Город

Автомобилисты в Петербурге отвоевывают у консулов и полицейских парковочные места

10 января 2013 10:33 Нина Астафьева
версия для печати
В конце 2012 года в двух российских столицах власти начали активную борьбу с табличками «парковка только для…». Все давно знали, что они незаконны, но сначала гнев горожан и помогающих им депутатов был обращен только на торговые центры и рестораны. Теперь же борцы заинтересовались, нужны ли эти таблички всевозможным госучреждениям и силовым службам. «Мой район» выяснял, как бороться за свое право поставить машину у консульства или отдела полиции.
Автомобилисты в Петербурге отвоевывают у консулов и полицейских парковочные места Фото: flickr.com ( Pierre-Olivier)/Дмитрий Кутиль

Читатель «МР» Юрий начал неравную борьбу с азербайджанским консульством, которое занимает здание на 2-й Советской улице, напротив любимого Юриного паба. Попытки поставить свою машину у консульства – чтобы она просматривалась из заведения – не увенчались успехом. Полицейские выходили из будочки и прогоняли всех автомобилистов.

«Я считаю, что такие знаки незаконны, - говорит Юрий. – Но с полицией препираться не стал. Просто написал на сайте Комитета по управлению госимуществом вопрос, есть ли у консульства Азербайджана права на землю. Через несколько недель пришел ответ: с консульством не заключался договор аренды на землю под парковку. Распечатал этот ответ и в следующий раз припарковался под знаком. Вышедшему охраннику сказал, что его претензия не обоснованна. Показал письмо и оставил его под стеклом. Сказал, что если машину будут эвакуировать, я вызову полицию, ибо запрет на парковку незаконный.

Дальше было так. Приехал в очередной раз и вижу: знак  «запрет парковки 25 м». Без табличек «кроме а/м консульства» (они в тот момент лежали за будкой охраны). Так что теперь моя парковка просто нарушение правил, и положена эвакуация. Тут не поспоришь. Я переставил машину и решил связаться с инспектором технадзора Центрального района. Пусть скажут, законно ли такое положение дел, когда обычные машины якобы препятствуют движению транспорта, а если на авто красные номера – то уже, видите ли, не препятствуют. Хорошо бы, думаю, отвоевать для города 4-5 парковочных мест. Но пока мне ответ не пришел, в ГИБДД сказали, неофициально, что ничего у меня не выйдет: есть, мол, не только ПДД, но и Венская конвенция о консульских сношениях. Там прописано, что внешний периметр должен обеспечиваться охраной. Поэтому и запрет парковки есть».

Действительно, конвенция содержит статью 31 – «Неприкосновенность консульских помещений». Там, в частности, прописана информация о том, что страна пребывания должна обеспечить такой порядок, при котором сотрудникам никто не может чинить препятствий в работе. Про охрану периметра ничего не сказано, значит, истолковывать можно как угодно. В Москве городские чиновники, утомленные атаками активистов, на полном серьезе собираются обратиться в МИД, чтобы разобраться: так ли нужны консульствам свои паркоместа? Петербургские депутаты, занимающиеся проблемой парковок, сказали, что таких планов у них нет.

Если обычные консульства страдают, в основном, от пикетчиков, то консул вышеупомянутого Азербайджана на исходе лихих 90-х пережил настоящее покушение, прямо на рабочем месте. Так что ограничения на парковку – не блажь, а суровая необходимость. Лишь бы она была обусловлена нормальными, а не хромыми законами. Ну не любят питерские водители, когда им врут или подсовывают двойные стандарты. Почему, например, на Каменном острове или в Комарово, где дача губернатора, установлены знаки «въезд запрещен» и «движение запрещено»? Что там есть, кроме VIP-домов? Секретные воинские части? Атомная станция? Археологические раскопки? У активистов уходит много времени на то, чтобы выяснить, что знаки там появляются официально (после письма из ФСО). Но это окраины. А что делать в центре, где каждое паркоместо на вес золота, а возле отделов полиции то и дело встречаются таблички «только для...» - чуть не на целый квартал?

«Все, все таблички, разрешающие парковку для избранных, надо запретить, - заявил «МР» активист движения «Синие ведерки» Сергей Стоянов. – Парковка или есть, или ее нет, если улица узкая. Всё. Машины оперативных служб, если им надо, могут встать и в запрещенном месте. Все подстанции «скорой помощи», которые я знаю, имеют свою территорию для машин. То же – с аварийками, с машинами вневедомственной охраны и т.п. А если врач или полицейский не хочет ставить машину далеко от места работы, потому что ему лень пройти двести метров, то чем он лучше меня? Почему я не могу сделать табличку «Только для Стоянова», а полицейский может? Поэтому мы будем бороться с «эксклюзивными» парковками, чтобы дать горожанам хоть немного бесплатных парковочных мест».

А Дмитрий Шпейтельшпахер, активист Федерации автомобилистов, возмущается также, что таблички, даже если они и имеют право на существование, часто устанавливаются в нарушение ПДД. Например, на Исаакиевской площади машины стоят перпендикулярно проезжей части. Даже если это и удобнее, то такой способ парковки должен специально обозначаться знаком – а его нет.

Все-таки есть в городе места, где служебное паркоместо – это суровая необходимость. Это отмечают все опрошенные нами эксперты. Во-первых, городской, областной, районные суды, перед которыми то и дело тормозят автозаки. Во-вторых, поликлиники (те, что в центре города), у которых есть свои неотложки, а двора - нет. Про консульства мы уже говорили.

Беда в том, что атаки правозащитников и активистов обычно приводят к тому, что табличку «кроме» со знака убирают, а сам знак - остается. Да, парковка будет запрещена для всех, кроме самых наглых. В итоге доброхот получает только удовлетворение, а вовсе не паркоместо. Трудно представить, однако, что эвакуатор заберет от консульства машину с дипломатическим номером. Значит, все останется как есть? Или активисты продолжат борьбу и добьются, чтобы запрещающие знаки убрали?

Мы насчитали не более ста мест в городе, где требуется навести порядок. Или даже меньше. Возле судов парковка, как правило, запрещена. Возле МРЭО, где площадка осмотра располагается на проезжей части, паркуются только блондинки, остальные понимают, что ГИБДД лучше не мешать. А вот полторы сотни всевозможных полицейских подразделений (изоляторы – не в счет) да три десятка прокуратур, да районные администрации – прекрасно уживутся без собственной парковки. Две сотни потенциальных нарушителей, и при каждом – от пяти до 20 машиномест – сколько это по городу? В последнее время с подобными табличками ведется борьба, так что сходу назвать их число никто не может. Даже депутат Алексей Макаров, который эту борьбу и инициировал. Правда, он боролся, в основном, с ресторанами и бизнес-центрами, которые не позволяют парковаться никому, кроме клиентов. Тут ситуация щекотливая – автомобилист прекрасно знает, что табличка – незаконна, и никакого приказа не содержит. А бросить машину боится все равно. Есть, конечно, выход: оставить включенным видеорегистратор, который зафиксирует причинение ущерба. Но ведь могут и его заодно утащить.

Добавим, что в городе, по заверениям губернатора Полтавченко, 674 тысячи парковочных мест на 1,4 миллионов легковых машин. Правда, автомобилисты оперируют другими данными: машин-де в городе – не меньше двух миллионов, а машиномест – 350 тысяч.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 191

Все опросы…