Общество

Как помогать полиции, чтобы самому не стать жертвой

14 января 2013 10:50 Нина Астафьева
версия для печати
В сентябре 2012 года «Мой район» рассказывал о противостоянии автора сайта «Честный Петербург» Никиты Сорокина и содержателей подпольного игорного дома. Дело обернулось прокурорскими проверками: активисту Сорокину (между прочим, инвалиду) в потасовке были нанесены побои. Сейчас, наконец, последовало продолжение истории. Но несколько неожиданное: оправдываясь за бездействие, полиция попросту... взяла на себя чужую вину.
Как помогать полиции, чтобы самому не стать жертвой Фото: flickr.com ( truthout)/trend/Дмитрий Кутиль

Напомним суть дела. 12 сентября петербуржец Никита Сорокин случайно увидел, как из подъезда его дома на улице Марата вытаскивают несколько «одноруких бандитов» и грузят их в грузовик. Сорокин решил проинформировать полицию: налицо явная зачистка перед «бурей», содержатели притона заметают следы - предположительно, перед будущей облавой. О которой, возможно, их кто-то предупредил.

Игорный бизнес, даже если он и был пять лет назад абсолютно легальным, - все-таки не пивбар, поэтому ликвидировать его должна именно правоохранительная структура. Пивбар могут закрыть сами владельцы, если, например, получат предписание от СЭС, пожарных или Потребнадзора. Что касается казино или дома терпимости, то полиция его либо закрывает... либо закрывает на него глаза. Добавим, что рядовые полицейские, с которыми доводилось общаться корреспонденту «МР», частенько желали игорным и публичным домам скорейшей легализации, так как «проблем будет меньше, а порядка больше». В этом они схожи с правозащитниками…

«Я позвонил в полицию, и они же мне сами сказали: постарайтесь задержать машину, а мы вышлем тем временем наряд», - говорит Сорокин. Ничего у активиста, конечно, не вышло, потому что перекрыть телом выезд из подворотни может только киношный герой. Сорокина побили, но «снять» побои в травмпункте он не догадался. Кстати, полицейская машина все-таки приехала в его двор, но через час после того, как последний автомат был вывезен в неизвестном направлении. Новое казино в том доме, вопреки нехорошим прогнозам, так и не открылось.

Все же Никита Сорокин решил разобраться, почему полиция так инертно себя вела. Не в синяках, естественно, дело: за идею обидно. Сначала помогаешь полиции, потом оказываешься один на один со злоумышленниками, а потом полиция не хочет их искать, хотя есть номера машин, описания, записи с камеры. Да и прокуратура еще осенью подтвердила, что в действиях сотрудников УБЭП и ОВО выявлены нарушения. Какие именно – в официальном ответе так и не сообщили. Мало того, когда полиция отказала в возбуждении уголовного дела о нанесении активисту телесных повреждений, прокуратура отказ отменила. Как и другое решение полиции – об отказе в возбуждении дела по поводу организации незаконного казино. Оба решения прокуратуры датированы 17 октября – т.е. спустя три недели после потасовки.

Тогда полиция, которую, видимо, утомила тяжба с цепким активистом, решила разом разрубить все узлы. И вот в январе 2013 года Сорокин получил письмо (оно почему-то гуляло по почтовым закоулкам целый месяц) из УВД Центрального района, из которого ему наконец-то открылась тайна: что это были за автоматы. Оказывается, участковый 28-го отдела полиции лейтенант Мамедов еще в начале сентября установил, что в доме действует подпольное казино, обратился к коллегам из отдела по борьбе с экономической преступностью, и 12-го сентября оборудование из дома вывозили никто иные, как... полицейские. И не в другое казино, которое возникло где-то на просторах Ленобласти, как того боялся доброхот Сорокин, а на склад вещественных доказательств ГУВД. Посему сотрудников 28-го отдела полиции не имеет смысла привлекать к дисциплинарной ответственности, равно как и возбуждать уголовное или административное дело по факту незаконной организации игр.

Чем-то эта история напоминает страшный сентябрь 1999 года, а именно – дело о рязанском сахаре. Тогда внимательные граждане так же заметили в подвале мешки с гексогеном, а потом оказалось, что их положили туда сотрудники спецслужб, потому что проводили экстренные учения. Но тогда людям сразу выложили все начистоту и еще похвалили за бдительность. А здесь – что, спрашивается, мешало, разъяснить все внимательному жильцу и, если не хвалить, то хотя бы не бить? Или эта версия появилась позже?

