Общество

Врач для больных вещей

19 ноября 2012 16:03
версия для печати
Врач для больных вещей
Чем портной похож на хирурга


Кропотливо. Главное в работе Татьяны — аккуратность. Ее работа столь тонка — стежок к стежку, нитка к нитке, — что без увеличительного стекла не разобраться.

«Мои лучшие друзья — это гвозди, моль и сигареты», — говорит Татьяна Савина, портной. Больше 20 лет она реставрирует одежду, испорченную этими «друзьями». Татьяна рассказала «Моему району», чему могут научить на уроках труда и отчего она сама не носит сшитые на заказ вещи.

МЕХАНИК. В молодости Татьяна не думала, что станет портным. По образованию она — механик, собиралась пойти по стопам родителей-инженеров. Однако, приехав в Москву из Риги в 1982 году, не смогла найти работы: «Не нужны тут механики были».

Савина вспомнила уроки труда и устроилась в ателье. Портняжному делу не училась, умение приходило с практикой.

НИТКИ-ВЕНЫ. Последние 14 лет Татьяна работает в «Службе ремонта одежды». Считается ветераном и занимает в ателье исключительное положение: молодые портные, говорит она, не хотят учиться реставрации тканей, слишком кропотливая работа.

Сама Савина сравнивает свою специальность с хирургией: «Это не просто заплатку поставить, надо по одной ниточке, как хирург — сосуды вплетать в разрез, сводить. С машинками я дела не имею». На то, чтобы залатать дырку от сигареты на рукаве пиджака, может уйти больше трех часов.

КЛИЕНТЫ. Савина реставрирует костюмы не только людям, к ней обращаются за помощью и киностудии. Так, для съемок сериала Next она готовила кардиган для Абдулова, а для Хмельницкого — несколько пиджаков. «Видела даже по телевизору, как он эти пиджаки носит», — вспоминает Савина.

Чаще всего Савина ремонтирует мужские вещи. Мужчины, говорит она, сильно прикипают к одежде, особенно к брюкам. «Иногда приносят чинить брюки, по которым уже помойка плачет», — говорит Татьяна. Женщины скорее купят новую вещь, чем понесут ее чинить.

Напрямую с клиентами Савина не общается. Это обычная практика в крупных ателье — выставлять между заказчиком и исполнителем буфер в виде администратора. Это, считает Татьяна Савина, помогает портному спокойно работать и не тратить время на то, чтобы понять желания клиента, угодить ему.

Правда, некоторые, даже не зная Савину лично, просят отдать заказ ей. Один из таких клиентов живет на Камчатке. Когда приезжает в Москву, приносит Татьяне свой костюм.

ВРЕМЯ. Единственный недостаток профессии — плотный график. Работа занимает у нее практически весь рабочий день, а бывает, и выходные. «31 декабря вечером, лет пять назад, принесли мне что‑то сатиновое, то ли кошму, то ли ковер. Там все расползалось уже, древняя вещь была». Тогда, вспоминает Татьяна, над ремонтом сидели до ночи, не отвлекаясь на новогоднее застолье.

У портных бывает горячая пора несколько раз в году. Это, как правило, смены сезонов, когда люди достают старые вещи и обнаруживают, что им нужен ремонт. «Например, видят, что моль в пиджаке погуляла», — поясняет Татьяна. И тогда рабочий день у Савиной длится намного дольше, чем стандартные восемь часов. Не может отказать клиентам.

Себе Татьяна не шьет: «Просто времени нет своим гардеробом заниматься. Да и потом, я неприхотливая. Пока муж жив был и сын маленький — обшивала их. Сейчас мне на работе шитья хватает».


От 20  000 рублей получают начинающие портные в Москве.
До 45  000 рублей может получать опытный портной, проработавший по специальности не меньше года.
До 70  000 рублей получают профессионалы.
Число вакансий для порт­ных в Москве в полтора раза больше, чем для энергетиков, и в четыре раза меньше, чем для экономистов.
Где стать портным:

На различных курсах при учебных центрах и колледжах;
В профессиональных училищах и дизайнерских институтах. Выбрать образовательное учреждение такого рода можно здесь: www.educom.ru/ru/education_system/eos/.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 155

Все опросы…