Общество

Самые обыкновенные волонтеры и благотворители среди нас: что ими движет

19 декабря 2012 10:26 МР
версия для печати
В Петербурге живут и работают несколько тысяч волонтеров, которые с удовольствием помогают людям, попавшим в беду. «Мой район» побеседовал с такими активистами… а если без пафоса – просто хорошими людьми. Мы хотели выяснить, почему из всех возможных «хобби» они выбрали именно это. И хобби ли это вообще?
Самые обыкновенные волонтеры и благотворители среди нас: что ими движет Фото: Trend/Дмитрий Кутиль

Говорят, что отзывчивых граждан, подающих милостыню, отдающих неимущим одежду и еду, больше всего угнетает не расставание с деньгами, а недоуменные вопросы друзей и знакомых. «А зачем тебе это надо?»; «Не думаешь же ты, что они для себя просят? Нет, они слепые орудия мафии». 

Психологический портрет помощника – это женщины (их в группах, посвященных благотворительности, до 80%), в возрасте от 20 до 40 лет, с высшим образованием (как правило – гуманитарным), с семьей, но не слишком большой, и со средним достатком. Понятно, что школьники в массе недостаточно самостоятельны, чтобы организовать группу помощи, а те петербуржцы, кому в районе 50, не слишком дружат с социальными сетями.  

Валерия Можаева, открывшая в интернете несколько сообществ для помощи бедным и обеспечившая несколько пунктов сбора средств, рассказала о своих мотивах так: «Знаете притчу про мальчика, который по одной кидал в море морские звёзды, выброшенные на берег после прилива? Их были миллионы, и взрослые говорили: ты все равно ничего не изменишь. Мальчик отвечал: изменю очень много для той конкретно звезды, которую сейчас держу в руках. Для людей наша с вами помощь – пусть капля в море – изменит очень многое.

Я работала волонтером, помогать приходилось разным людям. Сейчас, когда я просто организовываю группы помощи, то лично знакомлюсь с теми, кому она нужна. Собственно, с этого все и начинается. Например, сейчас мы помогаем бабушке Валентине из перехода на станции метро «Невский проспект». Ее там часто можно увидеть, но она не просит милостыню, а тихонько стоит и радостно благодарит каждого, кто ей что-то даст. Мы познакомились. Это тихий, светлый, добрый человек с лучезарной улыбкой. Можете написать, что все это мы затеваем ради этой лучезарной улыбки. Я написала про бабушку на своей странице «ВКонтакте», сообщение стало распространяться стремительно, поэтому мы и создали эту группу».

Сама Валерия закончила петербургский университет и стала специалистом-японистом. Ее помощница Анастасия Кириенко свои мотивы объяснила так: «Мое детство прошло с бабушкой, блокадницей. И наверное, благодаря ей у меня сохранилось совершенно особенное чувство по отношению к ветеранам, к празднику 9 мая. С одной стороны, это светлый и великий день, а с другой -  я всегда задумывалась, что помимо счастливых и нарядных старичков, которых родственники привели на праздник, есть совсем беспомощные, одиноко сидящие дома, забытые всеми… И видела своими глазами: одинокие старички-блокадники прямо в толпе на параде ветеранов, которых никто не поздравил и ни разу не пригласил на праздник…

Мне всегда хотелось помогать. Но я не знала, как. Думала, что для этого нужны большие материальные средства или связи, сталкивалась с равнодушием. Благодаря сообществу «Кто, если не мы?!» я нашла то, к чему давно внутренне стремилась - возможность дарить добро и помогать тем, кому это по-настоящему нужно! А еще узнала, что есть множество замечательных неравнодушных, добрых, активных людей».

Что касается извечной проблемы несостоявшихся благотворителей – тех, кто боится быть обманутым - то ее волонтеры решили легко. Они просто не задумываются об обмане, и все. Да, был у одной из девушек случай, когда она регулярно отдавала мелочь молодому человеку с изуродованными ногами, который даже стоять не мог, не опираясь на палку. А однажды барышня встретила «инвалида» в другом районе города: он бодро вышагивал по улице. Ну и что? Про эту историю они забыли сразу, вспоминают, только если напомнить.

Главное отличие маленького филантропа от крупного благотворителя в том, что он лично знаком с теми, кому помогает, а не просто переводит энную сумму на счет. Соответственно, у него есть возможность самому увидеть, как жизнь человека меняется к лучшему. 

С научной точки зрения, добровольные помощники относятся к двум очень разным психологическим группам.

«Первая – этот как раз те люди, которые рвутся всем помогать просто потому, что не могут спокойно смотреть на чьи-то беды. Объект помощи они находят сами и очень быстро. Там, где другие не замечают, - рассказала кандидат психологических наук Елена Кудрявцева. – Все это заложено в самом типе личности: активная ли у человека жизненная позиция или нет. Можете не сомневаться, у этих людей есть одна общая черта, они не смотрят телевизор (страницы «ВКонтакте» всех членов благотворительных сообществ это блестяще подтверждают: раздел «любимые телешоу» не заполнен ни у кого - «МР»). Кто-то живет от сериала до сериала, а кто-то меняет жизнь вокруг себя.

Увы, активную позицию просто так взрастить не получится. Если подобный тип характера не сформировался к восьми годам, значит, пассионарием уже не станешь. Все дело в родителях, в раннем воспитании. Если мама и папа, приходя с работы, только ужинали и заваливались на диван, то и ребенок у них будет такой же. Если к ним постоянно приходили друзья и коллеги, и сами родители то и дело срывались с мест, чтобы кому-то помочь, ребенок сам почувствует, что жить надо так и никак иначе. Да, в 16 лет такой ребенок может пойти швырять камни в американское консульство. А может - помогать людям».

По словам психолога, главное для молодых филантропов – видеть результат, и как можно быстрее. Увеличение численности группы «ВКонтакте» - тоже, конечно, результат, но возвращенный к жизни сосед-инвалид – важнее. Чем новые благотворители выгодно отличаются от прежних – они с удовольствием следят за всевозможными трендами, могут сделать то, что их предшественникам не приходило в голову. А это означает, что в орбиту их деятельности будет втянуто больше людей. Кстати, главный враг таких ребят, говорит психолог, не болезни, не бедность – а сложности, которые мешают побороть болезни и бедность. Бюрократия и непрофессионализм, равнодушие и недальновидность со стороны властных структур. Или – родственников тех, кому они помогают. 

Совсем другая категория – люди, активно занимающиеся благотворительностью  и больше, пожалуй, ничем. Такие, как принцесса Диана. «Ее волонтерство носило характер компенсации, - говорит Елена Кудрявцева. – Жила девушка в очень знатной семье. Фамилия Спенсер в Англии еще более древняя, чем Виндзоры. Ее выдали замуж за принца и заставили работать принцессой. Довольно скоро стало известно, что муж – не романтик, каким казался, а прагматик, и не слишком интересный. Потребности жены его не слишком волновали. Начался невроз, который без конца подогревали папарацци. И вот молодая женщина с истерзанной душой открывает благотворительный фонд, да не простой, а для жертв противопехотных мин. Почему именно такой? Потому что кто-то теряет куски тела, а Диана изо дня в день теряет душу. Да и тело тоже: было видно, как она похудела после вторых родов, и на благополучную женщину это было совсем не похоже. Пострадавшие от мин дети были, если хотите, портретами ее души.

К счастью, все известные нам волонтеры в Петербурге относятся к первой категории. Они помогают нуждающимся, но не забывают при этом жить полной жизнью».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 191

Все опросы…