Общество

8 шагов, которые помогут подтолкнуть ржавый автобус-Россию в гору

10 декабря 2012 10:37 Дмитрий Сурнин, журналист
версия для печати
Год назад 5 декабря я опубликовал в Facebook довольно эмоциональное и довольно бестолковое сообщение про то, как на московском участке 1701, где я был наблюдателем, партии «Единая Россия» приписали голоса. Вместо 24% стало 50%. Сообщение было эмоциональным, потому что я был взбешен и унижен. Сообщение было бестолковым, потому что я торопился эти эмоции с кем-нибудь разделить. 17 тысяч человек перепостили тогда тот текст. Почему? Потому что они тоже испытывали ярость и унижение. Потому что есть такое дурацкое слово - резонанс, и он случился. А когда он случается, то может покачнуться даже бетон.
8 шагов, которые помогут подтолкнуть ржавый автобус-Россию в гору Фото: flickr.com (sludgegulper)/Дмитрий Кутиль

Я хочу поговорить о вещах, которые могут покачнуть бетон. Не потому что они сами по себе обладают какой-то разрушительной силой. А потому что они совпадают по времени, по частоте, по тону. 

Наша страна сейчас - это автобус, у которого не работает двигатель, тормоза в хлам, он сползает задом с холма. Сползает медленно (нет худа без добра – колеса украли), но непреклонно. И чёрт бы с ним – выскочить, поморщиться, посмеяться, пожать плечами. Но в автобусе – наши дети, родители, друзья, воспоминания, фотоальбомы, мишки с оторванными лапами, лето на даче, мамины пироги, первые поцелуи, последние надежды, всё, из чего мы росли, и всё, что нам невозможно так просто покинуть и предать.

И вот сползает вся эта махина, и надо что-то делать. А что ты можешь? (Ну, правда, ты ведь не супермен, не Александр Матросов и даже не водитель категории D.) Подставить плечо, бросить свое жалкое мясо под катящуюся машину, упереться ногами в грязь, напрячься что есть силы, и толкать, толкать проклятое железо от себя, в общем, понимая, что это не ты будешь выталкивать автобус, а это автобус, на самом деле, будет сталкивать тебя?

И понимая это, стоишь ты и думаешь: «Вот если бы все разом, вот если бы все вместе, тогда не бесполезно, тогда еще может быть». И ждешь, что все кинутся спасать всех из беды, а ты подключишься: ну, чтоб не бесполезно. И смотришь по сторонам, вроде как: «Ну, давайте, пацаны...» А пацаны тоже смотрят по сторонам и как бы говорят: «Ну, давайте, что ли...» И смотрим так, и всё понимаем, и дальше стоим. Потому что страшно. Потому что кинешься один по глупости - и раздавит тебя, как сверчка, этот грёбаный автобус. И будешь ты выглядеть негордо: бессмысленным, слабеньким, никаким. Треснешь прутиком, лопнешь пузырьком. А остальные только в сторону отойдут. И скажут что-то вроде: «Вот дурак» или «Ну, мы же говорили».

И так, на самом деле, может довольно долго продолжаться. И даже кажется, что всегда. Но вдруг в какой-то момент оборачиваешься - и видишь холодную ночь внизу. И ее пасть. И ее зубы. И понимаешь, что ты не можешь вот так просто стоять и смотреть, неловко перехихикиваясь, пока дорогой твоему сердцу хлам, вся жизнь твоя скатывается туда, в темноту, чтобы утонуть в каких-то холодных черных соплях. И делаешь шаг, и подставляешь, зажмурившись, плечо. Не потому что знаешь, что получится, а потому что не подставить нельзя. Не потому, что можно что-то сделать, а потому, что ничего не делать – невыносимо. 

Но самое удивительное, когда ты делаешь этот шаг, упираешься, открываешь один глаз, другой и наблюдаешь с удивлением: ты не один, куча людей сделала то же самое, одновременно с тобой. По той же причине: потому что нельзя было просто оставаться в стороне и смотреть. Это удивительное чувство, которое испытали многие-многие в декабре прошлого года – удивление и счастье от своего неодиночества. Резонанс.

И не то чтобы мы остановили тогда сползание нашего автобуса в пропасть (даже не замедлили), и не то чтобы мы вообще думали о том, сможем ли мы это сползание остановить. Мы вышли ради того чувства, которое нами двигало. Оно не требовало ни объяснений, ни оправданий. Оно просто было. И оно объединяло нас.

Есть вещи, которые делают ради результата. А есть вещи, которые делают во имя той причины, которая заставляет их делать. Тогда, в начале декабря, нами двигала причина, а не цель. Так настоящая любовь не требует награды, настоящее милосердие не ждет благодарности, а настоящее мужество не ищет славы и орденов. Смысл их существования не в том результате, к которому они приведут, а в том чувстве, из которого они выросли, в том, что они просто есть.

Поэтому мне странно читать о слитых протестах, несбывшихся надеждах, и эти идиотские «а я ведь говорил...». Не надо было говорить. Надо было чувствовать и делать. Как умеешь. Сколько можешь. Насколько веришь. Счастье не может быть зря, честность не может быть напрасной. Они не «для того, чтобы», они «потому что». А вырастет или не вырастет из них результат – это уже вопрос следующий.

