Общество

Бес культуры: почему Петербург всё больше напоминает средневековый город

23 октября 2012 10:32 Юлия Галкина
версия для печати
В Петербурге в течение буквально одной недели успели отменить: одну выставку (ICONS) и два спектакля («Граждане бесы» и «Лолита»). Формальная причина – недовольство то ли православных, то ли казаков, то ли «граждан РФ». О причине настоящей мы поговорили с кинорежиссером Алексеем Германом (младшим) и культурологом, киноведом Кириллом Разлоговым. Что за «машина времени» после 20 лет относительной свободы в творчестве вернула «культурную столицу» то ли в СССР, то ли (что ещё хуже) в дремучее средневековье?
Бес культуры: почему Петербург всё больше напоминает средневековый город Фото: flickr.com ( crsan - christianholmer.com)/Дмитрий Кутиль

Алексей Герман-младший

Автор фильмов Garpastum и «Бумажный солдат» на днях через сайт «Эха Москвы» сделал обращение, в котором высказал стыд за то, что происходит в Петербурге. «Это больше не мой город, а что-то иное. Дремучее и бессмысленное», - заявил Алексей Герман-младший. Последней каплей для кинорежиссера стала история с отменой спектакля «Лолита» по Владимиру Набокову, в «Эрарте»: после того, как некая группа лиц (казаки, учителя, студенты и граждане РФ) направила обращение руководству музея с соответствующим требованием, автор постановки Леонид Мозговой предпочел «не дразнить гусей» и отменить выступление.

- Алексей Алексеевич, но ведь конкретно в истории с отменой спектакля Смольный как бы ни при чем. И ещё даже неизвестно, кто конкретно писал и подписывал письмо – складывается ощущение, что это всего один, возможно, психически не очень здоровый человек. Надо ли бояться дураков, которые были всегда? Почему именно сейчас на них так остро реагируют?

- Во-первых, власть должна была проявить какую-то реакцию. Для начала. У нас есть вице-губернатор Кичеджи, который курирует культуру. У нас есть исполняющий обязанности председателя Комитета по культуре – главу, кстати, так и не избрали. Хотя это было давно обещано тем же вице-губернатором Кичеджи.

- По слухам, Дмитрий Месхиев продолжает неформально следить за комитетом.

- Может быть, он и продолжает следить, но с такой культурной политикой в культурной столице это всё приведет к отставке того же Кичеджи в перспективе. У нас что получается: психически нездоровый человек или группа малоадекватных людей навязывают культурной столице страны свою волю? То есть если у нас начнет писать письма сумасшедший, что он отравит воду – что, её отключат?! У нас что, завтра по той же причине или по похожей начнут закрывать спектакли Льва Додина (художественный руководитель МДТ – «МР»), БДТ? Не дай Бог кому-нибудь не понравится актриса Фрейндлих (Алиса Бруновна играет в БДТ – «МР»)… Это раз. Во-вторых, российская власть, как и любая, должна все-таки быть авторитетной. Какой авторитет, когда в городе творится черт знает что? Когда, такое ощущение, часть депутатского корпуса работает исключительно на личный пиар? У нас в Петербурге происходит разрушение основ государственного строя Российской Федерации.

- Но ведь, повторюсь, и Марат Гельман, и Леонид Мозговой сами отменили свои мероприятия, нет достоверной информации, что был какой-то звонок, сигнал из Смольного.

- Я не очень понимаю – что значит, не было звонка из Смольного, или сигнала из Смольного? Мы сейчас начнем говорить, что одну выставку закрывают, другую – всё это мы знаем. Но дело же в другом. Я говорил не о конкретных запретах – а о том, что основная опасность исходит от малоадекватной петербургской власти. В Москве – с начальником департамента культуры Сергеем Капковым - такое невозможно. При всех сложностях, скандалах, конфликтах власть (в Москве – «МР») создает условия для развития культуры, а не решает какие-то свои личные проблемы.

- Меня одна вещь неприятно удивила: и выставку Гельмана, и поэтический вечер «Граждане бесы», и «Лолиту» отменили буквально по первому требованию – которое формально даже не из Смольного исходило. То есть люди даже не боролись. Способны ли вообще деятели культуры бороться с невежеством власти? Имеет ли это смысл?

- Я не очень понимаю, как можно бороться с некоторыми представителями власти, потому что как можно бороться с Шариковыми? Я понимаю, что деятели культуры должны не о конкретных примерах говорить – которые, безусловно, тоже очень важны – а говорить о том, что сложные периоды в истории нашей страны всегда начинались с того, что обществу навязывали свое мнение радикалы. В России, на мой взгляд, нельзя поощрять радикализм в любом – я подчеркну, в любом – его виде. В том числе радикализм, который прикрывается православной церковью, казаками – чем угодно. Это путь к разрушению большого сложного многонационального государства.

И я повторю, что любая власть – в Америке, в Китае, да где угодно – должна быть в первую очередь озабочена (помимо обратной связи с населением) тем, чтобы она не была смешной. Когда над властью начинают потешаться – это первый шаг к кровавой революции. Так вот, над петербургской властью потешаются, она стала анекдотом, она стала шуткой. И, на мой взгляд, вся опасность состоит в том, что нет понимания в государстве, что ситуация в Петербурге очень тяжелая, очень сложная, и Петербург может стать точкой, катализатором тех перемен, которым никто из них рад не будет. В России сложная кровавая история бунтов. Это надо помнить. И этого нельзя допускать ни в коем случае.

- Честно говоря, складывается ощущение, что против Георгия Полтавченко началась какая-то серьезная кампания: если проследить за ходом событий, то станет видно, что многие горожане, ранее лояльно настроенные, разлюбили губернатора уж очень оперативно. Может ли такое быть, что мы все просто оказались жертвами этой кампании по дискредитации?

