Общество

Гомосексуальность при царе, при Сталине, в лихие 90-е: как государство сформировало образ «других»

21 февраля 2013 10:54 Подготовил Андрей Сошников
версия для печати
Даже при Сталине и при царе-батюшке у геев были места для встреч, своя субкультура и особый тип взаимоотношения с государством. Миф о патриархальной России, в которой до перестройки не существовало «других», а тема сексуальности воспринималась как табу, развенчивает сотрудник Центра независимых социологических исследований Александр Кондаков.
Гомосексуальность при царе, при Сталине, в лихие 90-е: как государство сформировало образ «других» Фото: flickr.com ( LaurPhil)/Дмитрий Кутиль
Государство с давних пор связывает сексуальность с понятием гражданства. В данном случае гражданство понимается не как закрепленный статус человека (какой у него паспорт), а как взаимодействие человека с государством по поводу прав. Государство может ущемить человека в правах, если его сексуальное поведение выходит за установленные рамки. Я заметил странную закономерность, которая особенно проявляется в современной ситуации: в государственном воображении гомосексуальность противоречит семье и деторождению. Поэтому гендерные режимы и семейная политика, что в России, что в Советском Союзе, непосредственно связаны с гомосексуальностью.
 
После 1917
 
Нужно представить себе атмосферу революционного романтизма, которая охватила огромные слои общества, прежде всего интеллектуалов. Осуществилась их давняя мечта, провозглашено самое справедливое государство в мире, установлена диктатура пролетариата. Началась политика дефамилизации – рушится традиционный семейный уклад, провозглашены сексуальное равенство и свободы, принято прогрессивное законодательство. Вместе с имперским кодексом отменено наказание за мужеложство (оно сохранилось лишь в некоторых республиках). Но бросается в глаза, что источником этой политики всегда выступало государство: большевики не спрашивали у народа, какой гендерный режим установить.
 
Другое дело, как осуществлялась новая политика на практике. Известны случаи, когда старые предрассудки всплывали в речах судей. И постепенно уничтожалась приватность – бараки и коммунальные квартиры все-таки не способствовали сексуальной свободе. Неожиданно инициированы исследования гомосексуальности. Известный социолог Игорь Кон цитирует неких Гельмана и Клячкина, которые опрашивали студентов в 20-е годы и нашли среди них двоих гомосексуалов. В советской деревне мужчинам было проще признать сексуальные контакты с животными, чем с другими мужчинами.
 
Совсем иначе сексуальные практики были организованы на Руси. В деревнях гомосексуальные отношения не считались чем-то зазорным, если мужчина, который инициировал половой акт, обладал определенным социальным статусом. В крестьянских артелях, на мельницах тот, кто главный, вполне мог иметь сексуальные контакты со своими подмастерьями. Для людей, переехавших из деревни в город, открыто говорить о своей гомосексуальности означало признать свой подчиненный статус. Поэтому-то Гельман и Клячкин нашли всего двух студентов-гомосексуалов. 
 
Сталинский и позднесоветский период
 
Ситуация кардинально меняется во второй половине 30-х. В Уголовный кодекс вернулась статья за добровольные сексуальные контакты между мужчинами. Максим Горький в советской прессе связывает гомосексуальность с фашизмом. Гендерные исследования прекращены и наступает период молчания на всех уровнях. Официальный дискурс избавлен от сексуальной тематики, поэтому люди, заставшие сталинскую эпоху, предпочитают не говорить не то что о гомосексуальности, а о сексуальности вообще.
 
Но ведь что-то все равно было. Еще в конце XIX века в российских городах сформировалась гомосексуальная субкультура. Оформились так называемые «плешки» (от памятника героям Плевны 1888 года в Москве), где собирались мужчины в поисках друга на ночь. Эти места сохранились вплоть до начала 90-х годов, а значит, они пережили Сталина! Кто-то ведь передавал информацию о «плешках» в 30-40-50-е годы. Главной «плешкой» Петербурга был Екатерининский («Катькин») сад, в Москве – Театральная площадь. Само понятие вошло в субкультурный жаргон: во Владивостоке «плешки» тоже назывались «плешками». 
 
Этот период сыграл ключевую роль в формировании шизофрении приватных и публичных пространств, когда поведение человека, скажем, на работе, не могло соответствовать его поведению на «плешке».
 
После смерти Сталина сексуальная сфера либерализовалась. Милиция составляла списки гомосексуалов, но статья Уголовного кодекса о мужеложстве использовалась как политическая. Для интимных практик появились удобные хрущевки, а Большая советская энциклопедия обогатилась аж двумя статьями – гомосексуализм (влечение к лицам своего пола) и мужеложство (половые сношения мужчин с мужчинами). Я опрашивал гомосексуалов, живших в советское время: некоторые из них не знали, что существовала статья за мужеложство и практически все отмечали, что у их партнеров были гетеросексуальные семьи.
 
90-е годы и консервативный откат
 
В 1993 году отменяется преследование за добровольные сексуальные контакты между мужчинами. Но куда больший эффект возымел свободный рынок – появились свободные газеты, клубы, каналы, которые по-разному интерпретировали гомосексуальность. С другой стороны, начала проговариваться и гомофобия. В действующем уголовном кодексе гомосексуальное изнасилование отделено от обычного изнасилования, хотя срок и состав преступления для них одинаковые. Законодатели просто не могут воспринимать эти сексуальности как равные. 

Доклад Александра Кондакова прозвучал в среду, 20 февраля, на социологическом факультете СПбГУ. Автор ссылался на работы социологов Елены Здравомысловой, Виктора Воронкова, Анны Демкиной, Игоря Кона и других. 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 292

Все опросы…