Политика

«Если мигрантов в городе меньше 7% - они интегрируются, если больше 10-15% - живут по своим законам»

4 февраля 2013 10:30 Елена Барковская
версия для печати
«Мой район» продолжает серию интервью с депутатами Законодательного собрания Петербурга. На этот раз на вопросы о мигрантах, 31-й больнице, двойных стандартах и пяти загадочных импульсах отвечает Андрей Анохин, депутат фракции «Справедливая Россия».
«Если мигрантов в городе меньше 7% - они интегрируются, если больше 10-15% - живут по своим законам» Фото: Trend/Дмитрий Кутиль

- Что из обещанного избирателям вы сделали в ЗакСе за год?

- Я обещал, что стану гласом народа в Законодательном собрании. Одна из основных проблем, которые интересуют моих избирателей – нелегальная миграция. У меня в районе (Приморском – «МР») много таких адресов, где живут  по 40 человек в одной квартире. Эти жители не адаптируются в культурную среду города. Я  предложил изменения к федеральному закону, предусматривающие выдворение из страны «туристов» за два административных нарушения, обязательное наличие средств у иностранца, въезжающего без визы и т.д. Плюс дактилоскопия, чтобы не было такого: преступника депортировали за пределы России и через восемь месяцев вновь задержали на территории города. Нужны отпечатки пальцев, потому что он у себя за деньги меняет одну букву в паспорте и въезжает сюда как другой человек. Уже создается единая компьютерная база граждан, въезжающих из стран СНГ в Россию, следующий шаг – дактилоскопия на границе.

Нелегальность заключалась в том, что они приехали работать, хотя в анкетах писали, что туристы. Квота в Петербурге на прошлый год составляла 146 тысяч человек. По моим данным, за год границу пересекли свыше миллиона человек.

Все это подрывает экономическое развитие России, потому что нелегалы не платят налоги, при этом потребляют социальную инфраструктуру города. Падает производительность труда: зачем один гражданин России с оборудованием, когда несколько мигрантов без оборудования - дешевле? Кроме того, мы видим рост преступности. Если численность мигрантов не более 7% от общего населения, то они интегрируются. Когда превышает 10-15% - живут по своим законам.

Это проблема была взята мной как основная: за четыре года я попытаюсь сделать так, чтобы в Петербурге число работающих мигрантов приблизилось к квоте.

- Вы предлагали снять деньги с программы «Толерантность», так как петербуржцы и так толерантны…

- Поверьте мне, если бы приезжие принимали наши традиции культуры и вели себя соответствующе, не было бы и вопроса о толерантности, потому что она в крови у любого русского. Понятие «русский» - это дух государства, оно может объединить людей разных национальностей. Я хожу много лет в Князь-Владимирский собор, и там вижу, как темнокожий мальчик молится перед иконой. Он для меня русский человек.

-  По альтернативным подсчетам итогов голосования, вы не проходили в ЗакС (были сфальсифицированы результаты других эсеров). Вы видели это исследование?

- Да. У меня не приписано ни одного голоса. В моем округе была очень серьезная борьба. Против меня шли Сергей Боярский (ЕР) и Константин Сухенко (ЛДПР). Я считаю  себя легитимным депутатом. Но почему все это говорилось? Потому что я еще до выборов выступал против диктата и популизма со стороны лидера партии Оксаны Дмитриевой. Думаю, она никак не рассчитывала, что я стану депутатом.

- Почему в декабре вы подписали запрос о сохранении 31-й больницы, а в январе спрашивали о соотношении платных и бесплатных услуг в ней?

- Я считал и считаю, что больница должна остаться в Петербурге. Но уже 6 декабря губернатор ответил, что так и будет. Все, что потом началось - дезинформация жителей.

- Ваша версия?

- Моя версия такая: прошло голосование по закону детей-сирот, и Миронов с Дмитриевой не были против (Миронов - «за», Дмитриева не голосовала - «МР»). Их рейтинг полетел вниз. Нужно было срочно отмыться, поэтому после Нового года начался новый виток ситуации с 31-й больницей. На первом заседании ЗакСа был отправлен новый запрос.

- В СМИ опубликована копия протокола заседания рабочей группы по переезду судов, где конкретно говорится о планах лечить судей на базе 31-й больницы.

- Этого не могло быть.

- То есть это фальшивка?

- Я не знаю, но этого не может быть. Больница не могла быть рассчитана на судей, потому что она рассчитана на 350 тысяч человек в год. Если бы все судьи со своими семьями переехали бы сюда, они бы не смогли ее заполнить.

- Ваш коллега Борис Вишневский думает, что это могло быть связано с землей на Крестовском.

- Борис Вишневский и Максим Резник борются между собой – кто из них является единым лидером оппозиции в Петербурге, поэтому воспользовались ситуацией для пиара.

Кто-то говорит, что я направляю ревизоров, затравливаю 31-ю больницу. Вся информация есть в Комитете по здравоохранению – для этого не надо проводить никаких проверок. Просто я хочу понять ситуацию: почему, если я имею полис ОМС, то должен платить за лечение своего ребенка? Почему, если я плачу налоги, то должен платить еще по хозрасчету? Если мы говорим о городской больнице, то человек с полисом должен быть в приоритете. Я перевел этот накал на конкретную проблему.

- Зачем было акцентировать внимание на 31-й больнице?

- Я хочу, чтобы об этой проблеме на фоне всей этой ситуации задумался каждый житель города и губернатор.

- Вы видели, как люди защищали больницу?

- Я же не просил никаких проверок, я хочу только узнать правду. Мне интересно, сколько в больнице людей получили лечение по хозрасчету и сколько - по ОМС.  Поэтому моральных терзаний не испытывал.

