Общество

За что взрослые петербуржцы недолюбливают современную молодежь

24 января 2013 10:14 Нина Астафьева
версия для печати
Современная петербургская молодежь ведет себя гораздо свободнее, чем старшие поколения: сегодня не принято ругать подростков за одежду, пирсинг и сленг. Появились, правда, другие поводы для претензий: клиповое мышление, участие в протестных акциях, «няшечки» и учеба.
За что взрослые петербуржцы недолюбливают современную молодежь Фото: flickr.com ( martin.mutch)/Дмитрий Кутиль

24-летний Федор Горожанко, выпускник социологического факультета, создатель известного ресурса «Заливает.СПб» (посвящен протечкам) говорит, что почти не конфликтует со «взрослыми»: его уважают, к мнению прислушиваются. Одно странно: люди старшего поколения не понимают, зачем он ходит на протестные акции. И если сайт про прохудившиеся крыши, который сделал студента знаменитым, все более-менее одобряют, то про митинги говорят так:

- Какой смысл ходить, тратить время и нервы, если все равно ничего не изменишь? Правильнее сейчас приспособиться, чтобы меньше страдать от этого режима.

20-летний Денис, студент-психолог, ведет в интернете блог, посвященный детским спортивным школам – больше всего внимания, конечно, той, где он сам занимался ушу. Эта работа подвижника не приносит ему денег, зато доставляет удовольствие думать, что ребятам будет проще найти подходящую секцию. Родители Дениса - а они довольно молодые, обоим чуть за сорок - сожалеют, что парень не ищет приличную работу, довольствуясь должностью кладовщика. Сами они почти не работали по специальности, потому что свои педагогические вузы закончили в начале 90-х.

- Они всю жизнь зарабатывали деньги, - говорит Денис, - и сначала отговаривали меня от поступления на психфак: если бы я не прошел по бюджету, то не дали бы ни копейки, хотя денег у них полно. Сейчас не понимают, почему я не хочу повторить их судьбу, и почему мой блог мне интереснее, чем карьера. Но в целом у нас взаимопонимание.

Вузовских преподавателей, постоянно работающих с молодежью, удручает заметное снижение уровня интеллекта и серьезные пробелы в знаниях у новых студентов. Педагоги также подмечают, что молодежь от 18 лет стала чувствовать себя более раскрепощенно: это, может, и нравится социологам, но вот профессора от таких перемен не в восторге. Академические стены требуют почтения к ученым – а студенты, может, и рады бы его проявить, да не умеют.

Дмитрий Исаев, заведующий кафедрой клинической психологии педиатрической академии сообщил, что основная беда – резкое снижение уровня образованности  и начитанности, и это прямое следствие того, что раньше информацию черпали из книг, а теперь - из социальных сетей. «Но это совсем не то, - говорит профессор. - Книги почти  перестали читать, я имею в виду все книги, а не только бумажные. Что мы имеем в результате? Клиповое мышление – это значит: посмотрел, прокрутил страницу, забыл. К книжкам, кроме самых плохих, так относиться нельзя. Прочитанное в книгах так или иначе застревает в памяти, а вот посты «ВКонтакте» забываются легко. Конечно, ребята со временем меняются, в институте их заставляют читать и учат анализировать, но вообще-то с этими навыками они должны еще со школы приходить.

Еще сегодня пожилые люди говорят, мол, молодежь должна вести себя скромнее. Не кричать так, что разговаривающие поблизости взрослые люди должны их перекрикивать. Сейчас подростки раскрепостились. Но вот в чем штука: за рубежом люди тоже ведут себя раскованно и без стеснений. Многие, кто в советские годы ездил в Европу, говорили, что в первую очередь там бросается в глаза именно поведение тамошней молодежи, которая на улице чувствует себя как дома. Может, и нет ничего страшного в том, что наши тоже научатся вести себя так».

