Общество

На одном двигателе

9 декабря 2010 21:39
версия для печати
На одном двигателе
Самолет ТУ-154 разбился из-за неполадок в топливной системе


Спасая людей из разбившегося самолета, Сиражутдин Рамазанов по колено стоял в луже ядовитого авиационного керосина. В итоге Сиражутдин, который также летел в упавшем самолете, получил химический ожог ног.

4 декабря у самолета ТУ-154, летевшего рейсом «Москва — Махачкала», отказали двигатели. Вылетев из «Внуково», через полчаса лайнер аварийно приземлился в «Домодедово». Самолет выехал за пределы посадочной полосы, наскочил на бугор и разломился на три части в нескольких метрах от бетонного забора. Из 169 человек, находившихся на борту, погибли двое.

ПОСАДКА. До первого удара самолета о землю в салоне не было паники, пассажиры не знали, где летят и по какой причине приземляется воздушное судно, рассказывает Сиражутдин Рамазанов, сотрудник дагестанского УБЭП, который находился на борту самолета. Люди стали кричать после первого удара самолета о землю, за ним последовали второй и третий. Сиражутдин сидел близко к иллюминатору. Когда он выбрался наружу, увидел поваленные деревья, вырванные шасси, а в нескольких метрах от носа корабля — бетонный забор.

«Была большая суета, раненые кричали. Переломы, кровь. Страшно было», — вспоминает Шахмат Алиев, пассажир ТУ-154. Шахмат получил многочисленные ушибы, но считает, что ему крупно повезло: через одно место впереди и через одно место сзади от него погибли люди.

Топливо залило салон и землю рядом с машиной. Люди спешили выбраться, понимая, что авиационный керосин может вспыхнуть в любой момент.

Центральная часть самолета оказалась на бугре. Чтобы попасть на землю, надо было спрыгнуть с высоты более двух метров. Сиражутдину Рамазанову удалось удачно приземлиться, и он стал снимать с судна других людей. На землю продолжало течь топливо, скоро Рамазанов оказался по колено в керосине. «Минут 20 стоял в топливе, вытащил человек 12 где-то. Потом на скорой отвезли в аэропорт «Домодедово», только там узнал, что нахожусь в Москве», — рассказывает Сиражутдин. Он получил химический ожог ног.

«Мы звали на помощь прибывших спасателей, а они не подходили, пока пожарные не залили двигатели», — сообщает Шахмат. Он летел в носовой части судна, здесь керосин не тек, но было много оторванных конструкций. В этой части погибло два человека — Роза Гаджиева, мать судьи Конституционного суда, и Гаджимурад Магомедов, брат президента Дагестана.


Зайнаб Абудаева и ее племянник Шахмат Алиев. Молодой человек вытащил тетю из-под заваливших ее авиакресел. Фото Евгения ГЛАДИНА

Из-за того, что Сиражутдин Рамазанов простоял в керосине, у него химический ожог ног. В четверг его должны были выписать. Он не боится лететь домой на самолете: «В одну воронку снаряд дважды не попадает». Фото Евгения ГЛАДИНА

НЕПОЛАДКА. Двигатели перестали работать из-за того, что в них не поступал керосин, говорит Магомет Толбоев, летчик-испытатель. Были отключены насосы подачи топлива, а по какой причине — сейчас выясняется: то ли экипаж их забыл включить, то ли электрическая цепь была разорвана.

По мнению испытателя, экипаж сделал все что мог, чтобы посадить самолет с наименьшими потерями: «Очень хорошо, что судно подбросило на холме, иначе произошел бы лобовой удар о бетонную стену, они вообще бы сплющились».

Летчик-испытатель, оказавшись в такой ситуации, смог бы легко посадить самолет на полосу, отмечает Толбоев. «Для испытателя это детские игры. Была высота, была скорость — все! — говорит Толбоев. — Я прошу «Росавиацию», дайте нам хоть командиров воздушных судов, мы научим их методике посадки без трех двигателей».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 893

Все опросы…