Политика

Борис Вишневский: Собчак – это не оппозиция, просто стало модно быть с этой стороны, а не с той

19 ноября 2012 10:18 Елена Барковская
версия для печати
Борис Вишневский: Собчак – это не оппозиция, просто стало модно быть с этой стороны, а не с той Фото: Александра Кампински
«Мой район» продолжает серию интервью с депутатами Законодательного собрания Петербурга. В проекте «ЗакС-контроль» мы хотим показать, чем конкретно занимается каждый парламентарий и как он выполняет обещания, данные избирателям. В этом номере интервью дает Борис Вишневский, депутат от «Яблока».

Что из обещанного избирателям Вы сделали в ЗакСе за 11 месяцев?

Я последовательно делал то, что в предвыборной программе партия и я лично обещали избирателям. Уже на втором заседании я внес инициативу от нашей фракции о том чтобы все голосования были поименными, чтобы избиратели знали, кто из депутатов за что голосует. К сожалению, парламентское большинство – «Единая Россия» и ЛДПР - это не поддержало, но по всем важным вопросам мы можем настоять на поименном голосовании – для этого нужна только одна треть от присутствующих депутатов. Мы ставили вопрос о создании в ЗакСе специальной комиссии по расследованию нарушений на прошлогодних выборах в городской парламент – предложение тоже не поддержали. Сейчас мы вносим расширенный проект о создании комиссии, которая будет заниматься  расследованием нарушений на всех выборах, которые проходят в Петербурге.

Мы обещали, что будем добиваться продления на час работы метрополитена. Я вносил депутатский запрос на эту тему, мы вместе с коллегами из «Молодежного Яблока» собрали больше 40 тысяч подписей по городу и в Интернете в поддержку этой идеи. Сейчас я внес поправку, чтобы в бюджете на следующий год предусмотреть деньги на эту цель - нужно полмиллиарда в год (администрация оценивает эти расходы как 1,4 млн в день). К сожалению, она не прошла, но мы будем и дальше за это бороться. 

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Депутат Борис Вишневский»
  • Фоторепортаж: «Депутат Борис Вишневский»
  • Фоторепортаж: «Депутат Борис Вишневский»
  • Фоторепортаж: «Депутат Борис Вишневский»
  • Фоторепортаж: «Депутат Борис Вишневский»
  • Фоторепортаж: «Депутат Борис Вишневский»

Аргументом губернатора (он посчитал эту идею нецелесообразной) было то, что в случае продления работы метро средняя загрузка вагона с 00.00 до 01.00 будет около пяти человек.

Я не считаю, что это аргумент. На мой взгляд, у губернатора перепутаны следствия и причины. В метро оттого пять человек в полночь, что оно работает только до полуночи – если бы люди знали, что можно ездить до часу ночи, метрополитеном  пользовались бы гораздо больше людей. Но мы своей инициативой по продлению работы метро заставили ввести ночные автобусы. Это хороший проект, но он не заменяет метрополитен по одной причине: у нас летом разводятся мосты. Возможен комплексный вариант – пусть ходят ночные автобусы и вдобавок к ним  должны работать «парные» станции метрополитена, которые расположены по обоим берегам Невы и ее рукавов.

Еще одно из предвыборных обещаний - сохранение исторического центра Петербурга. Я занимаюсь им и как заместитель председателя комиссии по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам, и как депутат от своей территории (Центральный район). Во-первых, я борюсь с незаконными мансардами. Есть несколько адресов в центре города, из которых я буквально не вылезаю –  Колокольная, 11, Миллионная улица, 4 (памятник федерального значения), Рубинштейна, 4. Это точки, в которых идет незаконное строительство мансард (на Рубинштейна построено давно, и сейчас мы добиваемся, чтобы дом был приведен в исходное состояние). На Колокольной мы уже выиграли суд – по этому делу я написал  огромное количество запросов во все инстанции, мои юристы консультировали жителей, я добивался задержания рабочих, которые строили мансарду. По дому на Миллионной улице сейчас идет судебный процесс. Надеемся на победу (ситуация на момент написания интервью, 17 ноября мансарда была демонтирована - Авт.).

