Общество

Б/у труба и положительный Полтавченко против сумочки Birkin и отрицательной Скрынник

7 декабря 2012 09:15 Сергей Балуев, главред "Город 812"
версия для печати
В новейшей истории борьбы с коррупцией в России появились три эпизода: 1) с Министерством обороны и 13-комнатной квартирой Евгении Васильевой, 2) с экс-министром сельского хозяйства Скрынник и сумочкой Birkin, 3) с петербургскими магистральными трубами и слитком золота 999-й пробы. Почему петербургское дело отличается от двух федеральных эпизодов?
Б/у труба и положительный Полтавченко против сумочки Birkin и отрицательной Скрынник Фото: flickr.com ( digitalmoneyworld)Trend/Дмитрий Кутиль

Все три случая похожи. Но не во всем. Петербургская история лучше. Перспективнее.

Про общее. Все три эпизода поданы как шоу. Чтобы зрителям было интересно. Чтобы было у народа, что обсудить на остановке троллейбуса: троллейбус запаздывает, а народ обсуждает, сколько Скрынник за сумочку переплатила – точно такую же можно найти в Апраксином дворе раз в триста дешевле.

И не только о сумочке поговорить можно. При ночном обыске по делу Минобороны в квартире 32-летней Васильевой застают 50-летнего министра Сердюкова. Представляете, говорит нам телевизор, министр! ночью! в квартире молодой подчиненной! А знаете, что еще в квартире у нее нашли? Полторы тысячи ювелирных изделий! И представляете: несчастным следователям пришлось несколько дней переписывать драгоценности. Ах, как они мучились, как трудно у них подбирались слова для описи.

В деле экс-министра сельского хозяйства Елены Скрынник нас не историями про лизинг развлекали (понятно, что народ в лизинге не разберется, заснет прямо у телевизора), а сумочкой Birkin (то ли 20, то ли 30 тысяч евро), часами Bell&Ross (50 тысяч евро) и молодым мужем (ему 34 года, экс-министру - 51). И, конечно, всех должна была впечатлить сумма потенциально украденного - 39 млрд рублей.

В петербургском «трубном деле» сумма называемого ущерба меньше в 10 с лишним раз – всего 3 млрд рублей (как уверяют, вместо новых труб для горячей воды в Петербурге клали трубы, бывшие в употреблении). В масштабах России этого правоохранительного подвига никто бы и не заметил (в Петербурге, например, забыли про совсем недавнюю историю с обысками в Жилкомсервисах в связи с деньгами, вроде как украденными на ремонтах крыш), но в МВД понимают законы шоу-бизнеса. Поэтому в Петербург были отправлены 200 московских полицейских. Всех задержанных увезли в Москву, рассказывали, что билетов на самолеты для такой кучи полицейских и преступников не хватило, поэтому для них специальные вагоны прицепили. Правда, в итоге арестовали всего четверых. И даже председатель Комитета по энергетике Смольного Петров остался на свободе, хотя вроде он и представлялся поначалу народу в качестве главного злодея.

Пусть и не главный злодей Владислав Петров, но все же подарил он организаторам мероприятия несколько приятных минут, когда достал из домашнего сейфа 18 млн рублей, 100 тысяч долларов, 100 тысяч евро и один слиток золота 999-й пробы. Спасибо, что достал, – появилось, что рассказать народу в СМИ.

Так что шоу во всех трех историях имело место.

Про отличия. В центре двух московских историй стоят отрицательные персонажи (такую, по крайней мере, роль им отвело телевидение). В деле Минобороны – любительница драгоценностей Васильева. В деле Скрынник – сама Скрынник. А в петербургском деле хорошего отрицательного персонажа не нашлось. Не считать же таким Петрова – бывшего теперь уже главу Комитета по энергетике.

Понятно, что можно было кого еще поискать – есть предшественник Петрова с забавной фамилией Тришкин (на момент заключения контрактов на реконструкцию трубопроводов комитетом командовал Олег Тришкин, а во время прокладки труб - уже Владислав Петров). Есть бывший вице-губернатор Осеевский, который, как говорят, и курировал кадровые вопросы в Комитете по энергетике. Понятно, что Михаил Осеевский – это уже получше, чем мало кому интересные  главы комитетов, но про Осеевского в полиции решили не упоминать (может, кристально честный человек, а может, нынешняя должность маловата - он вице-президент ВТБ).

Как бы то ни было, понятного негодяя в «трубном деле» не нашлось. Но – в отличие от двух других коррупционных дел – в нем есть положительный персонаж. Это губернатор Полтавченко.

Как излагают в Смольном, инициатором дела о трубах был лично губернатор Петербурга. Однажды после очередной аварии на теплотрассе Георгий Полтавченко взял карту ремонтов труб, потом карту прорывов труб. И совместил их. Тут-то и открылась истина – понял губернатор, что трубы рвутся точно там, где делался ремонт. «Непорядок», - подумал Полтавченко. И трубное дело закрутилось.

Про перспективы. Чем должны закончиться две московские истории, где герои отрицательные - понятно. По всем законам Голливуда негодяи должны получить по заслугам. Как только они получат по ним, истории вроде как и закончатся. Правда, если дела доживут до обвинений, то суммы в них будут фигурировать гораздо меньшие, чем сейчас. Не будет никаких миллиардов, максимум - миллионы. Поскольку одно дело оценить ущерб на глазок и для народа, и немного другое - доказать это даже для нашего суда. Скажем, в петербургской истории – никто не запрещает зарывать в землю б/у трубы. Что закон запрещает – так это покупать старые трубы по цене новых за бюджетные деньги. В общем, все будет зависеть не от того, плохие трубы были в земле или хорошие, а от того, как документы были оформлены.

Так что до чего дойдут конкретные коррупционные дела - неизвестно. В принципе, это не очень-то умному народу должно быть и интересно. Интересно, чтобы в дальнейшем воровали поменьше, еще интереснее – чтобы трубы зимой не лопались.

В этом смысле больших перспектив у дел с отрицательными персонажами не видно. Но у нас-то – совсем другая история. Только у нас есть положительный герой. Который, чтобы остаться положительным, и дальше должен бороться с драконами. Вопрос – какого дракона выбрать.

Есть такая история. Восточная. Жил-был вор. Он крал деньги, но его то и дело ловили. В конце концов, ему это надоело, и он решил попросить совета у умного человека. Ему сказали, что есть такой мудрец, который известен своими чудесами. Но кроме чудес, которые случаются у него периодически, он может помочь и советом. Но берет за это немалые деньги.

Пришел вор к мудрецу. Заплатил 25 динаров. Рассказал о своих проблемах.

Выслушал его мудрец и сказал:

- Прекрати воровать деньги. Воруй ослов.

Послушал вор мудреца, стал воровать только ослов и вскоре разбогател.

Преисполненный благодарности, опять поехал к мудрецу и спрашивает:

- Почему вы велели мне заниматься именно ослами?

Мудрец ответил:

- Видишь ли, я сам имею дело исключительно с ослами и очень неплохо живу.

Что следует из этого рассказа? Что воруют в Петербурге, как и в прочей России, и там, и тут. И бороться со всем сразу никаких сил даже у самого положительного персонажа не хватит. Поэтому герою лучше не распыляться. Заинтересовался трубами – продолжай дальше, доведи дело до конца, сделай хотя бы эту сферу менее вороватой. А с мусором и прочим асфальтом потом разберешься.

То есть для начала надо бы показать, что ослов пока еще воровать можно. А трубы – уже точно нет.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 839

Все опросы…