Город

Петербург деревянный: чудом уцелевшие особняки разрушаются

19 февраля 2013 16:08 Надежда Куликова
версия для печати
«Каменный город» Петербург был наполовину построен из дерева. Сегодня в Северной столице осталось не больше сотни деревянных домов. «Мой район» посмотрел на памятники, которые город может потерять в ближайшее время.
Петербург деревянный: чудом уцелевшие особняки разрушаются Фото: С.Николаев/Дмитрий Кутиль

С каждым годом деревянных памятников становится все меньше. От особняков Бари и Бремме на Васильевском острове, скорее всего, останется по стене – так планировали инвесторы. Дача Громова в Лопухинском саду, особняк Шарлье на Свердловской набережной, особняки Струка и Экваля в Красногвардейском переулке опустели и ветшают. Особняк Мессонье на Кожевенной линии разобрали из-за аварийности. Дача Бенуа на Тихорецком сгорела.

Проблема в том, что такие дома – это головная боль для чиновников, инвесторов и жильцов. Сохранить деревянное здание можно, но это долго, дорого и трудно. Рано или поздно оно сгниет или сгорит - и тогда можно построить копию из современных материалов - как поступили с домом ветеранов сцены на Каменном острове.

14 февраля на Совете по охране культурного наследия обсуждался вопрос о создании программы по сохранению деревянных памятников в Петербурге. Последнее слово за губернатором – программа требует капиталовложений. Если он поддержит градозащитников, у деревянных строений появится шанс выжить.

ГОРЯЧИЕ ТОЧКИ: ПАМЯТНИКИ, КОТОРЫЕ ГОРОД ТЕРЯЕТ

ОСОБНЯК ГОТА

Фото: Сергей Николаев.

«Жильцы будут ругаться», - сразу предупредила краевед Людмила Сапрыкина, которая занимается историей Петроградской стороны и десять лет водит экскурсии по ней. Мы на Петровском проспекте, 20 корпус 3 – у деревянного особняка XIX века, где живут люди. Он здесь последний такой.

Мы попадаем на территорию бывшего товарищества канатной фабрики Гота.

Петроградская сторона долгое время была деревянной. На Петровском и Крестовском островах дома строили на каменном фундаменте, так как местность часто затапливалась. Особняки при промышленных предприятиях служили рекламой. Владелец показывал, что предприятие экологически чистое, и селился с семьей тут же, у производства.

Особняк Гота 1881-1883 годов был построен архитектором Риттером в барочном стиле. Сохранился весь верхний этаж – деревянный мезонин, резные пилястры. «Удручающее состояние, - говорит Людмила Сапрыкина, – Хоть бы инвестор нашелся. В Финляндии такие дома перепрофилируют: сохраняют исторический уголок, а рядом устраивают, к примеру, кафе – почему бы нет?»

«Уже надоели: съемки-съемки – никакого толку! После ваших публикаций все только ходят и восхищаются красотой. А у нас два туалета на 70 человек, три раковины, холодная вода», - комментирует жительница дома.

В доме живут 26 человек – как в 21-комнатной коммуналке. Одна кухня на всех. Подвал затоплен. Горячей воды нет. На дереве – грибок. Крыша протекает. Мраморная лестница, изразцовые камины и дубовые двери –  все это людей только раздражает.

Марина поселилась с мужем в этом доме в 80-м году – молодые специалисты фабрики «Нева» (ныне АО «Канат») ждали, что вот-вот переедут в отдельные квартиры. Сейчас у них уже трое внуков.

Сюда приезжали комиссии, одна признала аварийность на 45%, другая - на 75. «Пять лет назад нам предложили субсидии в 300 тысяч рублей – что я возьму на три семьи? – вздыхает Марина, - Хоть бы кто купил и расселил нас. Вон Институт иностранных языков выселили, там дом строится, дачи писателей сносят. Кому нужна сейчас эта историческая ценность?»

Официальный ответ КГИОП: состояние здания неудовлетворительное. Требуется ремонт и реставрация фасадов, интерьеров, крыши. Здание находится в ведении ООО «Жилкомсервис № 2 Петроградского района». В 2012 году было выдано задание КГИОП на ремонт конструкций крыши и замену кровли.

