Город

Главные претензии петербуржцев к мигрантам: «наглые» и «грязные» - социолог

30 октября 2012 10:43 Нина Астафьева
версия для печати
Какие мигранты приезжают в Петербург, а какие — в другие города? Почему киргизы стараются ассимилироваться, а таджики и узбеки стремятся вернуться домой? Будут ли в Петербурге этнические гетто и если да — то кого за это благодарить: диаспоры или чиновников? На эти темы «Мой район» побеседовал с социологом Эмилем Насретдиновым, сотрудником американского университета в Центральной Азии.
Главные претензии петербуржцев к мигрантам: «наглые» и «грязные» - социолог Фото: Trend/Дмитрий Кутиль

Мы изучали отношение к мигрантам в разных городах: Казани, Петербурге, еще держали в поле зрения Москву и Екатеринбург. При этом целью нашего исследования было не только настроение местных жителей, но и уровень проникновения среднеазиатских мигрантов в здешнюю среду. Не секрет, что иногда именно мигранты меняют городское пространство, влияют на развитие физических, экономических и социокультурных ландшафтов. Но сколько бы исследований ни проводилось на эту тему, я нигде не видел кросс-сити анализа, то есть сравнения двух городов. И мы с нашей социологической группой решили это исправить.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Мигрантская карта»
  • Фоторепортаж: «Мигрантская карта»
  • Фоторепортаж: «Мигрантская карта»
  • Фоторепортаж: «Мигрантская карта»
  • Фоторепортаж: «Мигрантская карта»
  • Фоторепортаж: «Мигрантская карта»

Начнем с Петербурга. Вот мы приехали изучать положение мигрантов в вашем городе. И сразу наткнулись на социальную рекламу в метро: про то, что ребенка надо встречать из школы. Там лабиринт нарисован. Посыл таков, что дорога в школу может оказаться опасной. Зато в Казани ни о какой опасности — как для местных, так и для приезжих - не говорят. Наоборот, часто встречается плакат, на котором красивая девушка говорит: рахим итегез, то есть  — добро пожаловать. С этого и началось наше знакомство. Петербург — опасный город, и об этом должны все знать.

Я уже сталкивался с таким явлением, как портретизирование целых сообществ и больших районов. Например, могут ставить такое клеймо: они, мол, грязные. И это слово ассоциируется с определенными этническими культурами. И на этом соотношении выстраивается тактика городского контроля. Например, новозеландцы портретизируют сами себя как чистую нацию: они, дескать, относятся к природе с уважением в отличие от азиатов, которые такой культурой не обладают. И вот так во всех городах формируется образ грязного чужого. В том числе в Петербурге, где мы проводили опрос населения и среди отрицательных качеств среднеазиатских мигрантов «грязный» оказалось на одном из первых мест. Но чаще всех упоминался эпитет «наглый». А еще — низменный, некультурный, агрессивный, противный, самоуверенный, необразованный. И еще им не могут простить двух качеств: навязчивые приставания к девушкам и клановость.

В Казани больше упреков по поводу того, что мигрант забирает работу у местных жителей, что он торгует наркотиками и что лезет в чужой монастырь (то есть в Россию) со своим уставом. В Петербурге к мигрантам положительно относятся 20% населения, отрицательно — 7%, нейтрально — 72%. В Казани соответственно 10%, 3% и 86%. То есть неравнодушных в Петербурге меньше. Положительные качества трудомигрантов здесь тоже называют. Трудолюбие, забота о семье и др.

Так вот, в воображении людей уже рисуется негативный образ грязного человека. Это стигматизация. С одной стороны, они занимаются грязным трудом, с другой — их самих любят обвинять в том, что они не следят дома за порядком. Поселятся, мол, в подъезде и гадят...

Сначала мы просто опрашивали людей, потом составляли мигрантскую карту. Мы с ребятами обошли почти весь город. Я истоптал все ноги. Потом взял в аренду велосипед и начал ездить, вот тогда стало легче.

Итак, в сознании петербуржцев бытует мнение, что иммигрантские районы — это у метро Дыбенко, в Купчино, Апраксин двор, еще немного — Приморский и Московский районы. И мы решили это проверить. Сразу скажу, что чемпион по количеству азиатских тружеников — квартал вокруг метро «Комендантский проспект». 24 торговые точки (в основном, с фруктами), где работают выходцы из Узбекистана, Таджикистана, Киргизии и так далее. У нас на карте синие точки — магазины, красные — кафе, зеленые — просто места присутствия мигрантов. Должен отметить, что в Казани, если есть кафе с восточной кухней, оно и называется по-восточному. В Петербурге — нет, оно запросто может именоваться «Столовая ложка» или «Уют». Но это так, к слову.

В общем, выяснилось, что мигрантов нет только на Крестовском острове. А так они везде. И гетто, как, например, в Казани и Екатеринбурге, у вас пока не образовалось. С одной стороны, это хорошо. С другой, когда все мигранты кучкуются в одном месте, общий градус неудовольствия понижается. Не хочешь общаться с мигрантами — не ходи на Колхозный рынок (это я про Казань). И они оттуда тоже не очень-то и выглядывают.

