Общество

Дно Юго-Запада

6 апреля 2007 17:17
версия для печати
Подавать нищим или нет — это дело совести каждого

«Лучше подать обманщику, чем пропустить нуждающегося», — говорит Евгения Маркова, 62-летняя жительница проспекта Вернадского.

Минувший пост и наступающие пасхальные праздники — время, когда полагается помогать нуждающимся, подавать милостыню. Но многие граждане считают нищих лентяями или мошенниками, а милиционеры видят в попрошайничестве еще один способ получения дохода.

В метро и рядом Бабушка Антонина собирает милостыню на «Юго-Западной». Она рассказывает о пожарах, о девяти смертях в семье, и о том, как ее прогнали с Казанского вокзала. Еще на «Юго-Западной» можно увидеть подростка без руки, и женщину, просящую помочь умирающему сыну.


Забавно обстоит дело с безрукими. Как правило, руки у них есть», — Олег Пушкин, милиция общественной безопасности метрополитена

Недалеко от метро сидит на стульчике бабушка Екатерина. Рассказывает, что с детьми ее давно бросил муж. Потом уволили с одной работы за обсчет клиентов. Затем с другой: сок водой разбавляла. И вот теперь она собирает деньги на храм, про который в видении ей рассказал Бог. «Сказал, что даже если будет он из прутиков, то когда все в мире будет гореть, храм мой останется», — говорит бабушка Екатерина. Еще Бог открыл ей тайну вселенной: состоит она из семи улиток, и мы одна их них.

Не верю! Ирину Викторову с проспекта Вернадского просители милостыни раздражают. «Здоровые люди, работать надо, а не деньги просить. Из-за них люди чувствуют себя виноватыми в том, что живут хорошо». Экономист Артем Храпов часто видит в метро попрошаек и говорит, что он из-за «этих лентяев» не может спокойно добраться до работы: «Пускай идут к церквям, там все добрые».

Подавать надо, считает Татьяна Овчинникова, 57-летний педагог с улицы Академика Анохина, ведь каждый может попасть в беду. Но она опасается, что, если деньги достанутся мошеннику, он их просто пропьет.

Милиция Попрошайничество не запрещено, говорит Олег Пушкин, сотрудник милиции общественной безопасности метрополитена, но нельзя без разрешения использовать территорию метро для получения дохода. За это — штраф 2000 рублей. «А попрошайничество — это доход», — утверждает Пушкин.

«Бабулька может насобирать в день от трех до семи тысяч рублей», — рассказывает милиционер. Нищие работают и в одиночку, и в группах. Для них снимаются квартиры, оплачивается еда. Работнику-нищему достается в среднем десять процентов — 300-700 рублей в день или где-то 21 тысяча в месяц. Остальное идет хозяину.

«Забавно обстоит дело с безрукими, — говорит Пушкин. — Как правило, руки у них есть». Он знает всего трех настоящих безруких инвалидов, которые просят милостыню в метро. Остальные очень профессионально прячут их за спиной.

Что касается просящих подаяние вне метро, то, по словам Федора Соломина, начальника участковых ОВД «Тропарево-Никулино», таких людей можно задержать, только если они нарушают порядок.

Дело совести Подавать нищим или нет — дело совести каждого человека, считает отец Михаил Прокопенко из Московской Патриархии: «Есть ведь люди, попавшие в беду, которые действительно нуждаются».

31-летний Вадим Чуркин с улицы Академика Анохина говорит, что при виде нищего испытывает чувство вины: «Стыдно, что тебе хорошо, а ему плохо».

Люди подают из подспудного желания самооправдаться, считает психолог Евгений Безносюк. «Кругом много больных и обездоленных. Совесть мучает, а это реальный повод и способ почувствовать себя хорошим человеком», — объясняет психолог.

Помогать нуждающимся нужно всегда, говорит священник Алексей Лю из тропаревского храма. По его мнению, не стоит, когда видишь старушку или женщину с ребенком, просящих милостыню, много думать, мошенники они или нет.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 170

Все опросы…