Происшествия

Андрей Константинов: Чиновники в Петербурге начинают друг друга сдавать

11 февраля 2013 10:14 Подготовила Нина Астафьева
версия для печати
В Петербурге по всем фронтам развернулась борьба с коррупцией. Обыски в комитетах и ведомствах проходят едва ли не каждый день. В следственных мероприятиях участвуют не только петербургские сыщики, но и московские бригады. С чем связана эта большая кампания и чего следует ждать в будущем, «Моему району» рассказал директор Агентства журналистских расследований Андрей Константинов.
Андрей Константинов: Чиновники в Петербурге начинают друг друга сдавать Фото: flickr.com ( carrywilson,gismy)/Дмитрий Кутиль

В этой череде обысков и уголовных дел удивляли только самые первые, а затем начались давно ожидаемые события.

Есть у таких дел определенная механика: они не могут, начавшись, мгновенно схлопнуться. В делах такого рода изначально в орбиту попадает большое количество людей. И все начинают друг друга сдавать. Это не подпольщики-молодогвардейцы, они не молчат, наоборот, захлебываясь, рассказывают то, что спрашивают, и то, что не спрашивают. И следователь, выяснив все по основному делу, обязательно спросит: ну а кого вы еще обсуждали с вашим коррумпированным приятелем, когда парились в бане? И обязательно выяснится, что они обсуждали кого-то еще более коррумпированного, потому что Петербург – город маленький, и все друг друга знают, хоть и трудятся в разных комитетах.  

Фото: Trend

По большому счету, все началось, когда поменялась власть в Смольном и пошла системная замена людей команды Матвиенко на новых. Это шло вразрез с неформальными договоренностями, которые якобы были между старой и новой командами. И скоро стало понятно: некие негласные правила типа «ворон ворону глаз не выклюет» в этой точке земного шара могут перестать действовать.

Потом начались посадки. А когда человек попадает в камеру, он по-другому начинает смотреть на мир. Простой допрос – это уже шок и переживания. А камера? Еще вчера ты мучился выбором: в какой ресторан пойти обедать. А сегодня начинаешь интересоваться сортами сала и сушек. Отпустят ли тебя под подписку или под залог – куда более важная проблема, чем будущее какого-то коллеги по откатам. Отсюда - активное сотрудничество со следствием. В прокуратуре это понимают. А еще на всякий случай используют янычарский принцип – стараются по возможности снизить влияние на следователя, оградить его от всевозможных подходов. Поэтому с петербургскими обвиняемыми работают в Москве. Там же их и сажают. Причем не обязательно следствие ведут московские следователи – нет, создается бригада, в которую входят питерские. 

Проблемы наших пацанят из смольнинских комитетов – хоть и пустяки по сравнению с делом Анатолия Сердюкова, но все-таки на региональном уровне не решаются. Сколько бы политики ни говорили, что у нас следователи процессуально независимые, и никто не может на них влиять.

Раз колесо закрутилось, мы услышим еще много фамилий. Но какие бы нас ни ждали сюрпризы – разве они вызывают удивление? Разве стал неожиданностью скандал с фальшивыми диссертациями? Что, у кого-то были иллюзии на этот счет? Другое дело, что у нас не любят вникать в подробности. Случился трубный скандал – побурлили, но никто не стал выяснять, действительно ли прорывы труб были отмечены в тех местах, где выявили укладку труб из секонд-хенда? Действительно ли чиновники и подрядчики виноваты, что уложены дешевые трубы, а может, дорогих правда не было в тот момент на рынке? Вписывается ли это в канву нанесения умышленного ущерба?

Трудно спрогнозировать, чего нам ждать от этих уголовных дел. Одно дело – сейчас, когда наши друзья-чиновники ходят, как описавшиеся пудели, с испуганными лицами: кого арестовали, кого в розыск объявили. Но суд будет не раньше чем через год, если сильно повезет. Адвокаты поработают, обвиняемый поймет, что за себя надо бороться не только путем задушевных бесед со следователем. И на суде будут звучать другие интонации. Чтобы не быть голословным, напомню, что как раз вчера из Польши экстрадировали красавца прокурора Игнатенко. По игорному делу в Подмосковье. Он единственный, наверное, кто сейчас под стражей. Когда дело только началось, следователей грузовиками свозили в кутузку. Выглядело так, будто вот-вот разденут до кальсон и поведут расстреливать за амбар. Что сейчас? Кому статью переквалифицировали, кто и вовсе в свидетели перешел. Главное: про них уже никто не помнит…

Хроника

29 ноября 2012 года прошли обыски в Комитете по энергетике в Петербурге. Впоследствии суд арестовал пятерых чиновников, которые предположительно были причастны к мошенничеству: поставке бывших в употреблении труб. Это экс-председатель Комитета по энергетике и инженерному обеспечению Олег Тришкин, директор ГКУ «Управление заказчика Санкт-Петербурга» Константин Мосин, заместитель гендиректора компании «Петроком» Сергей Жуковский, экс-гендиректор «Петрокома» Алексей Муравьев и соучредитель этой компании Андрей Кадкин. Еще один экс-председатель Комитета по энергетике и инженерному обеспечению правительства Петербурга Александр Бобров был объявлен в розыск утром 8 февраля. Напомним, сумма предполагаемого ущерба по «трубному делу» составляет около 3 млрд рублей.

«Мусорное» дело открылось 31 января – с обысков в администрации Приморского района. Бывший замглавы Василий Степушкин был арестован на два месяца. За решетку также отправились начальник отдела благоустройства Владимир Разуленко и инженер технического надзора Службы заказчика администрации Сергей Карстен. По версии следствия, администрация заключила госконтракт по ликвидации несанкционированных свалок в районе. Из 270 млн рублей, которые получили коммерсанты (почему-то тендер не состоялся из-за отсутствия конкурентов), 174 млн были потрачены на что угодно, только не на уборку.

7 февраля прошел обыск в Дирекции по организации дорожного движения. Поводом послужил контракт почти на 100 млн рублей на оснащение улиц светофорами, хотя стоимость работ составила только 43 млн. «Светофорного» уголовного дела у нас пока нет, ведется поверка.

В этот же день велись обыски в правительстве Ленинградской области и в Центре поддержки предпринимательства. Было возбуждено 16 уголовных дел по статье «мошенничество». По мнению следственных органов, мошенники расхищали субсидии на поддержку малого бизнеса, а именно – 63 субсидии на 20 млн рублей.

Седьмого же февраля состоялась выемка документов в Дирекции транспортного строительства. Сейчас полицию интересуют три объекта: Парашютная – КАД, Суздальский – дорога на Каменку и Парашютная – дорога на Каменку. Строительные компании предположительно экономили на материалах или вовсе не проводили некоторые работы, незаконно обогатившись на 177 млн. Истинный ущерб мы поймем, когда дороги придется переделывать.

Были в городе и другие коррупционные скандалы, ниже рангом, и сенсационные обыски, в частности, в Михайловском театре 24 января: директора театра и владельца ныне обанкротившейся группы JFC Владимира Кехмана обвиняли в незаконном получении кредита. В крупном мошенничестве подозревают также главного специалиста-эксперта финансово-экономического отдела Управления Росреестра Виолу Глухареву. Сотрудница Росреестра якобы присваивала себе деньги, которые компании должны были получить из бюджета за излишние платежи. Всего было присвоено 9 млн рублей, и еще 10 млн просто не успели дойти, так как банки заблокировали передачу.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 289

Все опросы…