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Депутат Борис Вишневский»
  • Фоторепортаж: «Депутат Борис Вишневский»
  • Фоторепортаж: «Депутат Борис Вишневский»
  • Фоторепортаж: «Депутат Борис Вишневский»
  • Фоторепортаж: «Депутат Борис Вишневский»
  • Фоторепортаж: «Депутат Борис Вишневский»

В бюджете на 2013 год выделяется миллиард на программу сохранения центра Петербурга. У Вас есть информация о деталях этой программы?

Нет, я безуспешно пытаюсь получить какие-либо данные – программы на данный момент не существует, она только разрабатывается, но то, что удается узнать о ней, вселяет ужас в моих избирателей. Общая часть программы опубликована на сайте Комитета по экономическому развитию, и смысл написанного там – центр должен быть  «зачищен» от жителей. По этой программе нужно выселить людей в маневренный фонд, сделать из коммуналок отдельные квартиры и потом кто-нибудь вернется обратно. Вы верите, что кто-то туда вернется? Возможно, какие-то лучшие люди. Это реновация, но только в центре города. Только реновация, между прочим, обязывает строить новые дома в том же квартале, а эта программа даже такого условия не содержит. Я упорно настаиваю на том, чтобы разработка программы велась открыто, чтобы депутаты были привлечены к этой работе. Разработчиком документа является КЭРППиТ, и к моему удивлению, в работе над программой не участвует ни КГИОП, ни Союз архитекторов, ни общество охраны памятников истории и культуры.

Выделенные деньги в бюджете под несуществующую программу – это прямое нарушение закона. То, что мне отвечают на этот аргумент – детский лепет на лужайке. Глава Комитета финансов Эдуард Батанов говорит: программа разрабатывается, к концу года утвердим, и деньги будут расходоваться в соответствии с программой. Это ответ финансиста? Бюджетный кодекс содержит прямой запрет – можно выделять деньги на программы, если программы утвердили за месяц до внесения бюджета!

Что еще касается сохранения исторического центра – я занимался домом Рогова, шесть часов провел на площадке, когда его сносили, написал немыслимое количество жалоб и писем на эту тему. Я добиваюсь и буду добиваться двух вещей: наказания людей, которые это допустили, и изъятия участка у застройщика. Это отработанная технология: инвестор берет здание, сознательно доводит его до аварийности, заказывает липовую экспертизу о признании его аварийным, и когда его сносят, у него появляется участок в центре Петербурга на вес золота. Пару недель назад я был у губернатора, который перед этим выступил с инициативой поднять штрафы за нанесение ущерба объектам культурного наследия. Я передал ему свои предложения, без которых этот закон не будет работать. Необходимо, чтобы застройщик, который получает историческое здание, был обязан не допустить ухудшения его состояния, если он сознательно довел его до аварийности – здание и участок будут у него изъяты, если он снес здание – отобрать участок. Кроме того,  нужно внести норму, по которой застройщик не сможет заказать экспертизу у своего приятеля. Ее должен заказывать орган госвласти или должна быть представлена альтернативная экспертиза от общества охраны памятников. Как мне показалось, Георгий Полтавченко это одобрил, во всяком случае, он дал поручение, чтобы в администрации была создана рабочая группа (с участием нас с Алексеем Ковалевым) о подготовке соответствующих изменений в городское законодательство.

Я также обещал избирателям заниматься проблемой отклонения от предельных параметров застройки. В ПЗЗ на всей территории города установлены предельные высоты строительства, но есть механизм, который позволяет получать разрешение на отклонение от этих высот – как это делалось для «Охта-центра» и «Лахта-центра». Основанием для предоставления разрешения является неблагоприятность земельного участка, но в мире нет земельных участков, которые были бы неблагоприятны для низких зданий, но благоприятны для высоких. Моя федеральная законодательная инициатива о запрете отклонений по высоте в первом чтении одобрена Законодательным собранием.

