Общество

«Это судьба»

22 апреля 2011 10:17
версия для печати
«Это судьба»
Приступ сразил мужчину у больницы, но ему не помогли
Сотрудники НИИ им. Вишневского не приняли 40 летнего Максима Головизнина, у которого случился сердечный приступ, и он скончался у ворот больницы, утверждают товарищи Головизнина. Медики отвечают, что ничего не могли сделать: Головизнина привезли уже мертвым, а трупам в больнице не место.



15 апреля Максим Головизнин, приехавший на съезд партии «Справедливая Россия» из Свердловской области, почувствовал себя плохо. Они с товарищами стояли в пробке на Люсиновской улице.

Мужчина вышел, сделал несколько шагов и упал. Ехавший вместе с Максимом Константин Комиссовский решил, что из за пробок скорая вряд ли сможет быстро приехать и лучше доставить товарища в НИИ им. Вишневского, который был поблизости.

«Через две-три минуты мы уже были на пороге института», — рассказывает Комиссовский. Охранник не впустил машину товарищей Головизнина на территорию НИИ. «Мы попытались заехать, перед нами закрыли ворота», — вспоминает Комиссовский.

Товарищи пытались помочь Максиму своими силами, проходившая мимо женщина назвалась медсестрой и предложила сделать искусственное дыхание. Комиссовский рассказывает, что проезжавший мимо патруль милиции увидел это и попытался помочь — милиционер зашел в НИИ и за руки вывел врача. Но тогда уже подъехала скорая и ее врач констатировал смерть Головизнина.

Директор НИИ им. Вишневского Валерий Кубышкин описывает произошедшие события несколько иначе. По его словам, дежурный хирург Владимир Кондратьев подошел к Головизнину через три или четыре минуты после того, как он оказался у ворот НИИ.

Доктор констатировал смерть и больше ничего сделать не мог — в таких случаях полагается вызывать милицию. «Мы не имеем права принимать труп», — поясняет Кубышкин.

«Он умер задолго до того, как его привезли к институту. Не менее чем за несколько десятков минут», — говорит Кубышкин. Он считает, что Комиссовский преувеличивает время, за которое Головизнина доставили к НИИ, а восстановить сердечную деятельности необходимо максимум в течение пяти минут.

Он отмечает, что было крайне тяжелое поражение сосудов сердца, острая сердечная недостаточность, в таких условиях реанимация удается не всегда. «Это судьба», — говорит Кубышкин о смерти Головизнина.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 154

Все опросы…