ЖКС №2: Аварийной признана крыша, которую отремонтировали. Официально дом аварийным не является. Вопрос о капремонте фасада в 2013 году будет рассмотрен, если собственники согласятся на общем собрании оплатить 5% от стоимости работ.

ДАЧА ГРОМОВА

Фото: Сергей Николаев

SOS! – так реагируют градозащитники на этот адрес. Дача 1850-х годов (арх. Винтергальтер и Горностаев) в Лопухинском саду - пример ранней эклектики с мотивами классицизма. В доме сохранились исторические интерьеры, камины. Здесь жил литератор Ясинский, у него любил бывать Чехов. С 1938 по 1961 годы в доме работала Ленинградская студия телевидения. В начале 1990-х провели реставрацию. С 2004 года над Лопухинским садом висит угроза застройки, судьба дачи под вопросом. Сейчас она разрушается. Дом на балансе Росимущества, ему не могут подыскать собственника-арендатора, который бы взял на себя реставрацию. «Состояние тревожное – из-за преступного безразличия, - считает Михаил Мильчик, заместитель председателя Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга. – Бездействует и администрация района, и КГИОП. Нужно хотя бы поставить охрану у дачи».

Официальный ответ КГИОП: объект культурного наследия регионального значения «Дача В.Ф.Громова с садом, оградой» находится в собственности Петербурга. Техническое состояние неудовлетворительное, необходимо проведение комплекса ремонтно-реставрационных работ. На 2013 год запланированы комплексное техническое обследование здания и разработка проекта его консервации.

ДАЧА ГАУСВАЛЬД

Фото: Сергей Николаев.

Последний деревянный дом, который сохранился на Каменном острове. Остальные – воссозданные копии. Здание на 2-й Берёзовой аллее, 32/12-14 было построено в 1898 году в стиле модерн. После революции дачу заняла детская колония имени Луначарского. Потом тут был санаторий-профилакторий металлического завода. В конце 1970-х здесь снимали фильм «Шерлок Холмс и доктор Ватсон». Сейчас оно разрушается. Инвестор, у которого дача в долгосрочной аренде, не вкладывает деньги в реконструкцию. Здание не отапливается, крыша течет. «Здание хотят снести и построить очередной муляж, - считает Алексей Ярэма, руководитель градозащитной группы «ЭРА». -  Так дешевле, чем реставрировать. У нас есть заключение миколога, что здание можно спасти и два тома переписки с Министерством культуры. Благодаря тому, что мы добились приезда комиссии из министерства, дача еще стоит. Но инвестор не желает вкладывать в нее деньги, а КГИОП не забирает у него объект».

Активисты говорят, что скоро особняк может дойти до того состояния, что разрушится сам, как дача Бенуа на Тихорецком проспекте.

Официальный ответ КГИОП: объект культурного наследия регионального значения «Особняк Гаусвальда с тремя службами, участком парка и оградой» находится в собственности ООО «Импульс». Не используется. В 2005 году институтом «Спецпроектреставрация» была проведена экспертиза технического состояния несущих конструкций и строительных материалов памятника, которая показала, что деревянные конструкции здания имеют обширные биопоражения, потеряли несущую способность, не пригодны для проведения реставрационных работ и подлежат полной разборке с последующим воссозданием.

ОСОБНЯКИ БАРИ И БРЕММЕ

Фото: Александра Бальсун

Два последних деревянных особняка на Васильевском острове. Первый, 1867 года постройки – «средний корпус» клиники для душевнобольных Бари на 5-й линии, 58 – находится в аварийном состоянии. С 1980-х годов здесь располагался городской наркодиспансер. С 1994 года не эксплуатируется. Так как денег на реставрацию не нашлось, дом пришел в неудовлетворительное состояние. В 2009 году его восстановление было признано экономически нецелесообразным. В 2010-м его еще раз обследовали, составлен акт утраты основных конструктивных элементов.