Что касается градостроительного законодательства – я подал две поправки в Генплан. Первая – чтобы из него была исключена так называемая магистраль № 7 (которая должна пройти по Удельному парку и может его уничтожить). Второе предложение – не строить рядом с «Лахта-центром» станцию метрополитена на городские деньги. Это безумие - надо добиваться, чтобы для транспортной доступности участка использовалась проходящая там линия железной дороги.

Я также занимаюсь защитой зеленых насаждений. Весь год я участвовал в заседаниях городской рабочей группы, которая рассматривала результаты инвентаризации зеленых насаждений по всему городу. Каждый раз, когда я полагал, что та или иная корректировка или исключение сквера противоречит интересам жителей, я старался, чтобы этого не произошло. Удалось добиться, чтобы не застраивался Мартыновский сквер и сквер на улице Верности. Мы с Александром Кобринским и Вячеславом Макаровым добились того, что вся территория Подковыровского сквера была включена в перечень зеленых насаждений общего пользования – это защитило его от застройки.

Кроме этого, я являюсь членом комиссии по социальным вопросам и здравоохранению. Буквально на днях на уровне комиссии была поддержана моя инициатива о внесении в федеральное законодательство нормы о том, чтобы лечение орфанных заболеваний в России финансировалось не из регионального бюджета, а из федерального. На лечение требуются огромные деньги, и я полагаю, что человеческая жизнь не должна зависеть от того, живет человек в бедном или богатом регионе. Буквально через неделю после того, как утвердили итоги выборов в ЗакС, в социальной сети ко всем депутатам обратилась женщина - у ее сына одно из орфанных заболеваний – мукополисахаридоз II степени. На лечение этой болезни необходимо примерно 2,5 млн в месяц. Лекарство у них было до начала января. Я месяц подряд занимался тем, что выбивал деньги на закупку этого лекарства – и добился. Недавно звонил ей – до конца года лекарство для сына есть – значит, мальчик может жить.

Я могу вам сказать – это не хвастовство - примерно половина приходящих ко мне на прием людей, начинают с таких слов: «Знаете, вы, конечно, не наш депутат, но говорят, что в городе идти больше не к кому».

Судя по последним сообщениям, Вам все-таки дали приемную.

Нет, так и не дали. Когда я принимал на улице, сотрудники районной администрации предложили мне занять проходную комнатку в одном помещении с КПРФ и «Единой Россией». И главное – предложили подписать договор, по которому я обязуюсь проводить капитальный и текущий ремонт помещения, отвечать головой за имущество: столы, стулья и микроволновую печь. Я сказал, что не буду подписывать договор – это помещение не соответствует требованиям закона. И пока веду прием в помещении общественной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», которые любезно дают мне эту возможность.

Вы вносили инициативу об отмене 10-летнего «ценза оседлости» для ветеранов ВОВ. Почему ее не приняли?

Проект отклонили, хотя я объяснял, что городскому бюджету он не будет стоить и копейки – как только мы поставим этих людей на очередь, это будет основанием для правительства РФ в проекте федерального бюджета предусмотреть деньги на строительство жилья. У нас очень часто, оценивая те или иные инициативы в ЗакСе, исходят из того, кто их предложил. Я допускаю, что если бы «Единая Россия» это предложила, возможно, документ бы приняли.

Этой темой занималась и Анастасия Мельникова (депутат фракции «Единая Россия»), но ей обосновали, что это невозможно – речь шла о 40 млрд рублей.

Это лукавство – деньги будут не из бюджета Петербурга, а из федерального. С моей логикой никто не спорил, лишь говорили: «Никто нам этих денег не даст». Но нужно хотя бы попросить, а вы отказываетесь даже от этого. Думаю, что я буду еще пытаться внести эту инициативу, может, придется направить в правительство обращение с вопросом: если мы примем такой закон, то можно ли будет ставить вопрос о выделении этих денег Петербургу?

К самому актуальному вопросу – бюджету на 2013 год. Какие поправки Вы внесли?

