Общество

На избирательные участки нужно пускать только тех, чей мозг умеет рефлексировать

24 октября 2012 15:02 Подготовила Нина Астафьева
версия для печати
Что отличает человека от животного? Когда на земле появились настоящие люди, а не «наши далекие предки»? Как на наш мозг влияет обучение? Как правильно заучивать огромные тексты? На эти вопросы «Моему району» отвечала Татьяна Черниговская, профессор Санкт-Петербургского государственного университета, заведующая лабораторией когнитивных исследований, биолог, лингвист, семиотик и психолог.
На избирательные участки нужно пускать только тех, чей мозг умеет рефлексировать Фото: flickr.com/davemedia

Современный человек начал ходить по земле 250 тысяч лет назад. Примерно на 30 тысяч лет назад прослеживается его история. Для сравнения – муравьи существуют 200 миллионов лет, практически не меняются, равно как их иерархия. В то же время человеку очень легко превратиться в так называемого Маугли: достаточно оказаться ребенком «очень хороших родителей», просидеть лет десять в запертой комнате, чтобы уже не овладеть навыками коммуникации, хотя иногда ученым и удается научить таких ребят примитивным словам и жестам. А также прямохождению.

Итак, вопрос. Особь с видовыми признаками человека, но не умеющая ничего из того, что должен уметь хомо сапиенс – человек или нет?

Или вот другая крайность. Инвалид, у которого искусственные сердце, почки, глаза и уши, наращенная память – скоро наши биомедицинские технологии смогут достигать и этого – он человек? Где мы, собственно, начинаемся и заканчиваемся? Компьютер считает быстрее любого человека. Появились не только мобильные телефоны, но интеллектуальные пылесосы. И в то же время – если объединить все компьютеры мира и закачать туда весь интернет – в лучшем случае получится один человеческий мозг, возможности которого на самом деле безграничны.

Раньше считалось, что главное отличие человека и животного – это речь. Действительно, представители фауны могут выучить примерно 8 «языков», а точнее – 8 команд. «Хочу есть», «хочу самку», «идите все сюда», «опасность, бежим» и так далее. Но на большее он не способен в принципе. Если природой заложено 8 команд, их и будет 8. В то время как человеческий язык, любой из ныне известных 6000, открыт для появления в нем новых слов.

Юрий Михайлович Лотман говорил: люди – это единственные существа, обладающие способностью к рефлексии. Причем уж это-то качество – приобретенное, а не врожденное. Животные не обладают способностью оценить свои действия, дети тоже, как, увы, довольно большой процент взрослых. Мне иногда кажется, на избирательных участках нужно ставить рамки, но не такие как там сейчас – чтоб пистолет найти, а рамку, совмещенную с устройством brain-imaging, просвечивающую мозг. И если в мозгу имеются те лобные доли, ответственные за рефлексию, значит, можно выдавать бюллетень. Нет – иди гуляй.

При этом мозг ведь меняется постоянно. Уже доказано с помощью тех же систем brain-imaging, как в процессе любого обучения меняется структура не только серого вещества, но и белого, которое на самом деле гораздо глубже, и про которое раньше не думали, что оно влияет на мыслительные процессы. А это так. Аксоны становятся более плотными и т.д. Послушал одну лекцию – уже есть какие-то изменения. Их не будет, только если ты пьешь горькую, глядя в стакан, а больше ничего не делаешь… Нет, будут все равно. Ведь чертей, которые к тебе приходят, ты тоже как-то осмысливаешь.

Кстати, о чертях. Галлюцинации порождает сам мозг. 150 лет, начиная с профессора Сеченова, мы изучаем рефлексы головного мозга и до сих пор не понимаем, как объяснить страдающему галлюцинациями пациенту, что это все происходит в его мозге, а не в реальности. Ущипнуть, предлагают мне не самые сильные студенты. Так и ощущение от щипка тоже может быть порождением галлюцинаций. Продукт галлюцинаций может обладать запахом, голосом, внешностью, шерстью, которую можно потрогать, и уж конечно, он может «действовать». Опыты показывают, что при галлюцинации так же работает слуховая кора мозга, как если бы она реально получала информацию посредством уха. Нет, она работает, в абсолютной тишине… И это тоже отличие от животного – мы все время порождаем виртуальные миры. И не только миры. Мы порождаем законы и навязываем их природе. Это не я сказала, а Иммануил Кант. А еще лучше, вернее, проще, выразился Гоголь. Ну гений он и есть гений. Помните, в «Ревизоре» женщина говорит: как же это у меня глаза не карие, когда я все время гадаю на себя как на трефовую даму. Шедевр. У меня карие глаза потому что я думаю, что у меня карие глаза.

Увы, мы не знаем, как выглядит объективный мир потому что когда мы на него смотрим – значит, мы уже в нем участвуем.

Одно из важнейших открытий ХХ века – что у нас в мозгу есть не только обычные нейроны, но нейроны зеркальные: они включаются, когда мы смотрим, как что-то делают другие. Это и есть основа коммуникации. Дети, кстати, это делать не умеют. Равно как аутисты и шизофреники, увы. А вот животные могут, хотя у некоторых ученых другое мнение… Человек способен строить модель психики другого человека. Мозг битком набит разного рода зеркалами. Отсюда изобретения, которые приходят на символическом уровне – и часто не ученым, а людям искусства. А потом, если это все-таки был ученый, у него начинается титаническая работа , чтобы это перевести хоть в какую то общедоступную форму: графики, формулы, слова, рисунки, схемы… Как сказал Феллини, когда его попросили объяснить, про что снял очередной фильм, «Если б мог рассказать, о чем фильм, написал бы роман. Он о том, что вы видите».

Даже без Феллини, на собственном примере можете убедиться. Вспомните: как только вы начинали рассказывать кому-то сон, он начинал меняться. Потому что он превращался из сна – в текст.

Впрочем, язык для того и был придуман, чтобы систематизировать ту информацию, которая вспыхивает в мозгу. Разложить ее по ящичкам и сделать наклеечки. И недаром Иосиф Бродский, не ученый, а поэт, заметьте, сказал, что поэзия – это наша видовая цель. Речь - генетическое отличие от зверей, а поэзия – ее высшее проявление. Самый мощный ускоритель сознания. Стоит ли удивляться, что первые труды на тему человеческой памяти принадлежат не ученым-физиологам, а писателю Марселю Прусту, который все открыл про нее задолго до того, как этой темой стали заниматься сотни научных мужей. И все они пользовались его книгами. Или импрессионисты, которые правильно оценили возможности человеческого зрения задолго до врачей, биологов и психологов.

Еще одно замечание о снах. Учить во сне большие объемы текста, не говоря уж об иностранных языках – невозможно, хотя многие, я уверена, всю жизнь об этом мечтают. Но хитрость в том, что сон в процессе помогает. Многим, наверное, знаком такой неприятный казус: учили к экзамену, попался билет с темой, которую зубрил как раз вчера. И – помнишь, как ты это читал, но не можешь вспомнить, что. Домой приходишь с несданным экзаменом, ложишься с горя спать, а утром весь этот текст можешь воспроизвести чуть ли не наизусть. Да, усвоенные знания переходят из гиппокампа в кору именно во сне. Поэтому самый действенный способ что-то выучить: почитать, отдохнуть (чай, прогулка, даже пиво), еще раз взглянуть на текст – лечь спать. Утром он, скорее всего, будет прочно сидеть в голове.

P.S. Автор благодарит за помощь лекторий креативного пространства «Ткачи».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 838

Все опросы…