Фото: Александра Бальсун

Второй дом - особняк Бремме на 12-й линии, 41. С 1886 года здесь находилась фабрика братьев Бремме. С середины 90-х фармацевтическим заводом владела компания ICN Pharmaceuticals, которая в 2003 году продала свое производство в России компании «Профит Хаус Санкт-Петербург», которая задумала построить на месте завода и складов жилой дом и гостиницу. Проект не был реализован. В 2004 году эксперты признали особняк аварийным. В настоящее время не используется, законсервирован.

На этом месте планируется строительство большого дома, с сохранением фасадной стенки деревянного особняка и пристройкой его к каменному монстру, - рассказал Николай Лаврентьев, активист Группы ЭРА.

Официальный ответ КГИОП: деревянный корпус, входящий в состав объекта культурного наследия регионального значения «Лечебница для нервнодушевнобольных Бари А.Э.» находится в собственности Петербурга, передан в оперативное управление СПБ ГБУЗ «Городская наркологическая больница». Выявленный объект культурного наследия «Особняк Э.Э.Бремме» (12-я линия В.О., д. 41) находится в собственности ЗАО «Инвестиционная компания «Профит Хауз Санкт-Петербург». Собственником планируется реставрация здания в составе проекта реновации прилагающей территории.

ОСОБНЯКИ ЭКВАЛЯ И СТРУКА

Раньше Красногвардейский переулок весь был застроен деревянными домами и дачами. Сегодня осталось только два особняка при промышленных предприятиях. Особняк Карла Экваля, владельца чугунолитейного и механического завода, (Красногвардейский переулок, 15) построен в 1901-1902 годах, это редкий образец деревянного «северного модерна». Дом бревенчатый, стены покрыты «в набрызг» слоем темной штукатурки, обрамления окон выпилены лобзиком. Дом стоит пустой, за высоким забором.

Особняк Николаса Струка (Красногвардейский переулок, 23), владельца первой российской фабрики наждачных изделий, был построен в конце 1890-х годов. Дом пустует, но и сейчас смотрится красиво: «чешуйчатая» крыша шатром, резное обрамление фасада.

В советские годы в обоих особняках располагались управленческие службы. Предприятие Струка было преобразовано в абразивный завод, а Экваля - в завод прецизионного станкостроения.

Официальный ответ КГИОП: административное здание завода К. К. Экваля — объект культурного наследия регионального значения. Является собственностью ОАО «Завод прецизионного станкостроения». Здание не используется, находится в неудовлетворительном состоянии. Особняк Н.Н. Струка —  выявленный объект культурного наследия, является собственностью ОАО «Ильич плюс». Здание находится в неудовлетворительном состоянии. Запросов от пользователя на выполнение работ по сохранению объекта до настоящего времени не поступало.

ОСОБНЯК ШАРЛЬЕ

Дом управляющего завода Розенкранца. Свердловская набережная, 12. Особняк построен в XVIII веке, перестроен в 1849 году для бельгийского консула И.А. Шарлье, служившего управляющим на заводе Розенкранца. «Одно из старейших зданий на этом участке набережной Невы, сохранились оригинальные интерьеры и внутреннее убранство — витражи, кованые ограждения, дубовые панели с резьбой, - говорит Маргарита Штиглиц, доктор архитектуры, сопредседатель ВООПИК. - В советское время в нем располагались клуб и музей завода «Красный Выборжец». Сейчас здание опустело, ветшает».

Официальный ответ КГИОП: дом управляющего (деревянный) в Комплексе построек Меднопрокатного и трубного завода «Розенкранц» (после 1918 - «Красный выборжец») выявленный объект культурного наследия, находится в собственности ОАО «Завод «Красный Выборжец». Состояние здания удовлетворительное.

ОСОБНЯК БЕХЛИ (ул. Моисеенко, 22 Г)

Особняк владельца альбомной фабрики С.С. Бехли в стиле «петербургский модерн» расположен на заводской территории – фабрики Бебеля. Используется как служебное здание. В прошлом году градозащитники передали ЮНЕСКО список памятников архитектуры, находящихся под угрозой сноса или разрушения. Особняк Бехли - в их числе.