Я внес 10 поправок (некоторые мы подавали совместно с Александром Кобринским), но ЗАКС не одобрил - с администрацией все оговорено, поправки оппозиции не будут приниматься, сколь разумными бы они не были. Основные поправки: снять все финансирование со стадиона и направить деньги на целевую программу по расселению коммуналок и на продление времени работы метрополитена (или на строительство новой линии метро). Вторая поправка похожая – наполовину урезать финансирование стадиона, соответственно – меньше выделить средств на коммуналки, но столько же - на продление работы метро. Третье предложение – снять все финансирование с «Петербургского дневника». Я не понимаю, почему эта газета по сравнению с вашей должна находиться явно не в равных условиях? И «Дневник» и «Мой район» распространяются бесплатно, и та и другая привлекает рекламу, так почему вы должны сами выживать на рынке, а кто-то - получать деньги из бюджета? Хотите помощь? Идите за грантами в Комитет по печати.

 

Полтавченко своей поправкой еще добавлял средства на финансирование издания.

 

Да, еще 73 млн рублей. Я не могу комментировать это в парламентских выражениях. Тем более, что «Петербургский дневник» - это не СМИ. Это средство массовой пропаганды, которое делается вопиюще непрофессионально. Я предложил передать эти деньги на оплату сиделок для ветеранов и инвалидов войны, и  на капитальный и текущий ремонт учреждений образования в Центральном районе.

В бюджете также выделена сумма в 30 млн рублей на то, чтобы на Петербургском экономическом форуме от имени губернатора провести прием. Я посчитал: если на прием приглашены 500 гостей – на каждого выходит 60 тысяч рублей. Я плохо представляю себе гостя, который может съесть и выпить на такую сумму, если, конечно, не есть поварешками черную икру и не пить коллекционные вина XVIII века. Я предложил исключить эту строку из бюджета и направить эти деньги на закупку учебников для школ, с которыми есть проблема.

В бюджете есть очень сомнительные статьи – например, расходы на информационную поддержку реализации молодежной политики. Что за ерунда? Я понимаю, расходы на молодежную политику, но расходы на поддержку ее реализации? Или – расходы на социальную рекламу, отражающую приоритеты социально-экономического развития Российской Федерации и Петербурга. Или еще одна замечательная вещь – 40 млн рублей (!) – разработка стратегии социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2020 года. Мне представляется, что этим в рамках должностных полномочий должны заниматься сотрудники комитетов администрации. Не говоря уже о том, что пять лет назад городское правительство утвердило концепцию социально-экономического развития города до 2025 года. Еще раз будут делать то же самое?

Ответил Вам Медведев на письмо о финансировании стадиона?

Пока нет. Но в ЗАКСе, как уже сказано, я предложил поправки в городской бюджет о снятии финансирования со стадиона, потому что если это надо клубу «Зенит», то за него должен платить «Газпром». Если стадион необходим для чемпионата мира – деньги должны выделяться из федерального бюджета, а не городского. Я делаю прогноз: весной будет корректировка бюджета, и администрация придет к нам и скажет: «Дайте еще!» Поскольку к этому времени утвердят новую смету, они потребуют еще миллиардов 15-20 на достройку еще раз подорожавшего стадиона.

Вы сами верите в то, что за стадион заплатит «Газпром»?

Вы знаете, когда мы начинали бороться с «Охта-центром», в то, что мы победим, тоже никто не верил. Скажу честно – мы сами в это не очень верили. Однако удалось. Надо не опускать руки и делать то, что должно. Я напоминаю, «Охта-центр» тоже начинался с городского финансирования, сначала мы добились паритетного финансирования, потом городское финансирование вообще исключили, а в конце и башни не стало. Есть такая фраза – ее любит Явлинский – побеждает не тот, кто сильнее, а тот, кто идет до конца. Я в таких делах всегда иду до конца. Может, не всегда побеждаю, но борюсь.

Такой же логики Вы придерживаетесь в ситуации с Вашими законодательными инициативами, большинство из которых не принимаются?

Конечно. Нужно взбивать сметану в масло задними лапками, и пример «Охта-центра» меня вдохновляет.

