Общество

Эра немилосердия

1 февраля 2008 18:17
версия для печати
Из выступления Василия Алексаняна в Верховном суде РФ

Я прошу прощения за кашель. Я хочу, чтобы вы от меня услышали некоторые вещи, которые имеют критическое значение для понимания того, что происходит. <…>

Я хочу прекратить инсинуации по поводу <моих> отказов от лечения. Тому, кто это утверждает, я хочу отдать свое тело на 10 минут, чтобы он те муки адовы пережил, которые я переживаю. Только умалишенный человек может такое говорить. Чтобы он от боли на стенку лез, и ему не помогали никакие лекарства. Пусть у него совести хватит мне в глаза посмотреть. <…> Болезнь единственная имеет юридическое определение в законе — смертельное, неизлечимое заболевание. Это приговор, который нельзя обжаловать. Смерть не обжалуется. Я готов за каждое свое слово ответить, что я сейчас произнесу. <…>

28 декабря 2006 года меня под предлогом ознакомления с какими-то материалами вывозят в здание Генеральной прокуратуры. Я объясняю, почему я до сих пор в тюрьме, и для чего я сижу, умирая здесь. И следователь Каримов Салават Кунакбаевич лично, как оказалось, тогда он только готовил новые абсурдные обвинения против Ходорковского и Лебедева, предлагает мне сделку. Адвокаты здесь присутствуют. При них меня привели к нему, нас оставили одних. Он мне сказал: руководство Генеральной прокуратуры понимает, что вам необходимо лечиться, может быть, даже не в России, у вас тяжелая ситуация. Нам, говорит, необходимы ваши показания, потому что мы не можем подтвердить те обвинения, которые мы выдвигаем против Ходорковского и Лебедева. Если вы дадите показания, устраивающие следствие, то мы вас выпустим. <…>

Меня в таких камерах держали! Они еще Берию помнят и Абакумова! Там плесень, и грибок, и стафилококк съедают заживо кожу вашу.
Это при том, что люди знают, что у меня иммунитет порушен.

Но я не могу быть лжесвидетелем, я не могу оговорить невинных людей, я отказался от этого. И я думаю, какое бы ужасное состояние мое ни было сейчас, Господь хранит меня, потому я этого не сделал, я не могу так покупать свою жизнь. <…>

Дальше мне резко ухудшили условия содержания. Вот этот изолятор СИЗО №99/1 — это спецтюрьма, она вообще не публичная, ее еще найти надо. Там сидит не больше ста человек в самый пиковый период. Меня в таких камерах держали! Они еще Берию помнят и Абакумова! Там плесень, и грибок, и стафилококк съедают заживо кожу вашу. Это при том, что люди знают, что у меня иммунитет порушен. Это фашисты просто! <…>

В июне месяце <2007 года> тяжелое обострение началось. Три недели каждый день я умолял, чтобы меня вывезли к врачу. А они вместо этого даже ограничивали передачу мне обычных лекарств, которые боль снимают, болевой шок. Понимаете, что они делали! Дьявол в деталях. Меня морили голодом, холодом, я год одетый спал. Два градуса, три градуса. Вода по стенам течет. Плесень. <…>

Никто не собирался меня лечить. Я никогда не отказывался от лечения, я не самоубийца. Я еще раз повторю: тот, кто это утверждает, пусть попробует хоть часть мучений, которые я здесь вынес. У меня маленький ребенок на иждивении 2002 года рождения. Это я не хочу лечиться?! Я не хочу жить?! Это ложь.

Судья: Алексанян, давайте по делу. Прочитать речь полностью www.khodorkovsky.ru

Дело Василия Алексаняна

Василий Алексанян, бывший глава правового управления компании ЮКОС, ожидает суда в следственном изоляторе с апреля 2006 года. Его обвиняют в неуплате налогов и хищении акций.

Болезни. За время содержания под стражей Алексанян практически ослеп, у него обнаружена опухоль печени, он заболел туберкулезом. В тюрьме у Алексаняна диагностировали ВИЧ-инфекцию. На этой неделе стало известно еще об одном диагнозе — рак лимфатических желез.

Суд. Европейский суд по правам человека трижды выпустил указание о госпитализации Василия Алексаняна в гражданскую клинику. Представители прокуратуры утверждают, что Алексанян сам отказывается от лечения в тюремной больнице.

Речь. В приведенном выступлении перед Верховным судом 22 января 2008 года Алексанян просит выпустить его из следственного  изолятора до суда — для лечения. Верховный суд отказался его освободить.

Поддержка. Михаил Ходорковский заявил о начале голодовки с 29 января. Он настаивает на немедленном оказании своему бывшему адвокату необходимой медицинской помощи.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 285

Все опросы…