- Есть правила, через которые вы не сможете переступить?

- Я никогда не пойду против своей Родины, против христианской идеологии, не буду подстраиваться под мнение большинства.

- Вы писали запрос о недопущении строительства автомагистрали №7 по Удельному парку.

- Там не будет автомагистрали. Удалось доказать, что она нецелесообразна.

- Да, но при этом вы голосовали против преодоления вето губернатора на закон об особо охраняемых территориях, который мог раз и навсегда защитить парк?

- Я единственный, кто голосовал против преодоления вето, потому что это очередная провокация. Закон был сделан так, чтобы губернатор его не подписал, потому что туда  «вбили» насаждения, которые невозможно оставить. Например, там есть адрес в Приморском районе, где школа-интернат хочет поставить футбольную коробку. Подписание этого закона не дало бы вообще развиваться инфраструктуре города.

- Почему вы так поддерживаете депутата Милонова? Например, по законопроекту о наделении правами эмбрионов, который раскритиковали даже его однопартийцы.

- Я считаю, что если у эмбриона начинает биться сердце, то это уже маленький человечек. Принятие статуса усилило бы поддержку женщины.

- Почему ЗакС не проникся?

 - Потому что многие не понимают, что необходимо менять в обществе. У нас очень большой состав представителей либеральной идеологии - не в плане свобод, а в плане западных ценностей. Я считаю, что это неправильно. У нас своя культура, история, и нам есть, что показать миру.

- Вы не голосовали за обращение депутатов к спикеру Совета Федерации не принимать «антисиротский» закон. Почему?

- Это не моя компетенция. Я вижу, что лидеры их партии голосуют «за», а депутаты здесь поднимают бучу. Я не хочу в этом участвовать. Я бы не голосовал за этот закон, если бы был в Госдуме.

- Вы готовы взять приемного ребенка?

- Я нацелен на рождение своего, а после уже буду задумываться об этом.

- О чем ваша книга «Над пропастью, во лжи»?

- Это попытка найти грань между добром и злом. Она была написана в 1999 году. Многие вещи я бы, может быть, не стал бы сейчас писать – многое изменилось.

- В книге вы писали, что государственные должности нельзя давать людям, которые не имеют православную мотивацию. Вы не передумали насчет этого?

- Я бы поменял терминологию – назвал бы христианской мотивацией. А так я считаю, что у власти должны быть люди, которые имеют христианскую мотивацию в своих поступках. Ими должны двигать высокодуховные идеи, они должны служить сверхидее – создать в государстве условия, способные спасти душу человека.

- Вы награждены дипломом правительства Югославии «За оборону Бранкова Моста». За что награда?

- Будучи студентом, во время боевых действий находился в Югославии. Шли натовские бомбардировки, в Белграде остался единственный мост – Бранков. Люди стояли  живым кольцом для того, чтобы НАТО его не бомбило. Мы там находились, в живом кольце.

- Вы проголосовали «за» закон о митингах и даже публично высказались на этот счет. Что стало причиной такого голосования?

- Это очень важный вопрос. Вообще, в ЗакСе форма работы заключается в одном – по любой проблеме – выводить людей на улицу. Люди выходят на митинг, выпускают пар, а проблема остается. Оппозиционное движение не должно начаться с улицы, оно должно начаться с мысли, с анализа ситуации. Но я говорил еще, что этот закон требует поправок. Людям, которые в районах хотят бороться с уплотнительной застройкой, надо дать возможность выходить на митинги в рамках данных территорий.

Я мог бы промолчать, потому что это непопулярный закон. Я приготовил пять импульсов, которые изменят Россию законодательно. Вы их отследите. Первый импульс был по нелегальной миграции, будут еще четыре. Я готов собрать весь негатив, лишь бы провести эти импульсы.

- Вас исключили из партии, потому что вы проголосовали за бюджет.

- Нет. Меня исключили за то, что мое видение развития петербуржского отделения «СР» шло в разрез с задачами лидера партии. А я публично выступил в поддержку губернатора.

Мой статус беспартийного депутата дает возможности для обсуждения вопросов с представителями всех политических сил, но у меня нет хомута члена какой-то политической партии.

- Между вами и «Единой Россией» проводятся четкие аналогии.

- Конечно, мне нужно большинство голосов. У меня есть четкая программа действий в ЗакСе, для этого мне не нужны крики, а нужно, чтобы мои инициативы прошли. Есть же вопросы тактические, а есть стратегические.

- Обижает, когда вас называют перебежчиком?

- Меня это оскорбляет, потому что я никуда не собирался выходить, просил на бюро оставить в партии и дал слово, что буду всегда голосовать, как скажет фракция.

- Почему вам так нравится Полтавченко?

- Он остановил развал Петербурга, не дал возможности воровать бюджетные средства, провел ревизию, остановил подход к использованию бюджетных средств. Он близок по духу населению.

- СМИ писали, что доход вашей семьи в 2011 году составлял 600 тысяч рублей, при этом вы владели 11 участками, квартирой и комнатой.

- Я все это имел до момента, как стал чиновником. Я прошел путь от рабочего до руководителя строительной компании, и у меня действительно были возможности.

- Зачем вам столько земли?

- Земли компании для построек были оформлены на меня. Сейчас я простился с бизнесом полностью.

- Без каких депутатов ЗакСа, не считая вашу фракцию, в ЗакСе было бы хуже?

- Без каждого.

- Самая острая проблема в городе.

- Проблема нелегальной миграции и здравоохранения – люди по системе ОМС не могут получить достойного уровня медицинской помощи.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 289

Все опросы…