Психологи «телефона доверия» не дают советов, но могут вытащить из петли

26 января 2007 12:13
версия для печати
Один из первых «телефонов доверия» появился именно в Пушкинском районе, поэтому здесь работают опытные психологи

Эти люди могли бы написать больше книг, чем Дарья Донцова. Им достаточно взять ручку и записывать то, что им рассказывают на работе. Но их работа – не записывать, а слушать. Все истории из их работы – это боль живых людей.Говорить о ней по кодексу профессиональной чести они могут только абстрактно.

Эти люди – психологи службы «Телефон доверия». Каждый день они принимают несколько десятков звонков людей, которым надо с кем-то поговорить. Затруднительные ситуации, в которые попадают эти люди, бывают самые разные: от проблем в отношениях с противоположным полом до глубокой депрессии, вызванной поиском своего места в жизни, от желания убить до готовящегося самоубийства, от тяжелых болезней до смерти близких.

Впрочем, даже то, что рядом с такими экстремальными ситуациями выглядит пустяком, например ребенок, который начал писать левой рукой, – это тоже сфера компетенции психологов телефона доверия. По их словам, не бывает маленьких проблем и нет тех, кто не заслуживает помощи. Любого позвонившего здесь выслушают и постараются помочь.

Пушкинский телефон доверия – самый первый

В Пушкине располагается один из первых в Петербурге телефонов доверия. Работает он почти пятнадцать лет. В то время как в городе подобные службы стали активно развиваться только год назад. Новые специалисты часто приезжают в Пушкин, чтобы набраться опыта. Помощь по телефону – особенный вид терапии. Все, что есть у психолога, – только голос человека: ни глаз, ни жестов, ни особенностей поведения.

Как рассказали в службе «телефон доверия», по голосу можно представить человека, его состояние и суть проблемы. «По голосу можно даже определить вес человека, – рассказывает опытный психолог Ольга, – моя коллега как-то по голосу определила, что у клиента была неправильная дозировка лекарства, слишком много для ее веса».

Первое правило – анонимность

Для клиентов главный плюс терапии по телефону – это анонимность. «Заметьте, есть такая черта у человека: он скорее расскажет сокровенные секреты случайному попутчику в поезде, чем близкому человеку, – объясняет Олег Матьянов, заведующий социальной службой «Телефон доверия». – Все потому, что он думает, что никогда не увидит этого человека и потому не рискует. Так же и у нас: анонимность помогает людям рассказать о проблеме и вместе с нами разрешить ее».

Даже если человек скажет, что готовится убить или уже убил, у человека не спросят, где он находится и его фамилию. Зато помогут поменять решение, разобраться и придумать выход из ситуации. Никогда не представится настоящим именем и психолог – это тоже необходимое условие. Анонимность должна быть с обеих сторон: только так можно достичь результатов. Этот принцип придумали не психологи, достаточно вспомнить хотя бы исповедь в церкви. Здесь то же самое, только не так формально.

Второй принцип службы – конкретность. Это значит, что, позвонив сюда, человек не услышит общих слов. С ним будут говорить только о его конкретной проблеме. Однако не стоит думать, что психологи предлагают всем готовые решения. По выражению Олега Матьянова: «Они не берут на себя функции Бога».

«Конкретный совет я даю в одном случае: когда у меня спрашивают, как лучше намылить веревку, – рассказывает Олег Аркадьевич, – я дам совет не делать этого вовсе, а в разговоре мы вместе разберемся почему».

Телефон популярен у женщин с семейными проблемами

За сочувствием и поддержкой на телефон звонят самые разные люди. «Бывают и наркоманы, и психически больные люди, – рассказывает Ольга, – бывают матери, которых беспокоит развитие детей». Такой же разброс и в профессиональном плане – от банкира до дворника, никто не застрахован от проблем. В последнее время все больше звонят женщины от 30 до 50 лет с семейными проблемами.

У каждого из психологов своя специализация. Например, Ольга – детский психолог, ей звонят и мамы, для того чтобы посоветоваться, и сами дети. Много звонков от детей-инвалидов, прикованных к кровати: они поют песни, читают стихи, им важно просто высказаться. Если проблема очень специфическая – психологи оказывают первую помощь: выслушивают, утешают, а потом дают номер специального телефона, например телефон для ВИЧ-больных, для женщин, подвергшихся насилию, для больных раком и так далее.

«Я потеряла любимого человека»

Ольга рассказывает о своей работе ровным спокойным голосом. Но когда раздается звонок и она снимает трубку, голос меняется: сперва он нейтрален, потом становится мягким и сопереживающим. Звонит женщина, потерявшая в катастрофе мужчину, которому она была только любовницей. Она не может даже прийти на кладбище, где будет его семья.

Сейчас женщина очень пьяна, она приняла и таблетки, и алкоголь. Ольга за десять минут смогла убедить несчастную, что алкоголь не решит проблему, уговорила лечь спать и договорилась, что будет ждать звонка в понедельник. Она повесила трубку, только когда убедилась, что звонившая не одна и ничего с собой не сделает.

Таких звонков за 12 часов рабочего дня бывает и по 15-20. Всех нужно выслушать, всем нужно помочь – и так каждые три дня. Работа не для слабых. И хотя у психологов есть приемы психологической защиты от постоянного рабочего стресса, выдерживают работу в «Телефоне доверия» немногие.

Но те, кто остается, остаются надолго. И остаются не зря. На вопрос о результатах работы Олег Матьянов отвечает: «Когда звонит человек, готовый к самоубийству, в очень тяжелом состоянии, ты говоришь с ним, вытаскиваешь, а потом он звонит тебе через несколько дней, когда становится понятно, что он отказался от своего плана, – это и есть результат». За время работы таких спасенных у Олега Аркадьевича, по крайней мере, десяток.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 564

Все опросы…