Общество

Они ждут. Никто не помогает близким прояснить судьбу пропавшего солдата

26 сентября 2008 19:09
версия для печати
Они ждут. Никто не помогает близким прояснить судьбу пропавшего солдата
Опыт чеченских войн показывает: родные исчезнувших военных вынуждены действовать в одиночку
«Максим вернется, и я буду счастлива», — говорит Ольга Садова, бывшая девушка Максима Пасько, московского призывника, воевавшего в Южной Осетии. Его объявили сначала погибшим, а затем — пропавшим без вести.

Опыт чеченских войн показывает: родные исчезнувших военных вынуждены действовать в одиночку — государство не помогает, предупреждает Анна Каширцева, пресс-секретарь фонда «Право Матери». При этом семья Максима не имеет права на материальную поддержку государства, пока солдата не признают погибшим.

Девушка. Ольга Садова, 18-летняя студентка музыкального колледжа, познакомилась с Максимом Пасько полтора года назад, когда он назначил ее подруге свидание через сайт знакомств. «Но получилось, что мы с Максимом пришли раньше нее... Так мы познакомились и начали встречаться», — вспоминает Ольга.

Длительного романа не вышло — молодые люди не сошлись характерами. Они некоторое время не общались. Но однажды «он звонит в дверь и говорит — а я в армии служу, вот в увольнение пришел», — рассказывает Ольга.

После этого молодые люди постоянно переписывались. Во время войны в Южной Осетии письма и эсэмэски от Максима прекратились. Ольга поехала в общежитие, где жил Пасько. Вышедшая на звонок соседка сообщила, что Максим умер.

«Я заплакала, спросила, где он похоронен», — продолжает Садова. Тогда соседка начала рассказывать всю эту историю: что еще не похоронили, что ДНК не сошлось. «У меня сразу улыбка на лице появилась, я поняла, что он жив».

Перспективы. После того как Максима объявили пропавшим без вести, информации о нем нет ни у Ольги, ни у Анатолия Пасько, отца, живущего на Украине.

В пресс-службе Минобороны заявили, что не отслеживают судьбы пропавших военнослужащих. «Попытаюсь найти его через программу «Жди меня», — говорит Ольга.

«Нет хуже ситуации для близких, чем когда военного объявляют пропавшим без вести», — считает Анна Каширцева. Им отказывают в информации, им никто не помогает, им не оказывают материальной поддержки.

Что положено. Если Максим не найдется, его родные смогут претендовать на страховые выплаты и единовременные пособия от «Военно-страховой компании». Но прежде солдат должен быть признан погибшим, рассказал Вячеслав Зайцев из «ВСК».

Сначала военнослужащего решением суда объявляют безвестно отсутствующим, затем — не ранее, чем через два года после исчезновения — умершим, поясняет адвокат Янис Юкша.


История Максима Пасько

14 августа его отец Анатолий Пасько получил телеграмму из Владикавказа, в которой  было сказано, что два дня назад его сын, участвовавший в осетино-грузинском конфликте в составе 58-й армии, погиб.

Спустя несколько дней в ростовской лаборатории сообщили, что опознать останки невозможно. Анатолий сдал кровь для экспертизы ДНК, однако сотрудники лаборатории отказались ее проводить, сославшись на то, что требуется также кровь матери. Но мать Максима погибла.

Сейчас Максим Пасько считается пропавшим без вести.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 167

Все опросы…