Общество

Кто знает, что будет в России через полгода?

25 января 2008 18:12
версия для печати
При любом государственном строе, при любой, даже самой ужасной, тоталитарной системе у человека всегда есть возможность оставаться человеком.
Когда я сидел — тогда еще в Ленинграде — в спецпсихушке, мне помогла выжить женщина-врач. Она специально пошла работать в это учреждение, чтобы помогать людям. Она отменяла «лечение» — благодаря ей меня не кололи опасными препаратами, делала все, чтобы облегчить участь мою и таких, как я.

Позже ее раскрыли, уволили с работы. В 1991 году, когда рухнул железный занавес, я нашел ее. Больная, старая женщина, она зарабатывала на хлеб тем, что читала книги слепым. Жила в коммуналке, в устрашающей бедности. И мы, ею спасенные люди, живущие теперь в разных странах, собирали по всему миру средства, чтобы помочь ей прожить. Три года назад она умерла, вечная память.

Сейчас многие люди в России предаются унынию. Им кажется, что перспектив у страны и общества нет, что моральные и культурные ценности спросом не пользуются. Но на самом деле и сейчас человек может найти для себя культурную среду, с появлением интернета возможности расширились — весь мир в наших руках.

Дети мало читают книг? Есть простой рецепт — не включайте при детях телевизор. Один из моих питерских друзей последовал этому совету — и результат налицо: его ребенок в десять лет уже победитель на международных конкурсах скрипачей.

Воспитывать свободных людей, не подверженных чувству страха (очень неконструктивное чувство), стремящихся к созидательной деятельности, можно всегда и везде. Я не думаю, что люди в самых что ни на есть спальных районах находятся в такой уж безнадежной спячке. И в России, и на Западе трудно с сорокалетними. У них был своего рода бунт против идеализма родителей, и они ушли в зарабатывание денег, больших или маленьких. Но многие сегодняшние двадцатилетние уже совсем другие, и на них есть надежда.

Я вспоминаю очень давнюю историю. Как-то я сидел в парижском кафе с польским диссидентом Адамом Михником, и он меня спросил: «Скажи честно, а сколько в России всего диссидентов?» Я подумал, прикинул: «Ну, в общей сложности не больше двух тысяч…» Адам сказал: «Как я вам завидую! Не то что наши поляки, их не раскачать ни на какой протест. Так и будут жить, все терпеть…» Это было за полгода до начала тех самых забастовок в Гданьске, когда все в Польше взорвалось, «Солидарность» начала свое мощное шествие по стране, закончившееся победой.

Кто сейчас может сказать, что через полгода будет с Россией?

Владимир Буковский 13 лет провел в лагерях за антисоветскую деятельность. Два раза ему назначали принудительное лечение в психиатрической клинике. Сейчас живет в Англии. Пытался выдвинуть свою кандидатуру на пост президента РФ. К выборам допущен не был: как объяснили, из-за двойного гражданства.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 191

Все опросы…