Общество

А ну-ка доплатите!

11 декабря 2012 13:53
версия для печати
А ну-ка доплатите!
Новый закон об образовании тянет страну на дно


"Образование в детсаду планируют разделить на «обучение» и «уход и присмотр». За уход и присмотр муниципалитет теперь имеет право взять не 20 % платы, а всю плату. "

С января в силу может вступить закон об образовании, по которому плата за детсады и спецшколы вырастет до небес, а качество знаний упадет ниже плинтуса. Об этом и о других страшных последствиях российской образовательной реформы мы говорим с членом Общественного совета Минобрнауки РФ, заслуженным учителем России Сергеем Рукшиным, взрастившим двух филдсовских лауреатов Григория Перельмана и Станислава Смирнова.

Данные предоставлены аналитическим центром Rabota.ru. Опрос проводился в России среди работодателей с 4 по 6 декабря 2012 г.
— Сергей Евгеньевич, как вы оцениваете образовательную реформу в России?

— В 1983 году Рейган в своем докладе о состоянии образования в США сказал так: «Если бы хоть одно иностранное государство предприняло попытку навязать нам ту убогую систему образования, которая у нас предлагается, мы должны были бы расценить это как объявление войны». Это высказывание как нельзя лучше обрисовывает нынешнюю ситуацию с образованием в России.

Над новым законом работали два года. Все: учительская, научная и родительская общественность — понимали, что закон, который бы регламентировал беспорядочную ныне образовательную деятельность в стране, необходим.

Но его первый вариант вызвал столько нареканий со стороны тех же ученых, педагогов и родителей, что впору было садиться и переписывать все заново. После первого прочтения законопроекта пришло двадцать тысяч поправок! И их поток в Госдуму не иссякает, в то время как закон обсуждается уже во втором чтении.

И еще скажу, что с такой системой Ломоносовых, Перельманов, Барышниковых, Репиных и прочих талантов мировой величины у нас больше не будет. Они не смогут оплатить дополнительные образовательные услуги, которые раньше входили в среднюю образовательную норму!

— На эту тему есть грустный анекдот: «Папа, а что такое выс­шее образование? — Сынок, это то, что раньше называлось средним».

— Да, планки упали. И становится очевидным, что одаренные и хорошо обученные дети у нас тоже никому не нужны. Хотя в других странах они пользуются колоссальной поддержкой государст­ва. Возьмем Китай: экономика демонстрирует невиданные темпы роста; их школьники — победители международных олимпиад в командном и личном зачете; таланты можно набрать уже потому, что выборка огромная — можно бы почивать на лаврах. Но нет, Китай проводит интенсивный поиск одаренных. В США одаренных детей спонсируют ФБР, Агентство по национальной безопасности, Военно-морская академия, военная академия Уэст-Пойнт, то есть ведущие организации в системе обеспечения национальной безопасности. Там понимают, что вопросы образования — это вопросы госбезопасности. А куда смотрят наши Академия ФСБ, ФАПСИ, ракетно-космические войска?

В апреле 2010 года состоялся Госсовет, по итогам которого президент дал премьер-министру поручение создать в стране две сети федеральных лицеев: президентские в федеральных округах, чтобы одаренный ребенок мог получить образование, не уезжая далеко от родителей, и сети лицеев при ведущих вузах для особо одаренных детей, чьи выдающиеся способности проявились в раннем возрасте. Новый закон прямо игнорирует это поручение. В какой стране можно внести в Думу закон, который противоречит прямому указанию президента, поручению президента и премьера и решению Госсовета?

Путин поставил задачу: создать новую инновационную экономику. Но кто это будет делать? В современной России — повальный непрофессионализм и безграмотность. У нас растет количество техногенных катастроф. Нет кадров. Нет носителей реальных знаний. Вдобавок мы нацелены окончательно развалить преподавательский и учительский корпус. В настоящий момент обсуждается «стандарт учителя», которому никто не может соответствовать! Учитель должен не только знать педагогику, психологию, методику, но и уметь работать с инвалидами в инклюзивном классе, с трудными подростками, с детьми, для которых русский не родной. А чтобы получить первую и высшую категорию, он должен писать научные работы, учебники, защищать диссертации, выступать на научных конференциях…

И все переводится на коммерческие рельсы.

— Именно это, я так понимаю, и есть корень зла?

— Новый закон рассматривает образование как услугу, что совершенно неверно. И в этой связи главная опасность обсуждаемого законопроекта — неумолимое сокращение государственных финансовых гарантий. Финансирование предлагается осуществлять при помощи подзаконных актов, которые могут и не состояться.