Ну, вот мы увидели друг друга - и что? Толкать этот ржавый автобус дальше. Во чтобы то ни стало – толкать наверх. И найдутся те, кто будет помогать – изо всех сил, в полсилы, одним пальчиком – люди разных взглядов, лично нам приятные или неприятные, православные, атеисты, мусульмане, традиционалисты и либералы – сейчас мы союзники, а остальные клейма - вздор. Потому что вот сейчас нами движет одна причина и одно усилие немедленной важности. И нас захотят заставить обсуждать пустяки, рассорить, разделить, чтобы мы бросили дело, стали драться между собой. Не надо слушать такие речи.

И будут те, кто станет говорить, ну, дотолкаете вы этот автобус до вершины холма, а дальше что? Какой ваш план? Какая ваша программа? Они будут искушать нас отсутствием общей цели, забыв, что нас объединила общая причина. Они хотят, чтобы мы сели и стали разбираться между собой, вместо того, чтобы толкать. Их нужно игнорировать. Сейчас есть более насущные задачи.

И будут те, кто попытается нас рассорить, выдернуть по одному, напугать, заставить спорить о чем-то в принципе важном, но не первостепенном сейчас. Они будут говорить «как можно толкать автобус, когда нет лидера» или «а пока вы толкаете, у вас малину на огороде крадут» или «люди, вас всех обманут». Этих тоже нужно игнорировать. Даже если они правы, нужно сосредоточиться на том, что важнее.

И будут те, кто скажет «я устал» и «я разочарован». Если это правда так, то просто отойдите в сторону. Если вы устали, идите отдохните. Не надо оттаскивать с собой от автобуса тех, кто, может быть, тоже устал и тоже в чем-то разочарован, но продолжает подставлять плечо. Просто отойдите. Зачем изливать свое разочарование?

Все это наивно, идеалистично, но тем не менее верно. Нас объединила искренняя эмоция. Эту искренность и нужно сохранять, на этой эмоции и нужно сосредотачиваться. И поверьте, я не говорю о какой-то особенной коллективной медитации. Я даже не о митингах говорю. Они – одна из форм разделить эмоцию, не более того. Я говорю об очень конкретных вещах: о делании любых дел, которые направлены на выталкивание страны из ямы. 

Что это может быть?

- Любые общие действия, связанные с самоорганизацией: помощь городам, пострадавшим от стихийных бедствий, спасение любимого парка, проведение уличного фестиваля, спасение голодных собак – что угодно, главное, чтобы мы учились ставить перед собой задачи, организовываться, добиваться результата. И еще это выбьет почву из-под ног у тех, кто живет в уверенности, что без чиновников, без опеки мы перепьемся, переблюемся, поумираем с голоду, погрязнем в бандитизме и говне. 

- Движение наблюдателей. Его нельзя бросать.

- Участие в выборах (муниципальных) - там, где можно. Помощь таким кандидатам от всего сообщества: информационно, экспертно, буквально (разнести листовки, помочь составить текст, собрать подписи).

- Создание партий и движений, которые могли бы выдвигать кандидатов в органы власти.

- Отработка форм принятия коллективных решений (выборы в координационный совет – одна из таких попыток, но это только начало, эксперимент).

- Информирование (очень важно!) тех людей, которые не читают интернет и, увы, смотрят телевизор. Им придется много объяснять. Но нужно быть уважительными и терпеливыми. Это одна из самых важных сейчас работ. Не гордиться собой. Не презирать тех, которые, вместо того, чтобы спасать страну, закрывают в ужасе глаза и уши, или боязливо прячутся в кустах. Терпеливо и упорно объяснять, убеждать присоединиться.

- Попытки (здесь нужно идти до Конституционного суда, наверное) внести ясность в судебную практику, когда это касается избирательного законодательства. Районные суды отказывали наблюдателям в исках, заявляя, что их права как избирателей не были нарушены, соответственно, они являются ненадлежащими заявителями. На этом основании завернули много исков, и приходилось надеяться на партии и партийных юристов. А надеяться на партии и на их принципиальность, как показал опыт, нельзя. Нужно добиваться, чтобы наблюдатели могли опротестовывать результаты голосования на участках, чтобы суды не футболили нас, дотягивая до последних сроков, когда еще можно что-то опротестовать. 

- Выборы в Московскую городскую думу. К участию в них и наблюдению за процессом нужно готовится заранее на всех уровнях – от выбора общих кандидатов до информирования, проникновения в УИКи, организации тотального наблюдения. Мы знаем, что Москва не поддерживает «Единую Россию». Москва была оскорблена. Москве приписали на прошлых выборах в Госдуму любовь к упырям. Нам надо доказать, что приписали ошибочно. Это будет важный прецедент. Веха.

Вот это небольшой список. Неполный. Мой личный. У вас он может быть свой.

Я вижу, что сейчас очень многие говорят о разочаровании. О том, что сдулся протест. О том, что был упущен шанс. О том, что кто-то не сделал что-то, что должен был бы сделать. Ребята, этот кто-то – это мы. Сдулось только то, что мы сами сдули. Мы учимся, мы пробуем заниматься политикой в свободное от работы время. Мы учимся быть гражданами. У нас не всё получается сразу, не всё получается правильно и вообще – многое не получается. На эти недостатки, ошибки, глупости, неадекватные реакции указывают наши враги, над ними смеются (потому что они и правда смешные), хотят, чтобы нам стало неловко, чтобы мы расхотели себя ассоциировать с этими глупостями. Но важно не поддаться на эти разводки и манипуляции, не упасть духом и помнить, помнить о той причине, которая заставила нас выйти на улицу 10 декабря 2011 года. Потому что важно это, а не то, сколько людей соберется на площади. 

Митингов может вообще не быть. Но ржавый автобус нужно толкать наверх. И с этим уже ничего не поделаешь.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 828

Все опросы…