Город

Самый уязвимый человек в Петербурге: инвалид, бомж, старушка, мигрант и вообще турист

20 февраля 2013 11:04 Нина Астафьева
версия для печати
Кому в Петербурге жить тяжелее всего? Говорят, что городская инфраструктура заточена под молодых, здоровых людей, не испытывающих проблем с русским языком. Правда, мамы с колясками – молодые и здоровые – считают иначе. Но и они говорят: нам, мол, еще повезло, а вот старушкам, вынужденным гулять по гололеду, куда как тяжелее.
Самый уязвимый человек в Петербурге: инвалид, бомж, старушка, мигрант и вообще турист Фото: flickr.com ( AtrBirkett, Ilya Schurov)/Дмитрий Кутиль

Чтобы понять, кому тяжелее всего живется в Петербурге, мы взяли несколько критериев. Безопасность. Гигиена (сюда отнесем и возможность комфортного гуляния по улицам без риска получить травму). Вероятность заблудиться. Отношение населения.

С безопасностью хуже всего обстоят дела у пенсионеров. Да, их перестали грабить на почте во время получения пенсии – но продолжают обжуливать на дому. На втором месте иностранные туристы – им достается как раз на улице. Причем угнетают не столько кражи (сейчас уже никто не носит с собой много наличности), сколько российская бюрократия. В консульстве, чтобы получить новый паспорт, требуется справка из полиции. Российскую полицию надо сначала застать на месте, потом – уговорить работать, потом молиться – чтобы справку они выписали без ошибок.

Распознать иностранных туристов в метро – очень легко, блокировать в толпе, чтобы без помех вытащить бумажник, – и того легче. Весной прошлого года в Петербурге произошла печальная история с горнолыжным тренером из Финляндии, который приехал в наш город изучать русский язык и стал жертвой карманников. По его словам, поразили его не воры, а лень и наглость петербургских правоохранителей. Финн прислал в редакцию «МР» трогательное в своей наивности письмо, в котором выражал недоумение: как это президент Путин не боится за свою безопасность – при такой-то полиции? 

Кстати, петербургские гиды, ориентированные на работу с европейским туристом, нелестно отзываются о пресловутом петербургском гостеприимстве. Говорят, что горожане с удовольствием показывают дорогу только если к ним, то есть к нам, обратятся на русском языке. 

Еще говорят, что петербургская полиция стала не то что бы мягче относиться к мигрантам – но уже не устраивает на них охоту, когда не хватает денег на пиво. Уж если кто и выиграл от повышения зарплат в силовых структурах, так это гастарбайтеры. Может быть, временно.

Кроме того, человеколюбие полицейские проявляют по отношению к лицам бомж.

«Вы спрашиваете, кому в Петербурге живется хуже всех? – говорит социолог Татьяна Протасенко. – Я считаю, что бездомным. Я иногда общаюсь с ними, потому что социологу без этого нельзя. Среди них есть такие, кого устраивает асоциальный образ жизни и другого не надо. Но большинство все-таки стало в свое время жертвами обмана.

У нас в городе одна ночлежка, и то я не уверена, что туда пускают всех. У нас в городе некуда сходить в туалет, потому что приличную публику еще могут со скрипом пустить в какое-нибудь кафе, а бомжа, естественно, не пустят. Самое печальное, что им негде помыться. Особенно зимой. В Лондоне есть свои бродяги, которые ночуют прямо на Оксфорд-стрит, у них там есть обжитые места – так вот, у них у всех чистые пятки. Настолько это непохоже на наших, что сразу бросилось в глаза.

Печально думать о том, что у людей дома свалена ненужная старая одежда, которую они вполне могли отдать волонтерам для раздачи бездомным. Но где они, те волонтеры?

А вот про гетто для инвалидов я бы не стала говорить. Ситуация улучшается: новые дома строят с пандусами, по городу ездят низкопольные автобусы, у современных трамваев есть выдвижная наклонная плита». В свою очередь депутат Законодательного собрания Борис Вишневский уверен: в городе ущемляются права инвалидов, и вот им-то в городе – тяжелее всех. «Лучше, чем в советские времена, но еще долго будет хуже, чем на Западе. Вторая уязвимая группа – молодые мамы с колясками. Раньше, то есть лет 20 назад, они не боялись оставить коляску у входа в магазин и простоять десять минут в очереди. Сейчас ни одна женщина такого, конечно, не сделает. А в метро, например, на станцию «Автово» - каково спускаться?»

Мария Скворцова – мама двоих детей, живет в центре. «Как ни странно, гуляя с коляской по улицам, которые представляют собой сплошной гололед, я чувствую себя уверенно, потому что могу немножко на эту коляску опереться, - говорит она. - Когда иду просто из магазина, с сумкой, мне страшно неудобно. Магазин, где продаются приличные овощи, кстати, далеко, так уж у нас в центре принято. Ездила бы на велосипеде туда (у меня когда-то был велосипед с корзинкой), но по нашей улице это невозможно, тут машины с трудом проезжают, и с велосипедом будет не разминуться. Поэтому хожу с коляской, но в магазин, полуподвальный, с ней не спуститься».

Велосипедистам нужны велодорожки, но у них, в отличие от других «ущемленных» категорий, есть возможность выбора. Так заявили и депутаты, и социологи. Пользование иным транспортом – помимо двухколесного – не лишает их социализации.

Отметим, что опрошенные «МР» эксперты, к которым хотя бы раз в несколько лет приезжают иностранные гости, отмечают, что у нас тяжело туристам. Мало туалетов в центре. Неудобное расписание автобусов – и неудобно оформленные остановки. Если на табличке с номером автобуса размечен маршрут – с перечислением всех остановок – значит, там почти наверняка не будет указано, когда придет автобус. Если маршрут временно отменен – об этом вообще не будет никакой информации. В метро появились надписи на латинице, теперь осталось дождаться, когда информация о ближайшей станции будет выводиться на «бегущую строку» в вагоне. Сейчас «строка» работает вхолостую. Наконец, город абсолютно не приспособлен для транзитных пассажиров. Полвека назад метростроители спроектировали первую линию метро так, чтобы она захватывала все городские вокзалы. Сейчас добавились Ладожский вокзал, морской, аэропорт – и все они разобщены. Автовокзал на Обводном канале находится в полутора кварталах от ближайшего метро. К морскому вокзалу можно подъехать лишь на маршрутке или троллейбусе. А потом идти от остановки еще метров двести. 

Еще в Петербурге ущемляют права геев – но об этом говорить как-то не принято. Говорят, что гомофобия может повлиять на туристические потоки, но непродуманная туристическая «логистика» влияет всё же сильнее.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 205

Все опросы…