Между тем образование — это системообразующий государст­венный институт.

Ведь гражданами России нас делает образование и воспитание, а не купленные услуги! Когда‑то Бисмарк сказал, что франко-прусскую войну выиграл не прусский солдат, а прусский учитель, воспитавший прусского офицера, фельдфебеля, инженера и солдата.

А с наших несчастных родителей и учителей за «окультуривание» подрастающего поколения готовы драть три шкуры.

— Чем конкретно обер­нется для населения предлагаемый закон?

— Новый закон фактически ликвидирует систему лицеев, гимназий и спецшкол, школ, работающих с одаренными детьми, а также художественных, балетных, коррекционных и прочих. Будет единая школа с заниженными стандартами и возможностью профильного обучения в старших классах. Причем, к примеру, химия, физика и биология, необходимые в комплексе медику или металлургу, разнесены в разные профили. Недостающее школьнику, будущему абитуриенту придется добирать за деньги, если они найдутся у родителей.

Упраздняя лицеи и гимназии, мы уничтожаем питательную среду, которая до сих пор позволяла ребенку недалеко от дома получать высококачественное и общедоступное образование. Уничтожая этот слой, мы не просто режем курицу, которая несет золотые яйца, но мы еще и сжигаем курятники. Мы уничтожаем один из важнейших социальных лифтов — образование!

Государство максимально устраняется от вопросов содержания образования, как будто оно не заинтересовано в молодых высокообразованных специалистах. Хотите, чтобы ваша спецшкола продолжала работать в привычном формате? Доплачивайте. Теперь она уже не вписывается в стандарт. А все, что не вписывается, — платно. Хотите химию и физику в одном флаконе, то бишь в одном профиле? Гоните монету. И это притом, что родители и так платят налоги, из которых финансируется якобы бесплатное образование!

По этому же закону для многих станут недоступными детсады.

Образование в детском саду планируют разделить на «обучение» и «уход и присмотр». Причем государство гарантирует только бесплатное обучение, а за уход и присмотр муниципалитет теперь имеет право взять не 20% платы, как было раньше, а всю плату. По разным оценкам, она может составить 10–20 тысяч рублей в месяц. А если учитывать, что число бедных семей с детьми составляет в России 32 %, а среди многодетных (три и более ребенка) — 58 % (по данным Росстата), то это означает, что больше трети семей России окажутся за бортом утлой образовательной шлюпки.

Больше того, муниципалитет вправе вообще не предоставить семье места в садике, если места нет. Места нет, и никто не будет его искать для вас. В перспективе это приведет к тому, что матери будут вынуждены сидеть дома. А для неполных семей, в которых материнская зарплата имеет решающее значение, это грозит настоящей катастрофой. Или женщины перестанут рожать.

— Как такой законопроект вообще мог родиться и пробиться?

— Направление реформ и большинство документов разрабатывает у нас узкий и замкнутый круг людей, которые, похоже, придерживаются той точки зрения, что Россия недостаточно богата, чтобы позволить себе хорошую широкодоступную систему образования. Во всяком случае, если читать законопроект внимательно, то сквозь декларацию гуманистических ценностей ясно проступают его истинные цели: сэкономить, где только можно, как только можно и на чем только можно и лишить страну качественного образования. Это крупномасштабная диверсия.

Фактически никто из профессионалов в области образования не имеет права голоса не только при написании судьбоносных для страны документов, но даже при их обсуждении. По постановлению правительства, все федеральные и государственные законопроекты, целевые программы, финансируемые из бюджета, должны иметь экспертные заключения общественных советов при министерствах.

Но группу реформаторов возглавляет ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов, а решения и документы, которые пишет его команда, должны проходить экспертизу в Общественной палате, где в комиссии по образованию председательствует… все тот же Кузьминов. С одной стороны, он руководит созданием реформаций, с другой — одобряет их от имени общественности.

Есть еще один фильтр — Общественный совет при Минобрнауки, куда вхожу и я. Однако из документов, которые сейчас проходят обсуждение в Госдуме, ни один не имеет визы Общественного совета. Мы не обсуждали ни закон об образовании, ни судьбоносную программу развития образования в РФ до 2020 года. А суммы, которые пойдут на нее, сопоставимы с военным бюджетом!

— Как математик каким вы видите правильное решение колоссальной проблемы?

— Если бы руководство страны признало реформы в образовании ошибкой — насколько бы оно повысило свою репутацию в обществе! Это важнейший политический шанс, который Россия не должна упустить, — консолидация нации вокруг проблем образования и науки для обеспечения инновационного высокотехнологичного развития страны.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 157

Все опросы…