Общество

Пилюли отправят к колбасе?

17 декабря 2012 17:34 МР
версия для печати
Депутаты предлагают убрать биологически активные добавки из аптек. Чем это может обернуться для покупателей, аптекарей и всего рынка БАДов - на круглом столе, организованном «МР», говорили эксперты.
Пилюли отправят к колбасе? Фото: flickr.com ( persey newman)/Дмитрий Кутиль

- В Госдуме обсуждался вопрос о том, чтобы торговлю БАДами передать из аптек в  магазины. Как Вы относитесь к этой идее?

Алексей Артешкин, директор по продажам «Фармакор Продакшн»:  Инициировало проект лобби продуктовых ритейлеров.  Разговор ведется уже несколько лет, на предыдущем этапе  инициативу благополучно похоронил Минздравсоцразвтия. Сейчас в Министерство пришли другие люди  – вот и новая волна. Это конкуренция бизнесов, торговых площадок. Собственно, одни хотят отнять у других  - это происходило в Европе, в Америке. Но в Америке, отдав бады магазинам, аптеки получили алкоголь и табак. Иначе на аптеках можно будет поставить крест.

Просто выложить БАДы на полках в продуктовых магазинах – не совсем правильно. А полностью уйти из аптек  и отдать добавки продуктовому ритейлу, на сегодняшний день– полный бред.

Как бы то ни было, есть активные вещества, бесконтрольный прием которых (без консультации, без понимания, что ты делаешь) ни к чему хорошему не приведет. Все-таки фармацевты в аптеках в большинстве случаев  могут ответить на вопросы, проконсультировать, рассказать, как правильно и в каких случаях употреблять ту или иную добавку, чего явно не произойдет в ближайшее время у продуктового ритейла.

Людмила Усачева, коммерческий директор компании «Родник»:  Поддерживаю Алексея как потребитель. У нас есть квалифицированный продавец, который консультирует покупателей, но в сложных случаях мы всегда советуем обратиться к врачу. Потому что натуральная минеральная вода, как и бады, относится к лекарственным формам, а не к пищевой продукции.

Валерия Тихонова, начальник производства БАД ХБО при РАН «Фирма Вита»:  Должны быть отдельные, выделенные отделы, где люди (с фармацевтическим образованием, либо врачи) помогут сориентироваться.  На первых порах они будут нужны однозначно.

Евгений Жмаев, заместитель генерального директора ФО им. Пастера: Запрет на продажу бадов в аптеках - это  смерть для большого числа производителей. У нас был практический опыт продажи биологически активных добавок к пище (препаратов расторопши) в продуктовых магазинах. Была такая мода лет 10 назад: во многих продуктовых магазинах, тогда еще не супермаркетах, были созданы стоечки, где продавались бады. В аптеке продавалось примерно в 100 раз больше, чем в продуктовом магазине. Причина в том, что биологически активная добавка к пище традиционно воспринимается человеком как способ решить какой-то вопрос, связанный со здоровьем, а этот вопрос люди привыкли решать  в аптеках, а не  в продуктовых магазинах.  Пока потребители привыкнут искать бады в продуктовых магазинах, производители разорятся.

Валерия Тихонова:  Первая волна разорения  пройдет, когда небольшие производители попытаются попасть на полки в супермаркеты: им надо будет платить за место, за выкладку, обеспечивать какие-то минимальные продажи для гипермаркета.

Дмитрий Чижиков, заместитель генерального директора по научной работе ХБО при РАН «Фирма Вита»:  При удалении из аптек бадов люди, привыкшие их покупать, будут вынуждены использовать лекарственные средства (чья токсичность выше, чем  у бадов). Т.е люди будут покупать лекарств больше, но будет ли им от этого лучше? Сужать рынок, мне кажется, не разумно, не перспективно. Тем более в условиях кризиса (не знаю как у коллег, но мы чувствуем это: объемы падают). Дальнейшее уменьшение сбыта повлечет закрытие данного направления, хотя бы в некоторых фирмах.

Евгений Жмаев:  Есть еще один аспект этого дела: аптечный  бизнес.  Известно, что наценка на лекарства ограничена законом, что конкуренция в аптечном секторе очень острая, что арендные ставки высоки, зарплаты выросли за тот период активного роста (до 2008 года), когда все развивалось. Издержки аптечного бизнеса огромны: на зарплату, на аренду, на лицензионные платежи, на коммунальные услуги. Наценки совсем крошечные. В итоге, если из аптечного бизнеса убрать бады, на которые по закону можно делать любую наценку (она ограничена только конкуренцией между аптеками), аптеки будут терпеть хронические убытки.

