Общество

Недобрая Европа

29 июля 2011 02:10
версия для печати
Эксперты: ультраправые настроения распространились по всему Старому Свету
Александр Коновалов
президент Института стратегических оценок и анализа

Александр Верховский
директор информационно-аналитического центра «СОВА»

Сергей Маркедонов
научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований в США

Михаил Ремизов
президент Института национальной стратегии

Антон ШЕХОВЦОВ
научный сотрудник исследовательской группы «Радикализм и новые технологии»



Так выглядел берег острова Утойа спустя какое-то время после бойни, устроенной Андерсом Брейвиком. На острове был молодежный лагерь — здесь собирались молодые активисты правящей лейбористской партии. Фото Getty Images

Почему это случилось в спокойной Норвегии?

А. К.: Теракт — обратная сторона радикального исламизма. Европа боится потерять идентичность. Люди не понимают, когда на парижской улице человек расстилает коврик и молится в сторону Мекки.

Из-за боязни исламизации Европы в самых неожиданных местах всплывает радикальное христианство, считающее, что Европа в опасности. И винят радикалы в этом не столько исламистов, сколько демократов и либералов, которые это допустили.

А. В.: Во многом виноват случай. Это редкость, что такой масштабный теракт смог организовать один человек. К этому террористическому таланту прибавилась еще и неготовность норвежской полиции к подобным событиям. Ведь уровень преступности в Норвегии очень низкий.

Во многих странах есть люди, которые с удовольствием бы совершили подобный теракт, но им просто не хватает способности и везения.

А. Ш.: Норвегия никогда не являлась «благополучной и тихой страной» в сфере правого экстремизма. Именно Норвегия стала родиной такого музыкального направления, как национал-социалистический блек-метал (National Socialist Black Metal), а существующее в стране Национал-социалистическое движение Норвегии является частью международной нацистской сети «Кровь и честь» (Blood&Honour).



Чего добивался террорист?

А. Ш.: Действия Брейвика не являются протестом. Во-первых, взрывы в центре Осло не были принципиально нацелены на уничтожение большого количества людей. Для таких целей террористы выбирают транспорт или другие места массового скопления людей.

Взрыв в центре был для Брейвика — в буквальном смысле — громким началом его личной войны против «культурного марксизма», которая должна закончиться в 2083 году.

Во-вторых, расстрел молодежи на острове Утойа был направлен на реализацию двух целей: (1) уничтожение будущих членов Норвежской рабочей партии (фактически будущих бюрократов), которая является для Брейвика воплощением «культурного марксизма», и (2) рекламу его манифеста.

Необходимо признать, что вторую цель Брейвик успешно реализовал: не будет преувеличением сказать, что копией его манифеста теперь обладает каждый сторонник крайне правых идей в Европе.

Насколько активны в Европе праворадикальные движения?

М. Р.: Самые сильные правые движения — в Восточной Европе, но в силу того, что они там имеют серьезный политический и общественный вес, они гораздо менее радикализированы и опасны. Например, партия «Правая справедливость» в Польше или правые партии в Венгрии, Румынии.

В Скандинавии тоже сильный легальный национализм. Например, в Дании правящей партией является националистическая. Они борются с исламизмом, противодействуют иммиграции, но делают все это в белых перчатках.

Во Франции и Германии националисты более маргинальны, поэтому там больше почвы для развития экстремистских субкультур националистического толка.

Тенденция такова, что чем меньшую роль в парламенте и в официальной политической жизни страны играют правые партии, тем более экстремистскими и более опасными они становятся.

А. Ш.: В Европе основным «зонтичным» движением крайне правого толка является «Кровь и честь». Это движение сформировалось в Великобритании в 1980‑х годах и изначально было лишь промоционной сетью ультранационалистических музыкальных групп.

Уже в 1990‑х годах под влиянием неонацистской террористической группировки «Комбат-18» движение «Кровь и честь» было интернационализировано. Например, лидер российского отделения «Крови и чести» недавно давал показания в суде по делу Никиты Тихонова и Евгении Хасис.

