Город

У Петербурга нет будущего: архитекторы, жители и чиновники не слышат друг друга

21 ноября 2012 10:29 Нина Астафьева
версия для печати
Люди, от которых зависит архитектурное будущее нашего города, - чиновники, бизнесмены-девелоперы, активные горожане, ученые и архитекторы, напоминают лебедя, рака и щуку, которые тянут каждый на себя одно и то же одеяло. Даже те, кто искреннее радеет за красоту, уникальность и комфорт родного города, вынужден, во-первых, играть по своеобразным правилам, во-вторых, как-то находить общий язык с другими сторонами. А как? Эту тему обсуждали на форуме «Будущий Петербург». Послушав выступающих, корреспондент «МР» укрепился в мысли, что делать добро еще долго придется партизанскими или, так сказать, тимуровскими методами.
У Петербурга нет будущего: архитекторы, жители и чиновники не слышат друг друга Фото: flickr.com ( Ernst Vikne, TheNickster, abkfenris)/Дмитрий Кутиль

Сейчас на девелоперском рынке Петербурга – стагнация, не такая, конечно, как в других российских городах, но все же – закрываются старые проекты, а новых не появляется. В любом случае, бизнес понял, что наладить диалог с властями – в обычном, цивилизованном понимании, им сейчас не удастся. Допустим, в Европе сейчас все сделали ставку на энергоэффективность и малозатратность – это основной принцип при проектировании квартала. Но строить-то такие кварталы надо с нуля. Построить, показать пример другим районам. А строить не дают.

«У любого строительства должен быть свой качественный показатель, - заявил генеральный директор «Ханса Строй СПб» Олег Барков. – Вот строили аборигены острова Пасхи наперегонки свои статуи, порубили ради этого весь лес, статуи есть, а на острове жить невозможно. В Сочи как грибы наросли мини-отели, их только и можно, что бульдозером снести». 

На круглый стол не пришел ни один городской чиновник. Единственное исключение – глава департамента городского развития города Риги Армандс Крузе. Он рассказал, кстати, что на латышском побережье есть город Вентспилс, где мэр не менялся уже лет 20, с советских времен. Никому не нужно его смещать, потому что мэр идет на прямой контакт с горожанами. В буквальном смысле. Появился проект реорганизации Венстпилсского порта и, конечно, выяснилось, что вид на море слегка испортится, пострадают обладатели нескольких дач и т.д. Представители власти встретились с горожанами и предложили им выбирать самим: или порт, который принесет в город деньги, так что на них будет построено несколько спортивных и оздоровительных объектов, или все оставить как было. Жители городка в итоге сказали, что против порта не возражают (!), администрация выполнила все обещания (!!), и Вентспилс теперь самое популярное место для отдыха на побережье, едва ли не лучше Юрмалы. Порт отдыхать не мешает. Но это хороший пример, и в Петербурге он невозможен. Не смогут у нас убедить 5 миллионов человек, что «Морской фасад» нужен городу, пока его не построят. И даже если произойдет разбирательство в отдельно взятом районе, по поводу малого пятачка земли, население поделится: кто-то скажет, нужна собачья площадка, а кто-то – городок для малышей, и начнется соревнование: кто кого перекричит. Нетрудно догадаться, что виноваты во всем окажутся районные или городские власти. Такой прогноз сделали, кстати, не чиновники, а социологи. Резюме: «Одного участия в судьбе города – мало, нужна еще и компетентность». Кстати, про обсуждаемый тут же серый пояс промзон сказали так: «Если опросить население, как с ними следует поступать, большинство ответит: не трогать заводы, и дать им работать и дальше. И бессмысленно объяснять, что они неэффективны. Горожане привыкли видеть на этом месте заводы и гордиться ими».

«А мы иногда приглашаем на встречи чиновников, но к тому времени, когда они наконец приходят, выясняется, что они уже оставили свои посты и ни за что не отвечают», - отметил директор Центра независимых социологических исследований Олег Паченков. – Сейчас у нас классическая революционная ситуация: верхи не могут, низы не хотят ничего делать. Допустим, Нью-Йорк был спроектирован так, что менять его уже невозможно, и там сейчас самая насущная проблема – увеличить процент людей, живущих в пешей доступности от парков, с 62% до 64%. Генплан Барселоны был составлен в 1859 году, и даже метро там спроектировали именно тогда, хотя построили намного позже. Скорректировали план только в  1953-м. Причем заметьте: всем этим занимались чиновники не федерального, а городского уровня. Но они не противоречили друг другу и не воевали со своими предшественниками и их командами».

«Я отвечаю за транспортный сектор, и на моих глазах за несколько лет  в городе сменилось четыре главы комитетов по развитию транспортной инфраструктуры, - подхватила замдиректора Санкт-Петербургского института транспортных систем Елена Ногова. – Хотя  эти комитеты в разное время назывались по-разному. Только-только наладишь с кем-то диалог, предложишь для внедрения тщательно разработанную схему – начальство меняют, новый шеф про твои разработки абсолютно не в курсе, начинай все сначала».

Еще точнее про диалог с чиновником рассказал представитель Союза архитекторов Максим Перов. «С властью вполне можно контактировать, - заявил он. – Но говорим мы на разных языках. Если мы продолжим говорить на своем языке, экспертном, ничего не получится, другое дело – язык управленческий. Доказать, что то или иное строительство неконституционно, и на это уже не смогут не обращать внимания. А у нас неконституционно всякое строительство в центре, выходящее за рамки высотного регламента». Кстати, присутствующие на встрече девелоперы признали, что коллеги в попытке заработать лишние деньги лоббируют изменения регламента или проталкивают какие-то проекты в обход его.

Пока получается вот что.

Девелоперы не имеют банального уважения к закону и винят власть в том, что она кошмарит бизнес, либо не дает развиваться районам по европейским стандартам, хоть это и потребовало бы  изменения разрешенной высоты для построек в центре.

Ученые предлагают свои варианты перестроения, возможно, учитывающие интересы всех сторон, кроме самых жадных. Но к тому времени, пока чиновник вникает в смысл разработки (а ему, специалисту в иной области, конечно, требуется время), он теряет свой пост или уходит на повышение.

Когда разработку принимают, и даже находят инвестора, начинаются народные волнения. Собирать новгородское вече из 5 миллионов человек – бессмыслица. «У нас вот тоже шел диалог вокруг одного проекта, долго шел, а потом, когда договорились, девелоперы исчезли, - вспоминает Армандс Крузе. – Правда, это было в год, когда кризис грянул».

«Народ» и бизнес  бывает тоже разный. Так, Максим Перов рассказал московскую историю из 80-х. Так называемая Балтийская развязка на севере Москвы, обошедшаяся в 62 млрд рублей. Можно было сделать на порядок дешевле, но тогда эстакада прошла бы перед окнами «генеральского дома». Конец немного предсказуем: развязку превратили в тоннель и загнали глубоко под метро. Заместитель руководителя департамента в Институте проблем предпринимательства Алексей Шаскольский идеалистически отметил, что многие девелоперы уже поняли: всех денег не заработаешь, и лучше оставить о себе хорошую память. Пока что единственный, по его мнению, выход -  наладить диалог власти и бизнеса с помощью масс-медиа и политических партий. Потому что пока власть ничего не замечает, так как построена по иному принципу – ни перед кем не отвечает, и боится только УБЭП.

«А нам пока только и остается, что творить добро партизанскими методами, - уточнил Александр Карпов, директор Центра экспертиз ЭКОМ. - Например, менять потихоньку малые архитектурные формы, прокладывать велодорожки и т.п.».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 162

Все опросы…