Потом мы развили эту тему и выяснили, в каких местах отдыхают петербуржцы. Выяснилось, что зоны отдыха с местами кучкования мигрантов почти не пересекаются. Петербуржцы называют Шереметевский дворец, Александровский парк, центр «Галерея», Юсуповский сад, Мариинский театр, Дворцовую площадь. И мы, наконец, наткнулись на такое совпадение: в центральных районах мигрантов не очень много, если не считать Апраксин двор, а вот в Купчино, в Невском районе — много. Так, по крайней мере, говорили люди. И эти же районы считаются, по их словам, опасными.

Многое ли зависит от властей при формировании гетто? Довольно много. В Казани, где все мигранты кучкуются вокруг Колхозного рынка, все указывает на то, что властям наплевать на тот район. Дорога неухоженная, старая, сплошные ямы, хотя другие дороги приводят в порядок. Корпуса рынка или дома вокруг него являются памятниками архитектуры, поэтому сносить их нельзя, а искать инвесторов мэр не спешит. Все ждут казанской универсиады-2013, перед которой этот район, может, и благоустроят. А может, и нет. В Петербурге, насколько я знаю, для Апраксина двора все-таки нашли инвестора.

В любом случае, в Петербурге мигранты рассеяны по всему городу, что наша карта и показывает. Интересный пример - Екатеринбург: там есть такой Таганский ряд, где территория реально геттоизировалась. Причем без особого участия городских властей. Был рынок в месте, отделенном от основной застройки железнодорожной веткой и автобаном. Там состоятельные мигранты стали выкупать квартиры, чтобы поближе к работе, а местные жители их с удовольствием продавали, чтобы уехать в более русифицированное место. Теперь там вьетнамцы, казахи, таджики, узбеки, китайцы — ходишь и русскую речь почти не слышишь.

Средняя Азия представлена в Петербурге Таджикистаном и Узбекистаном. С Туркменией все понятно: закрытая страна. Казахстан достаточно развит, и его жители не согласятся тянуть лямку низкоквалифицированного гастарбайтера. Они если и ищут работу — то с дипломом. Киргизы в Казани занимают неплохие ниши, а в Москве они на самых нижних ступеньках — дворники и тому подобное. В Петербурге киргизов почти нет, потому что им удобнее доехать прямой железнодорожной веткой до Екатеринбурга, чем с пересадками — до Питера. Но я хочу отметить, что киргизы — генетически кочевой народ, в отличие от таджиков и узбеков. Кроме того, киргизские, не говоря уж о казахских, женщины более эмансипированы. Что это значит? Что киргизские рабочие стараются приезжать сюда с семьями, а в перспективе собираются получить гражданство, тем более, что им дают какие-то льготы. Таджикские и узбекские мужчины работают, чтобы потом уехать на родину. В этом их основное отличие. По статистике, таджик за год посещает родину три раза, киргиз — один. А что ему родина, когда у него семья под боком.

В Петербурге изменения в положении мигрантов, как и в Москве, как и в Екатеринбурге, начались с нормализации уличной торговли. Когда закрыли Черкизон, где торговали 100-120 тысяч мигрантов, все они растворились где-то в городе. В Петербурге такая же ситуация была с Хасанским рынком и «Юноной», да мало ли с чем. Новые рынки в плане инфраструктуры намного лучше: кондиционеры, туалеты и т. д., но они дороже. Мало кто из приезжих сможет выкладывать 30 тысяч долларов за месяц аренды одного контейнера — таковы расценки в торгцентре «Москва», который построили взамен Черкизовского. По ресурсным возможностям мигранты слабее — вот их и выжили. К чему это привело? С одной стороны - нормализация, с другой - криминализация. Как показало наше исследование, в Казани почти у всех мигрантов есть разрешение на работу и весь пакет правильно оформленных документов. В Москве — нет ничего, ибо там дешевле откупиться. Петербург где-то посередине...

P.S. Мигрантские точки притяжения собраны, в основном, вокруг метро. Вернее так: магазины, в которых работают мигранты (или же они им принадлежат), расположены на крупных улицах (судя по карте, особенно выделяется Большой проспект П.С.), а кафе — у метро. Например, на площади Ленина. У метро «Василеостровская» и «Приморская» много мигрантов, которые не торгуют, не кормят, а просто тусят или кормятся сами. То же можно сказать про улицу Римского-Корсакова. А вот Сенная площадь умеренно раскрашена в сине-красные цвета: азиатских гостей здесь много, но примерно как везде. Апраксин двор — весь почему-то выкрашен в красный цвет, хотя тут больше торгуют, чем питаются. И наконец, большое скопление торгующих мигрантов наблюдается на Троицком рынке.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter





Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Нужно ли передавать Исаакий РПЦ?

Проголосовало: 4634

Все опросы…