Субкультуры, поведение, хобби новых поколений изучает Центр молодежных исследований при НИУ ВШЭ. Его руководитель Елена Омельченко заявила «МР», что абсолютно никаких претензий к молодежи у ее сотрудников нет, наоборот, давно им не приходилось видеть таких увлеченных и бескорыстных ребят.

- Мы не можем изучать подростков до 14 лет, потому что социолог может беседовать с ними только с согласия родителей. Те же, с кем мы беседуем, вызывают симпатию и оптимизм. Им было отказано в возможности как-то участвовать в политической жизни, но они все равно, причем чутко, ощущают, что в формальных и бюрократических организациях много пользы они не принесут. Поэтому идут в волонтерство, благотворительность. В общем, материальное перестало быть первичным, какие бы ни звучали поклепы, что, мол, дети в первую очередь нацелены на обогащение.

Валерий Ефремов, психолингвист и доктор филологических наук, преподает в РГПУ имени Герцена, и студентов изучил хорошо. Как и доктор Исаев, он считает, что раскрепощенность подростков и отсутствие пиетета перед старшими – это следствие того воспитания, которое дают социальные сети. «Человек общается с экраном, и ему все время кажется, что общаются с себе подобным. Говорить с тем, кто старше и мудрее, он разучился. Разве что всё еще употребляет «вы» вместо «ты».

Общий уровень эрудиции оставляет желать лучшего. Ты  «бросаешь» имена, цитаты и видишь, что бросаешь – в пустоту. Для нынешних людей это ничего не значит. Много знать – не релевантно, ребята считают, что бессмысленно все запоминать, когда рядом всегда есть смартфон с выходом в интернет. Дети не умеют выразительно читать. Лично меня очень смущают кошачьи интонации, не только у девушек, но и у парней. И конечно, обилие брани в публичных местах. 

Не думаю, что модель поведения изменилась потому, что ребята стали ездить за границу с малых лет и впитывают в себя особенности тамошней жизни. Скорее, играет роль трансляция массовой культуры через телевидение. Я помню, как после сериала «Элен и ребята» прижились в России поцелуи при встрече между девочками. Меня это раздражает, признаться. И негигиенично, и бессмысленно. Представьте: был в Армении, поделился этим своим переживанием, сказал, что не хватало, мол, чтобы еще мальчики начали на улицах лобызаться. Мне говорят: а у нас это давно. Нет-нет, натуралы. Просто в знак приветствия. Не поверил было, но вышел после семинара на главную их улицу – проспект Маштоца – и сразу увидел, как один парень целует другого в щечку. Не сомневаюсь, что они подсмотрели это в каком-то кино и решили, что теперь это «круто».

Мода на японское аниме породила сюсюкающую лексику, которая тоже, на мой взгляд, не стоит умиления. По мне, слово «хавать» в смысле – есть, хоть и не литературное, но более содержательное, потому что по звуку напоминает процесс. «Няшка» - в значении «хорошенький» - так говорят уже не только подростки, но и взрослые девушки. Да, в Японии есть мода на  «лолит», поэтому там так хорошо приняли «Тату». Гольфики, короткие юбочки, беззаботность, инфантильность – все это навязывается теперь и нам. Печально, что некоторые это подхватывают.

Во все времена к подросткам были претензии за их горластые вопли. Но громкость речи до определенно возраста не регулируется: они кричат просто потому, что не знают, как сдерживаться. Впрочем, я не могу сказать, что именно современный петербургский подросток – источник неприятных воплей, которые отравляют жизнь вокруг. Эти вопли сопровождают взросление везде и всюду. Некоторые люди – с недостатком воспитания – громко говорят всю жизнь. Не только на улице, но на вокзале, в картинной галерее. А почему? Потому что для них оказаться в незнакомой ситуации – повод для стресса, и громко общаясь между собой, они этот стресс гасят. Понятно, что подростки перманентно находятся в непонятной ситуации, а их все ругают и ругают».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 272

Все опросы…