 

У аптек наступили тяжелые времена?

Алексей Артешкин: Были введены новые налоговые ставки, высокие страховые взносы, для малого и среднего аптечного бизнеса их потом снизили, но весь крупный фармацевтический ритейл работает по очень высоким ставкам. Прибыль аптек свели к уровеню нуля (плюс-минус 1% рентабельности, на которой ни жить, ни развиваться невозможно).

Евгений Жмаев:  Как производители мы наблюдаем, что аптечный бизнес переживает тяжелые времена. Аптеки стали развивать так называемые собственные торговые марки. Это когда аптечная сеть напрямую обращается к производителю с просьбой произвести под ее собственной торговой маркой какой-то более или менее известный препарат. Пытаются как-то сводить концы с концами.

 

Не сравнивайте цены

- Еще одна новость: ФАС собирается контролировать цены на лекарства. В наших аптеках цены на лекарства существенно выше, чем в Европе. Собираются вводить всякие оборотные штрафы за нарушения цен.

Алексей Артешкин: Поскольку наша компания является производителем как БАДов, так и лекарственных средств, которые составляют бОльшую часть оборота компании, и у нас есть контракты с импортными производителями, я могу прокомментировать этот вопрос.

Государство уже  выстроило политику в отношении жизненно важных и необходимых препаратов, цены на них регистрируют минздрав и федеральная служба по тарифам. Помимо контроля и анализа предоставленных документов о себестоимости «таблетки», так же сравниваются референтные цены в других странах, в отношении импортных производителей. Внесенные в государственный реестр цены не могут быть превышены производителем при продаже. Любой желающий может ознакомиться с реестром этих цен на сайте Минздрава. Контроль цен производителей и фиксированных наценок для оптовиков и аптек  происходит уже не первый год и существует ответственность за не соблюдение порядка. Что еще хочет сделать ФАС, не совсем понятно. Получается, что все лекарства в аптеках подпадут под гос. регулирование, а аптеки получат еще один контролирующий орган.

Да и что с чем мы сравниваем, нельзя огульно говорить, что у нас дороже, чем в Европе. В России продается много не брендированных (под международным непатентованным названием –МНН, обычно это название основного действующего вещества лекарства) препаратов, стоящих значительно дешевле, чем подобные брендированные (продаются не по МНН, а под зарегистрированными торговыми марками – ТМ) в Европе.

А то, что у нас точно такой же препарат привезенный из Европы стоит дороже, чем в самой Европе вполне логично, полагаю, объяснять это не нужно.

 

Доверчивые покупатели: сами виноваты?

- Покупатель, запутавшись в бадах, в лекарствах, приобрел некий товар, получил вред для здоровья. И в связи с этим обостряется волна инициатив со стороны того же ФАСа или Госдумы. Совсем свежий пример недавно обсуждался…

Алексей Артешкин:  …Проблема была в том, что два препарата, разных по влиянию на организм, принципиально разных по составу, имели сходное название. Есть торговое название, и в том, что другой препарат получил регистрацию со схожим именем, есть коррупционная составляющая.  

           

Евгений Жмаев: Проблема доверчивых граждан, которым звонят по телефону и продают за 20 тысяч рублей безвредную и не полезную таблетку, пожалуй, на самом деле есть. Это, как правило, пожилые женщины, которые получают звонки на домашний телефон. Их  разными хитроумными методами обрабатывают, давят на них.  В итоге, у них не остается психологической возможности отказаться от того, чтобы заплатить большие деньги (2-3 месячных дохода) за какое-то лекарство, которое, как обещается, спасет от некоего недуга. Вот здесь законодатель должен обратить внимание на содержание рекламы. Если реклама содержит единственный способ продажи, который заключается в том, что надо позвонить по телефону и больше никак невозможно купить – это маркер опасности. Потому что  как только человек, реагируя на рекламу, звонит по телефону  - он попадает в некий психологический механизм, из которого очень трудно вырваться.

Это разновидность  мошенничества. Мошенничеством  мы называем любое извлечение прибыли, наносящее заранее запланированный ущерб потребителю.  Все, кто вовлечены в подобные продажи, понимают, что они делают дурное дело: нельзя продавать за 20 тысяч рублей то, что можно купить за 100 рублей (аналоги всех препаратов, которые продаются по этим чудовищным схемам, можно купить  в аптеках по цене в сотни раз ниже). Перенесем это на любой другой продукт: например, покупаем хлеб по цене 30 рублей, и вдруг, попав в какую-то странную ситуацию заплатили за буханку 30 тысяч рублей. Это воспринимается постфактум как обман, как принуждение (там и есть элемент принуждения, ведь пожилые женщины отказываются многократно – знаю таких историй множество: пострадавшие мне звонят и жалуются).