«Мне кажется, УМВД по Центральному району вводит меня в заблуждение, - говорит Сорокин. – Историю с нанесением мне телесных повреждений они даже не упоминают, хотя знают, что прокуратура отменила решение об отказе в возбуждении дела. Почему прокуратура еще в сентябре не сообщила мне, что я, оказывается, мешал работать полиции, а не махинаторам? Почему сотрудники не представились? Все сотрудники были одеты в гражданскую одежду. Более того, не было понятых, а это ведь было изъятие. Машина не была опечатана. Да и вообще: что это за полиция, которая применяет силу вместо того, чтобы просто дать объяснение?» Все эти вопросы Сорокин изложил в официальном письме в прокуратуру.

Редакция «Моего района», в свою очередь, направила запрос в ГУ МВД и поинтересовалась, насколько логичной выглядит новая версия Центрального УВД. Очень может быть, что все именно так и происходило. В городе весь 2012 год велась активная борьба по разоблачению нелегальных казино: районы один за другим стремились отчитаться о сделанной работе, полиция трудилась в спешке…

В неофициальной беседе работники правоохранительных структур посоветовали гражданам, которые хотят помочь полиции, звонить по телефонам доверия, а самим в драку не лезть. 

Вот несколько показательных историй на тему. 

«Я знаю, что на сайте ГИБДД Петербурга есть раздел, где можно пожаловаться на нарушителя, в том числе – если тот ездит на машине с непростым номером. Просто написать фабулу, прикрепить фото – и его покарают, - рассказывает один петербуржец. - Такой нарушитель у меня есть: почти каждый день он ставит машину на тротуаре. Сейчас штраф за это удовольствие большой, вот, думаю, пускай его покарают.

Отправил. Через две недели получил письмо из полиции с предложением прийти лично в отдел и написать заявление собственноручно. Там, видите ли, не умеют принимать цифровые подписи. Полицейских тоже можно понять: вдруг я это фото смонтировал, чтобы навредить своему безупречному соседу. Ну так пускай совершенствуют работу по приему заявлений, иначе никакой помощи от граждан они не дождутся. Кстати, когда я спустя три недели все-таки добрался до того райотдела, то оказалось, что писать заявление уже бессмысленно: сроки давности истекли. Но вот парадокс: парковаться на тротуаре этот хмырь перестал».

А вот другому петербуржцу повезло меньше. Наверное, потому что он в нашем городе не был прописан, хоть и живет тут уже шесть лет. «Мне приятель говорит: нашел на улице паспорт какой-то старушки. Возле Московского вокзала. Скорее всего, ограбили, и документы выкинули. Он сам этот паспорт хотел бросить на вокзале же, но я сказал: ты что, надо отнести в полицию, пусть они эту бабусю найдут. Ей же тяжело без паспорта. Друг оказался более разумным человеком и сказал, что ему это не нужно. А я взял у него документ и пошел. Вышел из отдела полиции, кажется, только через два часа. Мне устроили разнос за то, что я живу здесь без документов, без регистрации. Дернул меня черт показать в полиции свой паспорт, а не водительские права, например. Когда я понял, в чем там дело, и сказал, что ни копейки денег они от меня не получат - еще час мурыжили и не отпускали. Мой паспорт, как и тот, найденный, был всё это время у них, так что уйти я не мог. А паспорт старушки они бросили в ящик стола - вместо того, чтобы сделать два телефонных звонка и найти хозяйку. Наверно, он там до сих пор лежит».

Арина известна в своем дворе как человек, помогающий собакам и кошкам. Как оборачивается эта помощь, она рассказала «МР». Жалела не себя, а животных: «Наших кошек замуровали в подвале в августе. Я живу на первом этаже и слышала, как они мяучат. Позвонила в полицию, объяснила ситуацию. Там даже не пошевелились. Но когда я сама сломала решетку, ведущую в подвал, чтобы кошки могли выйти наружу, председатель ТСЖ тут же объявился, вызвал полицейских, а тем даже искать меня не пришлось. Они же знали, кто им за день до этого звонил с просьбой о помощи. Кстати, одну кошку мы так и не спасли, умерла от истощения. Другая выжила. Суд, конечно, кончился мировым соглашением, но все равно неприятно».

Так что вопрос: как именно помогать полиции, чтобы самому не стать жертвой, остается открытым. Не «светиться»? Но тогда ты поставишь себя в один ряд с анонимными доносчиками. Вообще не помогать? Значит, вернуться в средневековье. Наверное, лучше всего сразу настроить себя на то, что помощь правоохранителям – это затратный процесс, который потребует времени и нервов.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 157

Все опросы…