Общество

Чем недовольны панки, хиппи и готы

19 декабря 2010 11:32
версия для печати
Неформалы поделились с чиновниками своими проблемами. Представители власти не стали слушать молодежь
«Им [неформалам] был непонятен чиновничий язык», — говорит Елена Козлова, директор ассоциации организаций по работе с молодежью «Молодежная перспектива». Это одна из причин того, что первый форум молодежных субкультур завершился безрезультатно.

Около 30 неформалов — байкеров, готов, реконструкторов, родноверов — стали участниками мероприятия, организованного «Молодежной перспективой». 4 декабря они собрались, чтобы рассказать представителям власти о своих проблемах. В результате должна была быть принята резолюция. Предполагалось, что она поможет решить главный вопрос — один из пунктов документа предписывал поручить органам местного самоуправления предоставлять неформальным объединениям помещения для их творческой деятельности. Однако спор неформалов с чиновниками завершился тем, что почти все представители власти ушли до завершения форума, и молодые люди не стали голосовать за резолюцию.

Светлана Безинская,
20 лет, студентка, металл-гот.

Обычно у неформалов главная проблема — когда в семье не понимают. Мне повезло с родителями, они меня во всем поддерживают. Моя неформальная жизнь началась с восьми лет, когда я вместе с папой попала на байкер-шоу.



Михаил Хотемлянский,
35 лет, водитель, байкер.

Я вице-президент клуба Rebel Road. Мы хотим помогать начинающим учиться водить мотоцикл. В Москве нет ни одной нормальной мотошколы. Мы готовы передавать навыки бесплатно, но у нас слишком маленькое помещение и нет мотоциклов для обучения.



Елена Кемниц,
44 года, худрук творческого объединения «Железный ренессанс», панк.

Наш «Железный ренессанс» — это союз непохожих. Здесь в основном дети из неблагополучных семей, со сложной судьбой. Тут и готы, и байкеры, и панки, и ролевики с реконструкторами. А вот эмо нет — нытиков у нас не любят.

 


Алена Меркулова,
17 лет, одиннадцатиклассница, фаерщица и реконструктор.

Нам говорят, что мы должны зарабатывать на свои проекты сами. И мы пытаемся это делать — устраиваем представления на Арбате, на Чистых прудах, чтобы те, кто может, бросали деньги, но нас гоняют милиционеры.



Павел Осекин,
23 года, медицинский технолог, реконструктор.

Я занимаюсь историческим фехтованием. Нам запрещают перевозить вооружение и доспехи. Милиция досматривает, пытается забрать меч, например. Иногда задерживают. Мы с друзьями считаем, что лучшей помощью государства будет, если оно просто перестанет нам мешать.

 


Сергей Шумков,
22 года, студент и социальный педагог, хиппи.

Хиппи — это люди, которые не реагируют на проблемы внешнего мира и живут в отдельном социуме. Мы никому не мешаем — и нам никто не мешает. Было интересно узнать, какие проблемы у других субкультур. Они сами не знают, что именно хотят поменять.

 


Екатерина Антоносян,
18 лет, студентка, язычница-родноверка.

Слово «язычник» сразу всех вводит в ступор, поэтому нам всегда во всем отказывают. Когда мы стоим на капище [место богослужения, одно находится в лесу под Троицком] — это место, где мы ставим чуров и проводим праздник, — местные жители с топорами и ружьями гонят нас.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 271

Все опросы…