Алексей Артешкин: Да, для государства – это проблема граждан, с которыми производят манипуляции, мошенничество. Здесь две проблемы: этическая и сверхприбыли, потому что  во всем остальном это соответствует реалиям любого  нормального продавца. Хороший продавец зарабатывает больше денег – это закон. Но хороший продавец, особенно заботящийся о том, чтоб покупатель возвращался к нему и приносил постоянный доход, не позволит себе манипулировать и давить на своего покупателя, иначе покупатель становится разовым, в чем заинтересован только плохой продавец, ради получения разового возможного сверхдохода.

Валерия Тихонова: Вопрос: почему государство хочет убрать бады  из аптеки, но совершенно не реагируют на мошенников, которые звонят по телефону.

Алексей Артешкин:  Евгений говорил, что человек покупает все то же самое, но в большинстве случаев это не так: то, что они продают, не прошло государственную  регистрацию, не имеет документов качества российского образца и другие подобные вещи – это продукция, которая продается незаконно на территории РФ.

Евгений Жмаев: Существует прямой запрет на подобное распространение бадов. Иногда бывает, что они зарегистрированы. Но существуют ограничения на каналы продаж бадов. Т.е те люди, которые выматывают нервы бедным старушкам, 20 раз сказавшим им «нет», нарушают закон: бады должны продаваться либо в аптечной сети, либо в специализированных отделах торговой сети.

Алексей Артешкин:  В то же время представьте себе покупателя из «Усть-….», который хотел бы использовать нашу, вашу продукцию, но у него в округе 100 км нет аптеки, в которой он смог бы это приобрести. Неужели не нормально отправить ему по цене аптеки, подчеркиваю по цене аптеки, продукцию, которая его заинтересовала, ему посоветовали, порекомендовали и т.д. и т.п. Такие покупатели зачастую сами находят телефон компании, звонят и просят отправить им заинтересовавшую продукцию почтой. Такая практика существует и у лидеров рынка, зайдите на сайт самого крупного производителя БАД в нашей стране, в ассортимент выпускаемой продукции, и найдете предложение по отправке почтой. Т.ч. говорить о том, что почтой отправляют только мошенники, не стоит.

 

Женщины стали моложе, мужчины – внимательнее к себе

- Как меняется состав потребителей БАДов, на кого Вы сейчас больше ориентируетесь?

Евгений Жмаев:  Уровень просвещения стал намного выше: люди стали разбираться в диагнозах, анализах не хуже врачей – это очень важная тенденция, она налицо.

Валерия Тихонова: Состав потребителей чуть-чуть молодеет и, если раньше потребители   были в основном женщины, то сейчас –  становится больше мужчин, которые покупают, в том числе бады, которые производятся специально для них.

Людмила Усачева: По воде могу сказать:  если раньше мы все-таки рассчитывали на пожилых людей, то сейчас ситуация изменилась: воду покупают 30-40 летние.

Евгений Жмаев: Изменилось вообще отношение к возрасту: 10 лет назад женщина 55 лет в обществе считалась немолодой. Сейчас женщины от 50 до 55 лет  изменили  представление о себе, и общество изменило представление о них. Соответственно, если говорить о том, что потребители БАДов помолодели, то это не только абсолютная цифра возраста, но и психологический сдвиг. Люди, которые в 55 лет покупали 10 лет назад бады, но считали себя уже идущими к гробовой доске, теперь, покупая бады в том же возрасте, обоснованно считают себя активными членами общества.

Людмила Усачева: По поду рекламы и по поводу омоложения: люди пенсионного возраста умеют пользоваться сетевыми ресурсами, находят там информацию. Интернет стал таким своеобразным омолаживающим фактором.

Алексей Артешкин: Информация стала более доступна, и как бы, в моем восприятии, государство не очень хорошо и несколько однобоко ни рекламировало здоровый образ жизни, все-таки это дает свои плоды и доходит и до более молодого человека. Могу поддержать мнение коллег: потребитель  стал моложе.

Людмила Усачева: У меня две дочери. Я в их возрасте и не думала ходить по врачам, а они совсем по-другому относятся к своему здоровью. Не ждут, когда заболеют, а идут к докторам ради профилактики  - чтобы  как можно дольше сохранять красоту, здоровье и молодость. Мне кажется, сейчас  уже после 25 лет приходит осознание, что красота только внешними проявлениями не может быть достигнута и невозможно быть красивым, не будучи здоровым. Начинают обращаться к услугам фитнесс-клубов и приемам каких-то поддерживающих препаратов.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 215

Все опросы…