Вы выступали с инициативой по внесению изменений в закон о митингах. Что Вы хотите поменять?

Был принят новый федеральный закон, и комиссия по законности и правопорядку Санкт-Петербурга подготовила такой замечательный проект городского закона, по которому фактически ни в одном из значимых мест Петербурга проводить митинги будет невозможно. Полагаю, что надо менять именно федеральный закон: обеспечить для граждан максимальную свободу в реализации их конституционных прав на публичные акции. Перечень мест, где нельзя собираться, сокращать до минимума, для пикетирования, в котором  участвуют не более 10 человек, не нужно никаких извещений и согласований, разрешить массовые акции у зданий органов власти, в том числе у судов.

Вы писали запрос губернатору о тренере Виталии Филоненко, который не может работать с детьми, так как у него нет специального высшего образования, которое он обязан иметь по закону – просили помочь ему с оплатой второго образования. Что изменилось после Вашего запроса?

Я очень горд тем, что в результате моего запроса этот замечательный человек (который, не имея одной ноги, тренирует детей!) получил работу – его взяли футбольным тренером. В постановлении Минздравсоцразвития есть норма, которая позволяет в порядке исключения брать на работу человека без высшего образования, если у него есть профессиональный опыт и квалификация. Вопрос с получением второго  образования пока не решен.

Чем для Петербурга губернатор Полтавченко хуже или лучше губернатора Матвиенко?

Это вопрос для отдельного интервью, поэтому скажу пунктиром. Полтавченко отказался от нескольких проектов, которые я считаю вредными – например, Орловский тоннель. Второй безусловный плюс – он открыто говорит о важности сохранения исторического центра Петербурга и предпринимает для этого определенные усилия. Валентина Ивановна пренебрежительно относилась к этой проблеме. Сейчас я  наблюдаю со стороны губернатора более уважительное отношение к депутатам, в том числе к депутатам от оппозиции. Валентине Ивановне это не было свойственно.

Но плохо обстоит ситуация с депутатскими запросами губернатору – я получаю от него письмо, что ответ поручен кому-то из вице-губернаторов, он приходит через месяц и часто не по существу. Еще из минусов – возможно, это только мое ощущение – администрация очень редко принимает важные и содержательные решения. У Матвиенко было много неправильных решений, но, по крайней мере, не было ощущения, что не принимается никаких, а сейчас городское правительство заседает уже по разу в месяц. И я  пока не увидел, чтобы губернатор представил свое целостное видение о том, как должен развиваться Петербург. Хочется понять, как он на это смотрит – и тогда можно будет сказать, одобряю я это или нет.

Почему Вам так не нравится так называемая несистемная оппозиция – в частности, такие ее представители, как Собчак и Навальный?

Я термина «несистемная оппозиция» не понимаю. Несистемная оппозиция – это партизаны в лесу. Или ты оппозиция, или нет. Что касается этих персонажей – я пять лет назад голосовал за исключение из партии Алексея Навального за национализм. Сейчас  все говорят о его борьбе с коррупцией, но обнародование информации с сайта госзакупок и написание жалоб в ФАС не очень тянет на серьезную борьбу с коррупцией. А что касается Собчак – это не оппозиция, просто стало модно быть с этой стороны, а не с той. Какая оппозиционная деятельность, если человек всей своей карьерой лично обязан Владимиру Путину, также как ее мать? Кроме того, я полагаю, что люди, которые называют себя оппозицией, должны заниматься проблемами, которые реально волнуют людей. У меня же есть ощущение, что деятельность тех, кто представляет себя как лидер оппозиции, сводится к обещаниям организовать очередной Марш миллионов и более ни к чему. Я никого из них не видел, когда сносили дом Рогова, когда надо было спасать скверы и сады, они не занимаются проблемами реновации, тарифов ЖКХ, оплаты собственниками капремонта домов…

Как бы Вы охарактеризовали то, что сейчас происходит в партии «Яблоко»?