Официальный ответ КГИОП: жилое и конторское здание в Комплексе зданий альбомной фабрики С.С. Бехли  — выявленный объект культурного наследия. Состояние здания удовлетворительное. Сведений о пользователе данного объекта в КГИОП не имеется.

ЗДАНИЯ БОЛЬНИЦ

Больница Биржевого купечества на Большом пр. В.О находится в управлении детской инфекционной больницы №3, часть его – деревянная, 1889 года постройки. При обследовании флигеля на перекрытиях обнаружены аварийные участки, его вывели из эксплуатации, - сообщили в администрации Василеостровского района. Как и когда реставрировать – не ясно. В администрацию района поступало предложение от ЗАО «Музыкальная индустрия» о реконструкции строений с перебазированием больницы в другой район. Но для больницы не удалось подобрать участок, соответствующий нормативам Минздрава.

Комплекс зданий евангелической женской больницы. Хирургический барак (одноэтажный корпус), год постройки - 1893. По данным градозащитников, ситуация печальна. По современным санитарным правилам и нормам, размещать лечебные учреждения в деревянных постройках нельзя, а что с ними делать - непонятно. Сдавать в аренду не позволяет физический износ - требуется ремонт.

Официальный ответ КГИОП: «Хирургическое отделение», входящее в состав выявленного объекта культурного наследия «Больница СПб Биржевого купечества в память императора Александра II» (Большой пр. В.О., д. 77, литера А) находится в собственности города, используется СПб ГУЗ «Детская инфекционная больница № 3». Находится в удовлетворительном техническом состоянии.

«Хирургический барак» (Лиговский пр., 2-4, литера, У; Некрасова ул., 45), входящий в состав объекта культурного наследия регионального значения «Евангелическая женская больница с оградой» находится в собственности РФ, используется ФГБУ «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт физиопульмонологии Федерального Агентства по высокотехнологической медицинской помощи». В деревянном одноэтажном здании располагаются хозяйственные службы института.

ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ПРИМЕРЫ: КАКИМ ДЕРЕВЯННЫМ ПОСТРОЙКАМ ПОВЕЗЛО

ДАЧА ШИШМАРЕВА. Приморский проспект, 87 – двухэтажная дача Афанасия Шишмарева 1825 года постройки. Раньше все постройки Старой Деревни были деревянными. Во время блокады их разобрали на дрова.

Это один из немногих сохранившихся до наших дней образцов деревянного классицизма, говорит Людмила Сапрыкина. Пилястры коринфского ордена, деревянный декор в виде венков и лент, под козырьком – деревянные модильоны. Дом требует ремонта, но он жив – здесь располагается художественная школа №17. В каком-то смысле сохранилась историческая преемственность - Карл Брюллов здесь рисовал портреты дочерей Шишмарева (сейчас в Русском музее).

БОТАНИЧЕСКИЙ САД. На Аптекарском острове сохранилось несколько деревянных построек. Например, дом холостых садовников, начала 1900-х годов. Сейчас в нем живут холостые гастарбайтеры. Или здание школы садоводства, которым пользуется Ботанический институт. «Дом Регеля и здание лаборатории экологии уже перестроены в камне и стилизованы под дерево. Думаю, что другие постройки в итоге ждет та же участь», - комментирует Николай Лаврентьев, активист Группы ЭРА.

МУЗЕЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ. На Болотной, 13 в бывшей даче Генриха Бертлинга (модерн начала 20 века) сегодня располагается Детский музейный центр исторического воспитания. В начале 2000-х здание отреставрировано.

ЛЕСОТЕХНИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ (Институтский пер., 5). В парке академии в деревянных жилых корпусах живут люди – они и сохраняют дома по возможности.