Существует также огромное количество более мелких групп — иногда они формально ассоциированы с «Кровью и честью», а иногда настолько законспирированы, что не имеют даже названия, и именно такие группы представляют наибольшую опасность для общества.

Где еще может «рвануть»?

М. Р.: Опасность активности ультраправых экстремистов велика в каждом европейском мультикультурном мегаполисе, который стал жертвой собственной толерантности.

С. М.: Если речь идет о терактах, то в условиях современного мира их можно ожидать везде. Денежный достаток не гарантия от терроризма.

А. Ш.: Манифест норвежского террориста уже переводится на русский и немецкий языки. Террористический потенциал каждой группы или транснационального движения чрезвычайно высок, однако возможность реализации террористических действий в конечном итоге зависит от глубины убежденности тех или иных экстремистов в стратегической необходимости террора и их финансовых возможностей.

Я бы сказал, что в зоне повышенного риска находятся Великобритания, Германия, Австрия, Франция, все Скандинавские страны, Италия, Словакия, Венгрия, Россия.

Горе объединило всех


БЕРНАРД МОР, Журналист портала E24:

«Где‑то спустя три часа после взрыва я вышел пройтись по центру Осло.

Еще никто ничего точно не знал об огромном количестве жертв. Но меня поразила необыкновенная тишина на улицах, разлитая по городу скорбь. У прохожих были красные глаза, как будто они только что плакали. Скорбь сейчас переполняет всех в Норвегии. И эта скорбь объединяет.

В центр Осло пришли 200 тысяч человек, чтобы почтить память погибших, — последний раз такое количество людей собиралось здесь, когда объявили об окончании Второй мировой войны. В горе люди становятся едины. И они все разделяют отвращение к тому человеку, который это горе причинил.

История с терактом особенно отзывается в моем сердце. Я уже был свидетелем одной такой трагедии: когда в Москве в 2003 году у входа на аэродром Тушино, где проходил фестиваль «Крылья», взорвалась бомба, я стоял в очереди всего метрах в пятидесяти от того места, где произошел взрыв».

 
Радикальные партии

ФРАНЦИЯ.  Крупнейшая праворадикальная партия в Европе — «Национальный фронт». Основная идея — «французы сначала»: приоритеты им во всех сферах жизни (в первую очередь рабочие места). Законы Франции должны быть главнее законодательства ЕС.  

ГЕРМАНИЯ.  Национал-де­мо­кра­тическая партия. Выступают против мультиэтнических процессов: «мультикультурное общество — это общество потерянной культуры». Республиканская партия: «Германия — это не страна для эмигрантов». Немецкий народный союз: есть такие лозунги, как «Турок ест ваш суп», «Турок работает на вашей работе», «Турок спит с вашей женой».  

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ.  Британская народная партия выступает за выход части Великобритании из страны, чтобы сохранить уникальную культуру. «Британский национальный фронт» — последователи Британского союза фашизма.  

ДАНИЯ.  Датская партия прогресса выступает против эмигрантов.  

ИСПАНИЯ.  Существуют радикальные «Испанская альтернатива», Испанское католическое движение.  

ИТАЛИЯ.  Партия «Национальный альянс» «осовременила» идеи Муссолини.  

АВСТРИЯ.  Австрийская партия свободы. Представлена в парламенте.  

ШВЕЙЦАРИЯ.  Швейцарская народная партия. Также представлена в парламенте.  

ВЕНГРИЯ.  «Движение за лучшую Вен­грию» заявляет права страны на часть территории Болгарии, Румынии, Молдавии, бывшей Югославии.  

РУМЫНИЯ.  «Новые голодранцы» — организация, выступающая за захват территории некоторых государств, в том числе Молдавии.

Источник: Игорь Барыгин, профессор кафедры европейских исследований СПбГУ

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 883

Все опросы…