Политика

Четыре признака политического кризиса в России и возможный выход из него

1 ноября 2012 18:05 Подготовил Андрей Сошников
версия для печати
Владимир Путин побеждает на выборах, при этом терпит поражения на остальных фронтах. Его имидж завязан на здоровье, а здоровье ухудшается. Экономический кризис может быть долгим и глубоким – во всем тоже обвинят Путина. Впервые за 10 лет вялотекущего застоя есть предпосылки к тому, что система встанет с ног на голову. Предпосылки слабые, считают историки и экономисты, но характерные для стран, победивших когда-то авторитаризм.
Четыре признака политического кризиса в России и возможный выход из него Фото: Trend/Дмитрий Кутиль

1. Рейтинг доверия Путину падает

Согласно опросам общественного мнения, рейтинг президента страны летом 2012 года упал ниже 50% и с тех пор не может преодолеть эту психологическую отметку. Такое с Путиным происходило однажды – после президентских выборов на волне протестов против нечестных выборов.

Владимир Гельман, профессор Европейского университета в Петербурге: «Каждую неделю фонд «Общественное мнение» просит респондентов ответить на вопрос: «Доверяете ли вы Владимиру Путину?». Формируются две кривые. Первая неуклонно идет вниз – доля тех, кто доверяет Путину. Вторая идет вверх – доля тех, кто не доверяет. Каждую неделю зазор между этими кривым сокращается. Это не значит, что режим падет, когда эти кривые сольются. Просто лидер теряет поддержку населения, которая была его опорой на протяжении 10 лет». 

2. Путин теряет легитимность

По сообщениям СМИ, Владимир Путин действительно болен. Он усугубил спортивную травму спины во время полетов на дельтаплане со стерхами в сентябре 2012 года. Отменены зарубежные визиты и традиционная прямая линия президента с народом. 

Леонид Гозман, политик: «Путин никогда не мог сказать: «Я здесь сижу, потому что так проголосовал народ». Он говорит другое: «Я здесь сижу, потому что я такой парень». В каком-то смысле Путин – наш Фидель Кастро. Он понимает, насколько потеря легитимности опасна для режима. Поэтому болезненно реагирует на любые насмешки. Западный лидер после того, как его освистали на стадионе, просто бы уволил помощника, который это организовал. Путин выходит в Лужниках, набитых его сторонниками, под фонограмму (!) аплодисментов. Путин перепугался, настолько он одинок. Когда Ельцин ездил нейтронной бомбой по Москве, и для него все перекрывали, никто этого не замечал. Над Путиным смеются».

Дмитрий Травин, профессор Европейского университета в Петербурге: «Многие сегодня говорят, что будет революция. Что демократия лучше авторитаризма. Но объективных предпосылок для раскачивания ситуации мало. Они связаны с физическим состоянием лидера. В 60 лет он продемонстрировал первую серьезную болезнь, которая подтачивает облик бравого мачо, усиленно формировавшийся годами».

Борис Колоницкий, историк: «Между февралем 1917 и нынешней ситуацией в России мало общего. Но с Путиным может произойти то же самое, что с Николаем II, а именно – разрушение образа. Николай много инвестировал в образ сильного православного царя. Как только дал слабину – образ начал работать против него. Путин формирует образ сильного мужчины, который участвует в соревнованиях, правила для которых придумывает сам. И сам же эти правила нарушает. Это может привести к разрушению образа и к концу легитимности».

3. В обществе нет консенсуса

Противостояние «рассерженных горожан» и «простых рабочих» с Уралвагонзавода (тех, что предлагали Владимиру Путину решить вопрос оппозицией, «если полиция не справляется») было характерно для многих авторитарных режимов XX века. Иногда рабочие переходили на сторону оппозиции.

Владимир Гельман: «Мы видим, что в отношении власти медленно, но верно устанавливается негативный консенсус, когда разные экономические и политические силы готовы объединиться в одном – в противоборстве режиму. Нет фигуры, которая может бросить вызов режиму, опираясь не на узкий круг сторонников, членов политической партии, – а на широкие слои населения. Но это вопрос времени». 

Дмитрий Травин: «О том, что власть и оппозиция должны сесть за стол переговоров говорили давно. Сегодня в этом направлении – полный провал. Власть говорит оппозиции, что они бандерлоги. Оппозиция – что власть не способна на реформы, безнадежна и так далее. В Польше конца 80-х годов власть пошла на переговоры с оппозицией, потому что был экономический кризис. Оппозиция устраивала забастовки: если не хотите идти на переговоры, мы знаем, как сделать вам плохо. Российский режим стабильно держится на нефтедолларах. Оппозиция должна соединить движение в столицах с широкими массами. В Польше удалось доказать, что «эти яйцеголовые» нужны народу. Так оппозиция сможет противостоять власти».

4. У власти нет подушки безопасности

Или путей к отступлению. Слово за словом, жест за жестом, посадка за посадкой Владимир Путин обеспечил себе нервное правление. Кто знает, где вспыхнет в следующий раз?

Марк Урнов, политолог: «Нынешний режим не имеет встроенных функциональных стабилизаторов. Единственное, что обеспечивает стабильность – это высокий рейтинг лидера. Падение рейтинга создает кризисную политическую ситуацию».

Что последует за кризисом. 

Экономический или политический кризис может привести к тому, что правящая верхушка захочет скинуть туза.

Владимир Гельман: «В 1979 году на фоне растущего недовольства диктатором и усиления конфликтов в руководстве страны, лидер Южной Кореи Пак Чон Хи был застрелен начальником собственной службы безопасности. В конце 80-х годов по Корее прокатились массовые протесты. Подавлено студенческое восстание. Тысячи жертв. Далее режим пошел на демократизацию. Представьте, если бы Путин уступил власть Собянину. Собянин бы выиграл на честных выборах. А потом «Единую Россию» возглавил бы Владимир Рыжков. Дворцовые перевороты решают проблему лидера, но не решают проблему легитимности. Это один из сценариев политического кризиса в России».

Дмитрий Травин: «Дворцовый переворот – это не модель смены власти, а возможное условие для перехода к одной из следующих моделей. Если произойдет экономический кризис, рейтинг Путина упадет до 15%, то, возможно, последует дворцовый переворот. Чего не может произойти – того, что мы завтра проснемся, и на экране будет «Лебединое озеро». Режим делает все, чтобы как можно дольше оставаться у власти. Больше, чем эксперты могли бы посоветовать». 

Подробнее с тезисами экспертов можно познакомиться в сборнике «Политический кризис в России: модели выхода», который только что вышел в Европейском университете. Реплики выше были озвучены в четверг, 1 ноября, на одноименном круглом столе.
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 553

Все опросы…