Если вы имеете в виду ситуацию в питерской организации, то для меня лично она очень непростая и болезненная. Я не ожидал, что часть наших товарищей по партии, столкнувшись с перетасовкой состава нашей фракции, поддержат Ольгу Галкину и Вячеслава Нотяга в их нежелании отказаться от переданных им властями мандатов Александра Беляева и Михаила Амосова. По моим понятиям, брать чужое нельзя. Я приведу простую аналогию: у всех на глазах у вашего товарища вытащили бумажник и отдали вам со словами: «У вас тяжелое финансовое положение, и вообще, вы хороший человек и эти деньги вам нужнее – пригодятся на благие дела». Вы возьмете? Думаю, что нет. А получается, что часть питерской организации это одобрила – не нашла в этом ничего предосудительного.

Мы единственная партия, которая столкнулась с перетасовкой фракции и которая с этим не смирилась. Я бы себя не уважал, если бы мы это проглотили. А если смирилась бы – представьте себе ситуацию на следующих выборах: какой смысл бороться за мандат, если все перетасуют? Партия так жить не может. Я думаю, что этот кризис закончится, мы его преодолеем.

В своем интервью депутат Ирина Комолова сообщила, что по непроверенной информации трое «яблочников» собираются вернуть себе право на автомобиль, от которого до этого отказались. Вы слышали об этом?

Это неправда. Насколько я знаю, все написали заявления об отказе от автомобиля на следующий год. И я написал. Хотя скажу вам честно – я не считаю, что наличие у депутата служебного автомобиля – это привилегия. Я очень много времени трачу на перемещения по городу. Однако отказ от служебной машины - одно из предвыборных обещаний «Яблока».

Есть информация, полученная от депутатов ЗакСа, что Ваша жена работает сразу у двух депутатов помощником. Это так?

Она не является помощником ни одного из депутатов, а работает по гражданско-правовому договору – пишет обзоры СМИ для Григория Явлинского и Александра Кобринского. Это разовая работа, за нее платят небольшие деньги. Не вижу в этом ничего предосудительного. Я понимаю, если бы меня укалывали тем, что она пишет обзоры для депутата из «Единой России» или ЛДПР, а это мои товарищи – им нужна была помощь, они обратились к ней.

Без каких депутатов, не считая Вашу фракцию, в ЗакСе было бы хуже?

Вячеслав Макаров, Марина Шишкина, Алексей Ковалев, Сергей Трохманенко, Людмила Косткина, Анастасия Мельникова, Сергей Никешин, Ирина Комолова, Константин Сухенко, Павел Солтан.

Не очень нормальная практика, что некоторые наши коллеги месяцами не появляются в ЗакСе, некоторых из них плохо знают в лицо. Есть такой депутат Александр Салаев («Единая Россия» - Авт.) - я подозреваю, что те депутаты нашей фракции, которые  раньше не имели опыта работы в ЗакСе, даже не опознают его при встрече. Но мне повезло – я видел его три раза на заседаниях.

О чем Вам хотелось бы написать как журналисту, не будь Вы депутатом? Какое расследование провести о жизни парламента или о депутатах?

На этот вопрос не хотел бы отвечать. Я отношусь по-разному к своим коллегам, но считал бы неэтичным делать какие-то предположения, а тем более – вести расследования.

 Вы нашли нестыковки в размере налогов компании «Газпром нефть» и полученной ей прибылью. Какая разница в этих цифрах и куда Вы обратились для разрешения этого вопроса?

Губернатор сообщил мне, что «Газпром нефть» за шесть лет заплатила в наш бюджет 90 млрд рублей налогов. Но в интернете есть их финансовые отчеты, и я рассчитал, что исходя из полученной ими прибыли, они должны были заплатить 159 млрд рублей. Хотелось бы понять, где ошибка – в данных губернатора, моих расчетах, или в уплате налогов «Газпром нефтью»? Я обратился в налоговую службу с просьбой провести такую проверку.

Самая острая проблема в Петербурге?

Капитальный ремонт старых домов. В администрации Центрального района мне сообщили, что степень так называемого «недоремонта» жилого фонда – от 82 до 96%. Если не предпринимать никаких действий, дома начнут рушиться.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 275

Все опросы…