующая фаза ритуального костюмирования – это белое платье невесты.  «У мальчиков куда больше вариантов для реализации на детских утренниках: мушкетер, ковбой, космонавт, косолапый мишка, в конце концов, – отмечает доктор филологических наук, профессор СПбГУ Светлана Адоньева. – Девочка вынуждена выбирать между Снегурочкой и Снежинкой. Эта память сохраняется на телесном уровне. Мать, которая шьет своей дочери костюм снежинки, приговаривает: «Я была снежинкой, и ты будешь снежинкой, такова наша участь». Невеста или выпускница в роскошном белом платье берет реванш за поражение, нанесенное на детском утреннике. Отсюда образуется странная традиция свадьбы как праздника, единственной королевой которого является невеста – всё подчиняется только ей.

Воспоминания о детских карнавалах очень значимы. «Каждый помнит себя либо тем телом, на который напяливали костюм, либо теми руками, которыми этот костюм созидается. Если вы не вовлечены в детсадовскую практику, то наверняка был какой-нибудь стул, на котором вы стояли и старательно читали стихи. Практика похвалы деревенской запретной и практика похвалы городской поощряемой – это две конфликтующие практики, которые странным образом сталкиваются в нас самих».

Интересно, что протест в обществе послушания тоже связан с наградами. А именно – отказом от них, как поступил ученый Перельман. Или режиссер Олег Дорман, отказавшийся от премии ТЭФИ в 2010 году, поскольку посчитал орган, который выдает премию, нелегитимным. У нас принято сочувствовать таким жестам, а Перельман вообще симпатичен большинству россиян.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 823

Все опросы…