НОВАЯ ЖИЗНЬ ДЕРЕВЯННЫХ ОСОБНЯКОВ

Фото :Александра Бальсун

ОСОБНЯК ДОББЕРТ (Большая Пушкарская, 14), середина XIX века. Единственный деревянный дом на улице уникален еще тем, что в нем сохранилась отделка: деревянный портал и встроенные шкафы, лепной орнамент гостиной и лестницы. Бывшее помещение  фабрики книг и тетрадей, детский сад, нотариальная контора ныне ждет проекта реставрации. Здание передали театру танца Бориса Эйфмана. Георгий Снежкин, архитектор студии 44, которая занимается проектом, рассказал, что проект реставрации особняка еще готовится. Точно известно, что в нем уберут стены, построенные в советское время. По уверениям Снежкина, дом останется прежним, без пристроек. В нем, скорее всего, расположится музей балета, библиотека, помещения для администрации.

ДАЧА БЕНУА. В начале 20 века главным зданием на территории бывшей фермы Бенуа (Тихорецкий пр., 17) был деревянный двухэтажный дом с башней, которая служила и украшением, и пожарной каланчой. На ферме были также коровники, сараи, ветряная водокачка. В марте 2001 года в деревянном здании дачи произошёл пожар, от дома остались одни руины. Группа компаний «БестЪ» к 2015 году собирается преобразовать территорию в творческое пространство: галерею современного искусства, пространство для выставок, зоны для мастер-классов и тп. Сгоревшие постройки обещают воссоздать по архивным чертежам – по меньшей мере фасадную часть.

Фото: Сергей Николаев

ДОМ НА ОБВОДНОМ. Жилой деревянный дом комплекса построек Варшавского вокзала второй половины 19 века (наб. Обводного канала, 116 корп. 2) расселен и пока никем не используется. В администрации Адмиралтейского района сообщили, что сейчас решается вопрос о передаче дома на баланс церкви Воскресения Христова. Если вопрос решится положительно, за эксплуатацию и содержание здания будет отвечать церковь.

ДАЧА ГОЛОВИНА. На Выборгской набережной, 63 чудом сохранился памятник деревянной архитектуры классицизма – дача Федора Головина. Главное двухэтажное здание с четырехколонным ионическим портиком построено в 1823-1824 годах по проекту архитектора Людовика Шарлеманя на бывшей царской ферме. В здании находилось сначала театральное училище, затем петербургский воспитательный дом для детей под покровительством Марии Федоровны, после 17-го года – детдом, а после войны - детская кожная больница, затем офисы нескольких компаний. От внутреннего исторического убранства ничего не осталось, много перепланировок, пластиковые окна. В последние годы здание занимал филиал «Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры». Возможно, именно это и спасло дом. В 2012 году было заявлено о начале реставрации. Но вопрос заглох.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Михаил Мильчик, заместитель председателя Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга:

Деревянных строений в Петербурге было много, они играли свою роль в панораме улиц. Еще в начале 20 века считались обычными, сегодня становятся уникальными. Чем меньше их становится, тем они ценнее. Пожары, блокада, когда деревянные дома разбирали на дрова, - проблема, но не главная. Главная – безразличие, бесхозность, неправильная эксплуатация и сохранение. Формально они защищены – значатся в охранных списках, но это мало что значит. Дерево – долговечный материал, но нуждается в постоянной заботе. Если дыра – надо сразу кровлю залатать, иначе начнет гнить, заведется грибок. В Норвегии сохранилось более 30 церквей 12-13 веков – древесина раннего средневековья!

Есть деревянные кварталы в Стокгольме – там живут состоятельные люди. Эти постройки когда-то принадлежали ремесленникам. Финские города Порвоо, Раума - почти полностью деревянные. К моему большому удивлению целые районы Вашингтона – это деревянные дома – например, в старой части Джордж-тауна, в Бруклине много деревянных домов. Все это доказывает, что можно сохранить деревянные дома в мегаполисе.

В Петербурге – деревянные постройки эксплуатируются небережно. Мы в Совете по охране культурного наследия организовали мониторинг деревянных построек Петербурга. Начали объезды с пригородов. Картина, которую мы увидели, потрясла. Половина домов, находящихся в списке культурных объектов, сгорели. Половина стоит без окон и дверей. В Сестрорецке случайно нашли дом 19 века - шедевр деревянного модерна, древесина в хорошем состоянии. Хотели его включить в список вновь выявленных объектов культурного наследия. Прошло пять дней и он сгорел. Участок был куплен с домом. Хозяину нужно место, чтобы построить коттедж. И это не редкость.