- Какая кампания? Не преувеличивайте! Ну, может быть, я же не знаю всех нюансов. Но я не очень верю в то, что есть какие-то такие силы – оппозиционные или неоппозиционные – которые способны к этому подтолкнуть. Нет, это все исходит от собственных ошибок, от непонимания специфики города, от отсутствия понимания у части петербургской власти – не всей власти (я там знаю нормальных людей) – что она, власть, для народа. А не народ для нее.

- В последнее время словосочетание «Петербург – культурная столица России» употребляется всё чаще как оксюморон: москвичи, например, откровенно иронизируют над нами. Возможно ли как-то исправить эту ситуацию, вернуть нам наш статус - или точка невозврата уже пройдена?

- Исправить это можно. Очень просто. Переназначить людей, ответственных за культурную политику в городе. Нам нужен условный Капков – то есть нормальный, современный, интеллигентный, читающий книжки человек. Такие люди есть. И в городе в том числе. Тот же депутат Вячеслав Нотяг. Тот же Максим Резник. Та же Настя Мельникова (Нотяг, Резник и Мельникова являются депутатами Законодательного собрания Петербурга – «МР»), которую я давно знаю, с которой мы вместе работали, которую я очень уважаю. Назначьте вице-губернатором Нотяга, а Настю Мельникову – председателем Комитета по культуре. Все будет нормально в городе! Назначьте нормальных людей – а не по принципу, что вы с ними в субботу вечером встречаетесь и беседуете о жизни. Кадровая политика Смольного совершенно неправильная.

Это первое. И второе. Существует партия «Единая Россия». Я не являюсь ее членом. Но раз у них есть партия – есть же у них и нормальные люди, которые приструнят малоадекватных депутатов с малоадекватными инициативами? Послушайте, вы считаете, что это нормальная история – про пакет молока (Алексей Герман имеет в виду недавний скандал вокруг бренда «Веселый молочник», когда православные активисты усмотрели на картонных коробках с молоком и кефиром признаки пропаганды гомосексуализма – «МР»)?! Мы с женой приехали к родителям, пришли в магазин – и неожиданно я увидел этот пакет. И начал пристально его разглядывать: есть ли в усах молочника что-то гомосексуальное или нет? Нет, это бред сумасшедшего! Давайте тогда и радугу запретим. Ее можно запретить еще по 25-ти пунктам. Можно, например, обвинить ее в том, что она провоцирует в людях пагубное стремление к наживе - обращая к известному мифу о том, что если пройти по радуге, можно найти горшочек золота. Можно много чего нездорового придумать! Но сделайте нормальный здоровый город, в чем проблема? Назначьте нормальных людей! Пусть тот же Кичеджи занимается транспортом, как в Москве, или тракторами (вице-губернатор Петербурга Василий Кичеджи в 1990-е был генеральным директором «Челябинского тракторного завода», а в 2009-2010 годах являлся руководителем Департамента транспорта Москвы – «МР»). Почему он должен заниматься культурой?!

Кирилл Разлогов

Итак, 20 лет город и страна жили в атмосфере относительной свободы: деятели культуры снимали, что хотели, показывали, что хотели, писали, что хотели. И вдруг буквально за год, а то и меньше, происходит головокружительный реверсивный процесс: «неправильные» выставки и спектакли отменяются один за другим.

- Кирилл Эмильевич, складывается ощущение, что если дальше всё так пойдет, то очень быстро могут быть перечеркнуты все достижения культурной эволюции – и, получается, мы вернемся то ли в Советский Союз, то ли ещё дальше, в средние века. Чем вообще этот процесс можно объяснить?

- Объясняется это движением маятников. В культуре всегда сначала идет движение в одну сторону, а потом начинается движение в противоположную. Это можно называть и «принципом спирали», когда вроде бы идет какое-то развитие  - но с повторами. Здесь ситуация достаточно прозрачная и простая. Был период, когда ощущалась своеобразная эйфория: всё дозволено, никакой цензуры нет. Сейчас период, когда, видимо, накопился какой-то испуг. Причем испуг не только у начальства, но и в массе населения, которое достаточно консервативно, чтобы против всего этого защищаться.

Я думаю, что здесь, на самом деле, роль государства довольно велика просто в том смысле, что если думать о развитии – государство должно бы защищать от агрессивности консервативной части населения в том числе интеллигенцию, которая стремится к изменениям. Где-то это происходит, где-то нет. В Петербурге этого не происходит, консервативная часть получает поддержку. И это тоже объяснимо. Все эти законы, которые принимаются сейчас Госдумой, можно объяснить тем, что у депутатов сложилось ощущение: они здесь на пять лет - и за это время надо постараться всё запретить, чтобы они остались в своих креслах на всю жизнь. Логически я их могу понять, а практически это невыполнимо.

- Как бороться с испугом начальства – понятно: надо менять начальство. Но как бороться с испугом населения? Что делать, если проблема не в Путине и не в Полтавченко – а в головах?

- Есть политические механизмы, которые позволяют защищаться от этой агрессивности, от основной массы населения. Потому что на самом деле что происходило в Германии в годы фашизма? Основная масса населения с удовольствием била евреев и следовала той политике, которая была ей предложена. Я думаю, что основная масса населения у нас в стране поддерживала репрессии, потому что считала, что вот эти зарвавшиеся коммунистические начальники заслуживают той кончины, которая их ожидает. И если не подогревать эти настроения, стремиться держать их под контролем, не давать им распускаться, то можно развиваться нормально. А если это подогревать, как это делал Сталин в свое время, – то тут всё возможно.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 893

Все опросы…