Общество

Обеспокоенные граждане — против живодерки

30 ноября 2007 18:46
версия для печати
Правозащитники готовят пикет против Виолетты Викторовой

«В каком государстве мы живем, если одна девочка держит в страхе несколько районов?» — удивляется Ирина Зельман из Тропарево-Никулино. Речь идет о 17-летней Виолетте Викторовой, с которой женщина уже судилась по поводу кражи своей любимицы — лабрадора Маси.

Сейчас зоозащитники готовят пикет против Виолетты. Он состоится 4 декабря в 11:30 в Новопушкинском сквере (станция метро «Пушкинская»).

Виолетту хорошо знают как в Тропарево-Никулино, где живут ее дедушка и бабушка, так и в районе Текстильщики, где проживает ее мать Светлана.

«Нам известно, что она прибивает собак гвоздями к полу, режет и зашивает их, — рассказывает 26-летняя Эмилия Надин, одна из организаторов пикета. — Она где-то берет собак бойцовых пород и травит ими домашних и бездомных животных». Главная цель пикета, говорит Эмилия, обратить внимание на то, что в России не работает закон о защите животных, а также предупредить людей, чтобы они внимательнее следили за своими питомцами.

На войне как на войне Эмилия показала видео из «архива» Виолетты Викторовой, где девушка затравливает насмерть ротвейлером какую-то собаку. Есть и фотографии других истерзанных животных. Эти зверства снимали на мобильный телефон приятельницы Виолетты, а затем выкладывали их в интернете.

Надин обошла районы, где бывает Викторова. «В мирное время люди живут как на войне. Когда кто-то первым видит ее в районе, сразу предупреждает других. Чуть ли не по батареям перестукиваются».

«После ее приезда [2005 г.] в нашем доме начались поджоги: только в подъезде, где она проживает, было зафиксировано шесть пожаров», — написано в коллективном обращении жителей улицы 26 Бакинских комиссаров начальнику УВД ЗАО Алексею Лаушкину.

«Когда она приезжает, я со своими собаками гуляю на балконе, — говорит Ирина Зельман. — Сначала пыталась ночью, но увидела, как она натравливала на щенков свою собаку».

Выяснить что-либо у самой Виолетты не удалось. Мама, услышав ее имя, бросает трубку, а на 26 Бакинских комиссаров говорят, что «такая здесь не проживает».

Нет заявления — нет дела Светлана Гамаюнова из комиссии по делам несовершеннолетних района Тропарево-Никулино утверждает, что в настоящее время у Виолетты нет дома собак, адреса ее местонахождения под контролем, а бабушка и дедушка говорят, что внучка ведет себя нормально.

«Все эти люди, которые звонят в вашу газету по поводу того, что делает Виолетта, в милиции отказываются писать заявления», — говорит Гамаюнова. Светлана рассказала, что однажды им удалось уговорить маму Виолетты поместить девочку в психиатрическую больницу. «Нами была проделана такая работа, но через некоторое время девочку выписали. Врачи не посчитали нужным держать ее там долго».

Жители районов пытаются обвинить правоохранительные органы в бездействии, однако это не так. «Они готовы сделать все, и дадут гарантии, — говорит о сотрудниках милиции адвокат Екатерина Олецкая, она участвовала в процессе против Виолетты со стороны Ирины Зельман. — но нужно заявление. А нет заявления — нет дела». После возбуждения уголовного дела можно назначить судебно-медицинскую экспертизу, а по ее результатам — принудительное лечение.

Для всех заинтересовавшихся пикетом телефон Эмилии Надин: 8-916-937-95-71

P.S. Во время написания статьи было собрано много свидетельских показаний: люди рассказывали, как Виолетта поджигала их квартиры, сбрасывала на них с балкона трехлитровые банки с соленьями, как угрожала тем, кто пытался сделать ей замечания, как жарила хомячков и затравливала насмерть собак. Однако впоследствии наши читатели, опасаясь мести несовершеннолетней девочки, попросили не называть их имена.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 178

Все опросы…