Нужна программа по сохранению деревянных памятников в Петербурге. Последнее слово за губернатором – все это требует вложений».

Николай Лаврентьев, аспирант Ботанического сада Петра Великого Ботанического института им. В.Л. Комарова РАН, активист Группы ЭРА:

Проблема эта на сегодня безнадежная. Время и бизнес не щадит такие дома. Как правило, здания инвесторам попадают не в самом хорошем состоянии, требуют срочного ремонта. Если это памятник, то инвестор снести его не может - нужно либо реставрировать, либо довести до состояния полной аварийности, пожара и утраты. Пример, дача Ланских на углу Ланского ш. и пр. Энгельса. Это была деревянная дача, которая приходила в ветхость и разрушалась на протяжении долгих лет. Когда окончательно развалилась, пришел инвестор, который построил на этом месте кирпичное здание, стилизованное под историческую постройку. Так же произошло в Ботаническом саду с Домом Регеля и с дачей Воронихина на Каменностровском пр. То же с Куракиной дачей, где согласовано строительство из нового материала. К сожалению, ситуацию пока не переломить, а к тому времени когда можно будет, - спасать будет нечего».

Юлия Минутина, координатор общественного движения «Живой город»:

Эти объекты труднее всего приспособить для современного использования, практически все - двухэтажные памятники архитектуры, которые вряд ли принесут значительную прибыль владельцу. Поэтому и инвесторы, и город не торопятся выделять средства для их реставрации. Не говоря уже о том, что это наиболее уязвимая часть нашего наследия. Достаточно вспомнить многочисленные «случайные» пожары в Комарово или судьбу дачи Бенуа на Тихорецком проспекте,17а, которая горела несколько раз, причем один раз загорелись одновременно две или три постройки комплекса, находящиеся на расстоянии десятков метров друг от друга - тоже случайность?...


В списке объектов «Под угрозой» деревянное наследие занимает первое место. Сложно приспособить эти здания для современного использования, не только финансово. Ведь серьезно меняются правила, например, пожарной безопасности. И получается такой парадокс: коммерческое использование затруднено в силу малоэтажности и серьезных ограничений; социальное - также, поскольку здание крайне тяжело приспособить к современным нормативам и требованиям. Активисты от общественности также ищут пути вдохнуть новую жизнь в эти здания - сейчас инициативная группа, борющаяся за сохранение Лопухинского сада, активно занята поисками добросовестного владельца для здания дачи Громова - в идеале государственного образовательного учреждения. Для такого рода заведений площадка просто отличная, а добиться финансирования на приведение здания в порядок в этом случае может быть легче. Кроме того, не первый год мы пытаемся подыскать владельца для особняка Бари на 5-й линии».

Официальный комментарий КГИОП: Бремя пользования, а также забота о сохранении памятников лежит на собственнике. Но у него не всегда есть деньги на реставрационные работы. Когда они находятся, например, их может выделить районная администрация, они подают проект к нам на согласование. И мы даем разрешение на реставрацию. Мы можем обязать собственника содержать памятник в надлежащем состоянии, но штрафы за неисполнения предписаний органов власти несущественны. КУГИ может разорвать договор с собственником. Но это очень долго и бесперспективно. Снос объектов культурного наследия невозможен, так как это противоречит Федеральному закону «Об объектах культурного наследия народов РФ» от 25.06.2002  № 73-ФЗ.

КСТАТИ

На улице Красного курсанта, 34 каменную церковь Николая Чудотворца, которая внешне  напоминает усадьбу, венчает деревянная ротонда. Это бывший городок пограничной стражи, который строился в 19 веке. Сейчас территория принадлежит академии Можайского.

В 1714 году, чтобы собрать в Северной столице лучших каменщиков, во всей стране было запрещено каменное строительство. Тем не менее, половина жилого фонда в Петербурге возводилась из дерева (часто такие дома штукатурили и красили, чтобы не выделялись).

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 275

Все опросы…